Традиция перезахоранивать найденные за год останки бойцов Красной армии накануне Дня Победы будет прервана впервые за 20 лет, рассказали члены латвийского поискового отряда «Легенда». Причина – ограничительные меры, принятые из-за распространения коронавируса.

 

РИГА, 14 апреля 2020 — Sputnik, Алексей Стефанов. 

С поисковиками из старейшего латвийского отряда «Легенда» корреспонденту Sputnik Латвия удалось встретиться незадолго до объявления карантина и перекрытия границ, а сейчас выяснилось, что вирус внес коррективы и в планы по перезахоронению останков солдат. Впервые за двадцать лет накануне 9 мая на Братском кладбище в Ропажи, где обычно хоронят героев-красноармейцев, будет царить тишина. 

Безымянные герои

С началом режима самоизоляции у членов поискового отряда «Легенда» изменилось многое, но только не привычка каждые выходные выезжать в леса и поля Латвии на поиски солдат, погибших в последних двух мировых войнах. Разве что теперь поисковики выдвигаются компактными группами и без иностранных коллег, которые еще совсем недавно приезжали на совместные экспедиции из России, Нидерландов, Швеции, Великобритании, США, Новой Зеландии, Германии.

«А как иначе — это же образ жизни, мы больше двадцати лет этим занимаемся и по-другому уже не можем, — поясняет заместитель руководителя «Легенды» Виктор Лелис. — Да и нет в лесу вируса, его в городе быстрее можно поймать. Но о мерах безопасности мы все равно не забываем».

Заместитель руководителя латвийского поискового отряда «Легенда» Виктор Лелис
© SPUTNIK / SERGEY MELKONOV
Заместитель руководителя латвийского поискового отряда «Легенда» Виктор Лелис

Именно в эти карантинные дни с поисковиками связался владелец лесного участка под Балдоне – при вырубке старых деревьев и посадке нового леса он обнаружил истлевшие ботинки советского образца.

«Под огромным пнем нашли останки бойца. Ботинки и многое другое указывало на то, что это советский солдат, но он лежал не в том месте, где погиб. Очевидно, лет десять назад его переложили туда черные копатели, а вот где обнаружили изначально, мы не смогли определить. Останки, похоже, были «верховые» — его не похоронили ни во временной могиле, ни в братской. Скорее всего, солдат погиб на подходах к господствующей высоте, которую держали немцы в боях за Ригу осенью 1944 года и был забыт или не замечен», — рассказал Виктор Лелис.

Член поискового отряда Легенда Виктор Лелис во время раскопок
© SPUTNIK / SERGEY MELKONOV
Член поискового отряда «Легенда» Виктор Лелис во время раскопок
 

Установить имя бойца не удалось – если и были при нем награды, то его обобрали черные копатели. И таких историй в копилке поисковиков очень много. Опознать найденных героев удается нечасто, даже если поисковики из «Легенды» первыми находят останки. Месяц назад там же между Балдоне и Даугмале буквально в двадцати метрах от дороги нашли еще одного «верхового» бойца, предположительно сержанта Красной армии. Его останки зацепили плугом.

«По экипировке понимали, что солдат воевал довольно долго — у него был планшет, компас, немецкие фляга, бритвенный станок, лезвия. Но обнаружили только знак «Гвардия», медалей не было. Бумаги в планшете тоже истлели и не читались. В таких случаях мы бессильны», — разводит руками Лелис.

По стопам пропавшего деда

Членам поискового отряда «Легенда» часто звонят и коллеги из других организаций, бывает, и серые копатели сообщают, что нашли бойцов. Приглашают на место либо сразу привозят останки на базу. Но поисковики из «Легенды» отношения поддерживают только с теми, кто уважительно относится к останкам солдат. Если, как говорят члены «Легенды», они приезжают, а «кости веером» – с такими дел не имеют. С другими отрядами у них неформальный договор – «железо ваше, а солдата дайте нам собрать».

«Чтобы мы не упустили малейших возможностей идентификации. И нам обычно идут навстречу. У нас стандарты – все, что найдено при солдате, отправляется вместе с ним в могилу, кроме наград – их сдаем либо в музей, либо передаем родственникам. Если их удается найти», — дополняет слова коллеги руководитель поискового отряда «Легенда» Талис Эшмитс.

Руководитель поискового отряда Легенда Талис Эшмитс
© SPUTNIK / SERGEY MELKONOV
Руководитель поискового отряда «Легенда» Талис Эшмитс
 

И приводит самый яркий пример. Несколько лет назад в Салдусском районе были обнаружены останки гвардии майора, начальника штаба 327-го отдельного батальона 255-й Краснознаменной Таманской отдельной морской стрелковой бригады Хажбекира Настаева. Уроженец балкарского селения Кашхатау Кабардино-Балкарской АССР воевал на советско-финской войне, прошел всю Великую Отечественную и погиб за три месяца до ее окончания. То, что тело офицера находится в Латвии, — было известно, но нашли его только в 21-м веке.

