Ознакомился с решением суда о том, что перевод частных вузов только на латышский язык не соответствует конституции. Решение у многих вызвало радость, однако, на мой взгляд, повод для радости не очень весомый. Ситуация весьма двойственная. Суд вовсе не помудрел и не встал на сторону угнетённых и притеснённых русских. Суд всего лишь деликатно скорректировал стратегию правительства на облатышивание отдельной элитной ветви образования. Своим решением суд хочет сказать буквально следующее: не смейте трогать статусные частные высшие школы, где преподавание ведётся на английском и других цивилизованных языках. Заодно — так и быть — позволим существовать и вузам, которые реализуют образовательные программы на русском. Проще говоря, суд отступил перед лоббистским натиском организованного бизнеса, но ни словом, ни делом не защитил детей — школьников и дошкольников — то есть будущее страны. С предпринимателей, вписанных в систему высокостатусных англосаксонских «хай-скулз» и делающих весомые налоговые отчисления, пылинки сдувать можно и нужно, а школьники пусть себе мучаются.

Это и есть соросизм чистой воды, точнее, самой грязной и мутной воды. Заметьте, как часто и многословно в последнее время на латышских новостных порталах, в государственном телепространстве, на страницах местных журналов ведутся псевдоглубокомысленные разговоры о зелёном образе жизни и секс-меньшинственных правах, а заодно и о легализации тех или иных видов наркотических веществ. Навязчиво и громко. Это всё набор соросистских идеологем, которые плотным грязевым ливнем обрушился на головы обывательствующей латвийской публики после выборов 2018 года. Теперь и за вузы замолвили словечко. Вот ведь молодцы, вот ведь, уважают.

А русские школы и русские детские сады (неважно, какие они, частные или государственные) априори попали под жёсткий национал-сегрегационный каток, и ни один судья за них не будет вступаться. Вопрос русских школ решён — хладнокровно скажет любой этночиновник и не будет возвращаться к этому вопросу. Оставь надежду всяк. Меньше русских школ — меньше угрозы собственной власти в долгосрочной перспективе, потому что необразованный, половинчато мыслящий безынициативный ассимилянт, отдающий отчёт в собственной культурно-социальной третьесортности, не будет представлять опасность для национал-бюрократического государства. А желательно, чтобы их вообще через полдесятка лет не было. А если начистоту — то хорошо бы вообще все школы взять и отменить. В смысле классическую советскую школу, просвещающую и вдохновляющую: вместо неё предложить суррогатный субпродукт, где тебя будут учить только тому, что тебе в жизни пригодится. Оно и верно: рабу на немецких плантациях не нужна химия, ядерная физика и информационные технологии. Ему нужна ловкость рук, которую можно развить лепкой фигурок из пластилина. Это порочный идеал тех, кому судьба дала властвовать на этой конкретной территории. Кто вырастает в результате такого подхода — внимание за океан.

Кстати, раз уж упомянул США. В центре нашей Риги аккурат у Памятника свободы прошла заранее заготовленная акция. Полтора десятка молодых людей вышли с плакатами «Расизм есть также и в Латвии» и политкорректно преклонили правильно колено в соответствии с педантично расписанным церемониалом. Вот ведь у соросистов организация — пришла разнарядка — и сразу все как миленькие подготовили нужные плакаты и привели в порядок колени. Давеча по государственному телеканалу выступил какой-то негр (на самом деле для меня он «какой-то негр», потому что я его не знаю) и с поучительно-воспитательной интонацией заявил, что «люди могут утверждать, что они не расисты, но их слова и дела свидетельствуют об обратном». Всё ложится в струю. Уверен, что латвийские власти втайне молятся на смену власти в США как можно скорее и быстрее. При тех хозяевах всё было чётко и понятно, а этот какой-то странный: мол, сделай Америку снова великой. Да кому она нужна, эта Америка.

Кстати, пока суд обслуживал интересы привилегированных бизнес-корпораций, парламентская комиссия концептуально одобрила запрет на Георгиевские ленточки, а сейм проголосовал за существенное сокращение русского вещания. Процесс идёт, господа присяжные заседатели. Идёт в конкретно заданном направлении.