РИГА, 12 мар — Sputnik, Владимир Дорофеев. 

Сегодня, 12 марта, у организатора тотального диктанта в Латвии, члена правления Русского союза Латвии Александра Филея состоялись два важных мероприятия: одно — посвящено рекламе «Тотального диктанта», второе — суд.

Против Филея ранее завели уголовное дело по статье 74 прим Уголовного закона — «оправдание геноцида, преступления против человечности, преступления против мира и военного преступления». Повод — публикация на личной странице в Facebook с поздравлением «всех причастных с 17 июня».

По подобной статье в 2013 году в Литве был осужден политзаключенный Альгирдас Палецкис. Его в 2013 году наказали на сумму 10 тысяч 400 литов, которые помогла собрать общественность.

В Латвии же первая попытка применить эту статью не прошла. В 2014 году юрист Илларион Гирс опубликовал статью «Гражданским неповиновением по неонацлатышской догме», а потом сам написал «явку с безвинной» и отнес ее в генеральную прокуратуру. В результате у Гирса прошли обыски, к нему применялись и другие меры, но доказать его вину в суде так не удалось.

Поводом для начала процесса против Филея тоже стала статья, которую он опубликовал на своей странице в Facebook. И по итогам этого судебного процесса станет понятно, может ли латвийский учитель отстоять свое право на выражение собственного мнения по поводу исторических событий так же, как и латвийский юрист.

Депутат Сейма Андрей Юдин, принявший активное участие в этом законотворчестве, стремился доказать что «свобода слова не может быть абсолютной». Кроме того, в одной из самых популярных публикаций на эту тему, Юдин говорил следующее: «Есть факт: Латвия не вступала в Советский Союз добровольно. То, что произошло – произошло не по воле латвийского народа. И вот, если кто-то будет отрицать этот факт, иронизировать, прославлять, то в этом случае возможна ответственность. И здесь уже не будет важно, какими словами человек это говорит».

Тем не менее, решение суда по Гирсу свидетельствует о том, что норма как минимум может обсуждаться.

Оккупации не было

Сам Филей никакой вины за собой не признает. Оккупация, отмечает он, это когда происходит война, и одна страна завоевывает другую. В интервью Sputnik ЛатвияФилей буквально разложил все по полочкам.

«Когда советские войска входили в Латвию, латвийская армия не сопротивлялась этому, и все было при одобрении президента Латвии Улманиса, который будучи официальным представителем Латвии, не высказал никакого протеста, а даже наоборот. Войска входили по совместному плану полковника латвийской армии Оскара Удентиньша и советского генерала Дмитрия Павлова. Армии стран друг с другом не воевали, значительная часть латвийской армии после присоединения Латвии еще в мирное время влилась в состав кадровых частей Красной армии», — поясняет Филей.

Более того, он отмечает, что в 1940 году против советских войск не выступили даже те, кого сегодня называют «борцами с советским режимом», или «нацистскими карателями» — то есть добровольцы полицейских батальонов, совершившие массу военных преступлений на территории Латвии, во время нацистской оккупации.

Филей подчеркивает, что жители многих латвийских поселков не только встречали цветами советские танки, но и сами участвовали в организации выборов в советские органы власти и становились представителями этой власти. Сам Улманис после присоединения стал советским функционером и даже был направлен в Украину.

Впрочем, перед самой войной его сослали как политически неблагонадежного в Среднюю Азию. По тем временам эта была в отличие от Сибири относительно мягкая ссылка, отмечает Филей. Но Улманису в ней фатально не повезло — он умер от дизентерии.

Присоединение Латвии к Советскому Союзу долгое время в международной практике не называли оккупацией. Первыми, кто стал говорить о «советской оккупации», были идеологи нацистской оккупации в Латвии. Это произошло в 1942-1943 году.

«Как не удивительно, но тезисы нацистов, которые они и сами признавали спорными, сегодня преподносятся как абсолютная истина. Но установление советской власти в 1940-м году было бескровным, при активном участии латвийского народа, и по согласию с руководством Латвийской Республики, видевшим вступление в Советский Союз вынужденной мерой, дабы не допустить завоевание Латвии нацисткой Германией. Войны между народами Латвии и СССР не было, следовательно, термин «оккупация» не отражает то, что происходило в этот период», – заключает Филей.

Несвобода слова

Напомним, что поводом для обвинений в адрес Филея стала его публикация на личной странице в Facebook, где он поздравлял латвийцев с очередной годовщиной ввода Красной армии на территорию Латвии 17 июля.

«Ровно семьдесят девять лет назад в Латвию, погруженную в диктаторской режим, который строился на принципах свирепого национализма, был введен ограниченный контингент Красной армии. Этот акт привел к скорому установлению советской власти», — писал Филей в своем личном профиле в соцсети.

Этот пост привлек внимание «неравнодушных» граждан, которые тут же «настучали» в Службу госбезопасности Латвии. А там уже разглядели «оправдание геноцида, преступления против человечности, преступления против мира и военного преступления» — как раз ту самую статью 74 прим. В более развернутой формулировке кроме «оправдания» указаны такие грехи, как «публичное прославление», «отрицание» и «грубое пренебрежение».

Наказание по этой статье предусматривает лишение свободы сроком до пяти лет, кратковременное лишение свободы, принудительные работы или денежный штраф.

Читать далее: https://lv.sputniknews.ru/Latvia/20200312/13364703/Aleksandr-Filey-Tezisy-natsistov-Latviya-teper-vydaet-za-absolyutnuyu-istinu.html