Опознали Настаева по ордену Отечественной войны II степени. Поисковики отыскали его родственников, оказалось, что внук Сергей пошел по стопам деда, стал майором, воевал в горячих точках. Но ему отдали только награду, так как Хажбекир Настаев лежал в общей могиле с другими бойцами Красной армии, разделить кости было невозможно, а значит, и похоронить на родине тоже. Поэтому в присутствии Сергея его захоронили на Братском кладбище в Ропажи. Сами балкарцы Хажбекира Настаева и раньше не забывали – его именем названа улица в родном поселке в России.

Без мистики никуда

«Мы никогда не видели разницы между солдатами, которые погибли в разное время на территории Латвии, исходим из гуманистических соображений. Поднимаем солдат Первой и Второй мировой войны, в том числе немецких. Бойцов Русской императорской армии и красноармейцев перезахораниваем сами с воинскими почестями. Советских солдат в основном в Ропажи — как раз накануне Дня Победы.

Немцев отдаем представителям Народного союза Германии по уходу за военными захоронениями (Volksbund Deutsche Kriegsgräberfürsorge). Они в Латвии построили три больших кладбища – в Риге, Даугавпилсе и Салдусе и хоронят останки своих солдат там — чисто технически без каких-либо официальных мероприятий», — поясняет Виктор Лелис.

Иногда могилы удается найти совершенно мистическим образом. К поисковикам обратилась пожилая женщина – не могла спокойно спать в доме, утверждала, что во дворе кто-то похоронен. Ей никто не верил, пока не приехали поисковики из «Легенды». Перекопав сад, они и вправду нашли останки солдата.

Медаль За отвагу удалось обнаружить во время поисковых работ
© SPUTNIK / SERGEY MELKONOV
Медаль «За отвагу» удалось обнаружить во время поисковых работ
 

Есть в отряде поисковик Владислав Чистяков с уникальными способностями. Никто из коллег не может объяснить, как ему удается находить забытые всеми могилы солдат. По его словам, просто чувствует места захоронений, часто видит их во сне. Причем четко – асфальтированную дорогу, горку или овраг, самих солдат. А потом берет карту, прикидывает, что именно ему привиделось, приезжает на место, берет большой щуп, а дальше по наитию начинает зондировать почву. И обязательно натыкается на кости, лежащие на большой глубине. Там где ни один металлоискатель их не возьмет. И так с 90-х годов, когда пришел в отряд.

Ради общей памяти и дружбы

Талис Эшмитс создал поисковый отряд «Легенда» в 1994 году, когда российская армия только ушла из Латвии, а международный договор о сохранении, уходе и благоустройстве мемориальных сооружений едва вступил в силу, и было непонятно, как он будет работать.

Был момент, когда власти Латвии слишком пристально стали следить за деятельностью энтузиастов из «Легенды», особое рвение проявлял специальный отдел при прокуратуре, но со временем от них отстали.

«Мы не лезем в политику, привозим из экспедиций по России останки бойцов латышского легиона СС, а найденное оружие и снаряды сразу же сдаем – к нам не за что цепляться», — говорят поисковики.

Поисковый отряд Легенда
© SPUTNIK / SERGEY MELKONOV
Поисковый отряд «Легенда»
 

Как-то на «Легенду» вышла правнучка рядового 65-й гвардейской дивизии Михаила Петровича Головенко, Юлия, и попросила найти его место захоронения. По архивным документам удалось установить, что он погиб 17 сентября 1944 года и первичное захоронение может находиться возле хутора Лациши. Но без особой конкретики. И вот недавно она вместе с мужем Александром приехала в Латвию, чтобы лично принять участие в экспедиции по поиску останков прадеда.

Перед этим Олег Уторов просмотрел списки похоронных команд тех лет и, работая с картами, пришел к выводу, что только один дом, возле которого может быть могила Михаила Головенко, попадает под это описание.

«Мы приехали к хозяину хутора. Он оказался понимающим человеком, очень обрадовался, что прибыли люди из России, тепло отзывался о стране, и даже предложил ребятам у себя остановиться. В течение нескольких дней мы изучали окрестности: побывали на местном братском кладбище, там похоронено 6 тысяч человек. Но прадеда Юли среди них не оказалось. Пришли к выводу, что он остался лежать в одиночной забытой могиле, обследовали всю местность щупами, но, к сожалению, ничего не нашли», — рассказал Олег Уторов.

По словам поисковика, ради такой помощи, человеческого общения и общей памяти о предках отряд и продолжает свою деятельность.

  • Церемония захоронения останков советских воинов на братском кладбище в Ропажи
  • Церемония захоронения останков советских воинов на братском кладбище в Ропажи
  • Посол России в Латвии Евгений Лукьянов на церемонии захоронения останков советских воинов на братском кладбище в Ропажи
  • Церемония захоронения останков советских воинов на братском кладбище в Ропажи
  • Регина Лочмеле-Лунева на церемонии захоронения останков советских воинов на братском кладбище в Ропажи
  • Церемония захоронения останков советских воинов на братском кладбище в Ропажи
  • Послы Азербайджана, Беларуси и России приняли участие в церемонии захоронения останков советских воинов на братском кладбище в Ропажи
1 / 7
© SPUTNIK / SERGEY MELKONOV
Церемония захоронения останков советских воинов на братском кладбище в Ропажи
 
https://m.lv.sputniknews.ru/Latvia/20200415/13564995/Pochemu-uvolilas-rukovoditel-aeroporta-Riga.html