«О предложении коалиции со следующего года все предметы в средней школе изучать только на латышском, сохранив для школьников из нацменьшинств на родном языке только уроки литературы и предметы, связанные с культурой и историей, нужно серьезно, профессионально (!) и развернуто дискутировать, – пишет Виктор Авотиньш в «Неаткариге».

Но прежде я хотел бы видеть список конкретных (!) научных исследований, которые обосновывают пользу этой идеи для детей и гарантируют ее качество. Так как мне недоступна научная база идеи, я считаю, что и министерство образования пока оперирует только на допущениями и желаниями, а не научными аргументами.

Можете ругать меня, но я считаю: политические спекуляции на национальности ребенка недопустимы. Нам, взрослым, нужно заботиться о том, чтобы ребёнок рос и становился взрослым в максимально подходящих условиях, по возможности развивая свои способности.

Изучив все, что сейчас доступно в связи с предложением коалиции, я склоняюсь к мысли, что главное в нем – не профессионализм и настоящая забота о латышском языке, а стремление по возможности сохранить двухобщинное общество и определенный уровень конфронтации между общинами. Пока именно эта поляризация, эта защита интересов «своей общины» была главным залогом получения власти как для правящих партий («Единство», Нацблок и т.д.), так и для оппозиции («Согласие», Союз русских Латвии). Соглашусь с Робертом Килисом, сказвшим, что «предложение министерство образования – это решение проблемы 25-летней давности, а не идея, направленная в будущее. Это типичная политическая близорукость».

Добавлю только, что уже в который раз квалифицированный подход к этой теме с привлечением всех заинтересованных сторон в интересах государства, подменяется политическими желаниями. На мой взгляд, изучение латышского языка в школах нацменьшинств в объеме тех или иных предметов могло стать для всех (!) само собой разумеющимся еще в середине 1990-х. Если бы наши отношения вместо приемов, применяемых политиканами, строились по-человечески.

Я понял это на своем опыте. Я помогал многим простым людям в своему окружении (дворникам, продавцам газет, таксистам, пенсионерам…) освоить латышский язык. И они с радостью говорили со мной по-латышски, так же, как я с радостью говорил с ними по-русски. Но я видел, что есть латыши, с кем они принципиально на латышском не говорили. Потому что не хотели терпеть отношение, которое отправляло их подальше – в другое время, в другую страну. Которое их демонизировало.

В ходе прошлогоднего исследования Министерства культуры людям задавали вопрос о чувстве принадлежности к Латвии, 83% представителя нацменьшинств ответили, что оно очень крепкое (то же самое сказали 84% латышей). Не означает ли это, что к этому большинству (!) нужно было относиться в соответствии с тем, как они воспринимают нашу страну?

Интересно, почему их привлечение не важно правящим партиям? Почему выгоднее вытеснять их из политики, толкать в сторону России? Или те политики, которые позаботились, чтобы масса латышей покинула свою родину, надеются оправдаться за это, заставив русских детей в приказном порядке заставят учиться на латышском?

Я не говорю о школах и объеме изучения латышского языка. Я приму любой профессионально всесторонне обоснованный, деполитизированный, очищенный от партийной глупости проект, который гарантирует качественное образование детям всех национальностей и позаботится о внутреннем сплочении общества. К сожалению, пока что я такого уровня в предложении министерства не вижу. Политизированными директивами его не достигнуть.

Нет сомнений – всем надо знать госязык. Мне кажется, что как минимум упомянутым 83% это само собой понятно. Но несмотря на всяческие красивые планы «интеграции», похоже, что это не выгодно (особенно перед очередными выборами) понимать самому Сейму.

http://vesti.lv/statjja/politika/2018/03/21/avotinshdemoniziruyte-russkih-i-oni-principialno-ne-budut-govorit-po-latyshski