О долговременном дефиците демократии в политике Латвийского государства

4 мая этого года исполнилось 30 лет со дня принятия Декларации о восстановлении независимости Латвийской Республики. Декларация была принята 4 мая 1990 г. на первой сессии Верховного Совета Латвийской ССР, избранного на состоявшихся 18 марта 1990 г. последних в новейшей истории Латвии всеобщих выборах.

Идеологию Декларации определили взгляды радикальной части латышской эмиграции, обосновавшейся после 1940-го и 1944-1945 гг. в США, Канаде и других странах Запада. Эта часть латышской эмиграции унаследовала идеологию этнократического политического режима Карлиса Ульманиса (1934-1940) и латышского нацистского коллаборационизма периода гитлеровской оккупации Латвии (1941-1944-1945).

Декларация о независимости Латвийской Республики была принята без проведения всенародного референдума, т. е. в нарушение действующих Конституции Латвийской ССР и Конституции СССР. Кроме того, Верховный Совет, игнорируя Хельсинкский Заключительный акт СБСЕ 1975 г. и другие международные договора, подписанные в период с 1945-го по 1990-й год, объявил в Декларации о независимости о правовой непрерывности существования Латвийской Республики с 1918-го по 1990 г. и о якобы существовавшей оккупации Латвии Советским Союзом в 1940-1941 и 1945-1990 гг., что в корне противоречило действовавшему в 1990 году международному праву.

На основании данной Декларации все постоянные жители, которые поселились на территории Латвии после 17 июня 1940 г., а также их потомки (всего 893 412 человек или 34,28% избирателей), постановлением Верховного Совета от 15 октября 1991 г. были лишены права автоматически получить гражданство Латвийской Республики в соответствии с международно признанным правом оптации.

И это при том, что факт оккупации Латвии на уровне международного права не признан до настоящего времени, а само Латвийское государство после 1991 года отказалось требовать признания этого факта в ООН.

После 18 марта 1990 года ни одни выборы в Латвийской Республике, будь то выборы в местные органы власти, в национальный парламент или (после 2004 года) в Европейский парламент больше не являлись всеобщими и честными, и по этой причине ни один орган власти Латвийской Республики не может претендовать на демократическую легитимность.

Парламентская Ассамблея ОБСЕ, оценивая состоявшиеся в 2002 году очередные выборы сейма Латвийской Республики, сделала вывод, что в Латвии из-за существования института массового безгражданства сформировался долговременный дефицит демократии1.

Ныне существующее Латвийское государство, реализующее курс на построение так называемой «латышской Латвии», грубо попирает права национальных меньшинств на сохранение своей национально-культурной идентичности.

Серьёзную озабоченность вызывает и политика государства по формированию новой политики исторической памяти, главной целью которой является политическая реабилитация авторитарного и этнократического режима Карлиса Ульманиса (1934–1940), нацистских коллаборационистов периода гитлеровской оккупации Латвии (1941–1945), что неизбежно влечет за собой оправдание нацизма, и очернение истории пребывания Латвии в составе СССР (1940–1941, 1944–1945 – 1990).

Латвийское государство должно незамедлительно и без всяких условий ликвидировать институт массового безгражданства и провести первые после 18 марта 1990 года выборы в органы власти на основе всеобщего избирательного права, а также отменить все законодательные акты, направленные на ограничение прав и свобод всех жителей Латвийской Республики, включая права и свободы национальных меньшинств.

Из Декларации о восстановлении независимости Латвийской Республики должны быть убраны упоминания о якобы существовавших непрерывности Латвийского государства де-юре и об оккупации Советским Союзом, как не признанные на уровне международного права до настоящего времени.

Примечание

1 Parliamentary Assembly. Report of the Ad Hoc Committee for the Observation of the Parliamentary Elections in Latvia (5 October 2002). Doc. 9621 Addendum III (revised, English only). 8 November 2002.