130-й стрелковый корпус у памятника Свободы

Летом 1944 года на базе двух национальных дивизий советское командование сформировало 130-й Латышский стрелковый корпус. Впоследствии он принял участие в освобождении Латвии и внес значительный вклад в разгром нацизма.

130-й Латышский стрелковый корпус, награжденный впоследствии Орденом Суворова, официально был сформирован 5 июня 1944 года. Однако история победоносного корпуса, прошедшего путь от Москвы до Риги, началась еще в августе 1941 года, когда была создана 201-ая Латвийская стрелковая дивизия (в большинстве документов она именовалась латвийской, но иногда ее называли латышской. Терминология так и не устоялась – прим. Baltnews).

Она фактически заменила 24-й Латышский территориальный стрелковый корпус, расформированный 16 августа из-за высоких потерь и массового дезертирства военнослужащих-латышей. Примечательно, что большинство солдат 201-й дивизии были бывшими гражданами Латвии, и 51% из них были этническими латышами.

Война на территории РСФСР

До конца 1941 года Красная армия последовательно отступала, оставляя немцам город за городом. Казалось, что Москва вот-вот будет захвачена гитлеровцами. Однако ситуация изменилась в начале декабря, когда советские войска перешли в решительное контрнаступление. 19 декабря 201-ую Латвийскую стрелковую дивизию направили на фронт в районе Наро-Фоминска, где она практически месяц вела тяжелые бои. Цифры говорят сами за себя: к середине января 1942 года дивизия потеряла до 55% личного состава.

Контрнаступление советских войск в битве под Москвой 5 декабря 1941 года.

ria.ru
Контрнаступление советских войск в битве под Москвой 5 декабря 1941 года.

В советской Латвии этот эпизод был широко известен, рассказывает рижский краевед, председатель культурно-исторического общества «Рутения» Александр Ржавин:

«Все вспоминали бои под Москвой. В советское время это получалось идеологически красиво. В Латвии очень много говорили о красных латышских стрелках и, конечно, не могли забыть, что под Ригой, еще будучи царскими стрелками, они воевали плечом к плечу с сибирскими стрелками. Под Москвой получилась такая же история. Как известно, туда было подтянуто много резервных частей, в том числе из Сибири, и получилось так, что картина повторялась: латышские стрелки вместе с сибирскими стрелками вновь воевали бок о бок с общим врагом». 

13 февраля 1942 года 201-я Латвийская стрелковая дивизия после пополнения (теперь бывшими гражданами Латвии являлось 60% личного состава) заняла боевые позиции на фронте в районе города Демьянск (Новгородская область). В октябре того же года она получила статус гвардейской и стала наименоваться 43-й гвардейской стрелковой дивизией.

В последующем бойцы дивизии участвовали в наступательных боях на Северо-Западном фронте, в сражениях в районе Старой Руссы (Новгородская область), а также в наступлении Ленинградского, Волховского и 2-го Прибалтийского фронтов в январе 1944 года.

Советские воины во время отдыха. Район Старой Руссы (Новгородская область). Великая Отечественная война 1941-1945 годов.

РИА Новости
Советские воины во время отдыха. Район Старой Руссы (Новгородская область). Великая Отечественная война 1941-1945 годов.

Битва за Латвию

В преддверии боев за освобождение Латвии в мае 1944 года было принято решение о формировании 130-го Латышского стрелкового корпуса. Его управление создавалось на базе 43-й гвардейской и 308-й Латышской стрелковой дивизии, формирование которой закончилось в начале июля.

47,8% воинов нового соединения составляли русские, 36,3% – латыши, 7,8% – евреи, свыше 2% – украинцы, около 1% – белорусы и 5% – другие национальности. Примечательно, что к весне 1945 года его состав значительно изменился: 83,4% были латышами, 8,7% – русские и 5,6% – евреи.

18 июля части 130-го корпуса, входившего в состав 22 армии 2-ого Прибалтийского фронта, удостоились чести первыми вступить на территорию Латвии.

«Латышский народ радостно встречал своих освободителей», – вспоминаетв своих мемуарах начальник штаба 2-го Прибалтийского фронта, генерал-полковник Леонид Сандалов. «Вдоль дорог, по которым проходили части Красной армии, собирались местные жители. Они обнимали советских солдат, как родных братьев, вернувшихся после долгой разлуки. Местное население помогало своим освободителям, указывая, где расположены укрепления врага, минные поля, доставляя боеприпасы, участвуя в наведении мостов и восстановлении дорог. Каждый хотел хоть чем-нибудь отблагодарить своих спасителей».

В июле – августе 1944 года 130-й Латышский стрелковый корпус вел боевые действия в Восточной Латвии – Латгалии. Солдаты корпуса особенно отличились при форсировании реки Айвиексте и захвате важного железнодорожного узла города Крустпилс.

Как отмечал генерал-полковник Сандалов, львиная доля успеха операции принадлежала 130-му стрелковому корпусу:

«За 20 часов части латышского корпуса прошли с боями около 25 километров, нанесли огромный урон врагу, освободили вместе с другими войсками 22-й армии Крустпилс, уничтожили свыше 2 тысяч гитлеровцев, захватили много пленных и богатые трофеи. В этой операции воины соединения показали себя достойными преемниками славы легендарных латышских стрелков времен гражданской войны».

В октябре 1944 года корпус отличился в боях за освобождение Риги. Командующий 2-м Прибалтийским фронтом генерал армии Андрей Еременко вспоминал:

«В Рижской операции активное участие приняла также 22-я армия. С 1 по 5 октября ее соединения получили новую полосу действий и сразу же начали неотступное преследование врага на южном берегу Даугавы. Воины 130-го латышского стрелкового корпуса сыграли выдающуюся роль в освобождении столицы Латвийской ССР».

Командующий 2-го Прибалтийского фронта, генерал армии Андрей Еременко обходит строй воинов, награжденных боевыми орденами,август 1944 год

РИА Новости
Командующий 2-го Прибалтийского фронта, генерал армии Андрей Еременко обходит строй воинов, награжденных боевыми орденами,август 1944 год

15 октября солдаты корпуса, восторженно встреченные рижанами, с оркестром и развернутыми боевыми знаменами торжественно вошли в Ригу. Местные встречали их с благодарностями и цветами.

Однако на этом освобождение Латвии не закончилось. С конца декабря 1944 года бойцы 130-го Латышского стрелкового корпуса приняли участие в боях в Курляндии – в Джукстенской и Салдусской операциях. Из-за жесткого сопротивления солдат Курляндской группировки латвийцы терпели большие потери, и 23 марта 1945 года корпус был даже отведен в тыл.

Тем не менее 9–12 мая солдаты латышского корпуса участвовали в разоружении базировавшихся в Курляндии 24-й саксонской пехотной дивизии вермахта и 19-й Латвийской гренадерской дивизии войск СС. Спустя несколько недель, 22 мая, 130-й Латышский стрелковый корпус выступил в Ригу.

По словам латвийского историка Игоря Гусева, 130-й корпус сыграл важнейшую роль в освобождении Латвии.

«Во-первых, он действовал как активная боевая единица. Латышские солдаты были прекрасными бойцами, потому что они были ответственными, мотивированными и дисциплинированными воинами. Во-вторых, они играли важную политическую роль: латышский стрелковый корпус освобождал Латвию», – отмечает он. 

Колонна советских танков проходит по улицам освобожденной Риги, 1944 год

РИА Новости
Колонна советских танков проходит по улицам освобожденной Риги, 1944 год

Неудобные воспоминания

Однако, несмотря на неоспоримый вклад 130-го корпуса в освобождение республики, ветеранов соединения не принято чествовать в современной Латвии, отмечает краевед Александр Ржавин.

«Сейчас, конечно, про 130-й корпус мало что известно, поскольку про него не говорят. Несмотря на заявления, что в Латвии одинаково относятся к латвийцам, «вынужденным служить под чужими знаменами», практика показывает, что сейчас власти предпочитают рассказывать только о тех латышах, которые воевали в легионе СС или частях вермахта, и не любят вспоминать о латвийцах, воевавших в рядах Красной армии», – констатирует он.

Для официальных властей они не герои, потому что находились в рядах одной из «оккупационных» армий. Их существование пытаются замалчивать, поясняет историк.

Власти Латвии, активно культивирующие миф о «советской оккупации», поддерживают бывших легионеров Ваффен СС и не препятствуют проведению ежегодного марша ветеранов-эсесовцев.

Экс-глава общества ветеранов 130-го Латышского стрелкового корпуса Альберт Паже жаловался на отсутствие материальной помощи со стороны государства:

«Многие доживают свою жизнь в полной нищете. Наши однополчане, живущие в Германии, Америке, Израиле, получают поддержку от своих стран. Даже Литва хотя бы одинаково ценит советских ветеранов и легионеров, но мы на все свои многочисленные обращения всегда получаем от латвийского правительства одно: признание нашего вклада в разгром фашизма. Как будто мы сами не знаем о своем вкладе, но пособие выплачивают так называемым национальным партизанам, а не нам. Нас упрекают: они присягали Гитлеру, а вы – Сталину».

Героизируя пособников Гитлера, власти Латвии предпочли не замечать латвийцев, воевавших на стороне СССР. Однако настало время вспомнить и об истинных героях Второй мировой войны, сражавшихся с нацизмом за свободу своей республики. Но кажется, что Рига все равно собирается следовать прежней идеологии и игнорировать граждан собственной страны, считая не достойным признавать их заслуги перед Отечеством. 

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.