Здание рижской городской думы (архивное фото)
Image captionПосле ухода Нила Ушакова в Рижской думе начались смутные времена

29 августа в Риге прошли внеочередные выборы, вместе с которыми закончилась эра правления Нила Ушакова и его партии «Согласие». Впервые за 10 лет в коалиции не будет ни одной «русской» партии, а у русских политиков не будет ни одной заметной должности.

Так называемая русская партия «Согласие» руководила Ригой с 2009 года. На выборах в 2020 году она получила 12 мест из 60. Их бывшим партнерам по коалиции — партии «Честь служить Риге» — досталось пять мест. В сумме — 17, то есть в два раза меньше, чем в 2017 (32 места), 2013 (39 мест) и в 2009 (38 мест) годах.

Выборы выиграл либеральный список партий «За развитие/За!» и «Прогрессивные» (18 мест). Министр от партии «За развитие/За!» Юрис Пуце весной отстранил экс-мэра Нила Ушакова от должности мэра. Теперь представители этой партии объявили о создании рижской коалиции, куда не войдут ни «Согласие», ни другие русские партии.

Зато туда войдет «Национальное объединение», которое годами шло на столичные выборы с лозунгом «Сделаем Ригу латышской». В 2020 году у политиков действительно получилось сделать если не Ригу, то как минимум ее политическое руководство не русским. Вопрос — почему именно сейчас.

Рига — последний бастион

Так называемая русская партия «Согласие» — самая большая и самая богатая партия в стране, она выиграла последние национальные выборы и получает максимальное финансирование из госбюджета, которое зависит от количества проголосовавших.

Партия приходит первой на национальных выборах с 2011 года, но еще никогда не была в правящей коалиции парламента. Так называемые латышские партии традиционно критикуют «Согласие» за лояльность к русскому языку и русским избирателям, а также за договор о сотрудничестве с «Единой Россией».

Зато в Риге «Согласие» было у власти на протяжении 11 лет, а мэр города Нил Ушаков долгие годы оставался самым популярным латвийским политиком не только в стране, но и на постсоветском пространстве.

Такая диспропорция между страной и ее столицей оказалась возможна в первую очередь благодаря языковому составу населения. Большинство жителей Латвии говорят на латышском, большинство рижан — на русском.

«У них («Согласия») в основном русскоязычный избиратель. Самое большое количество голосов, которые они получали, примерно равно количеству человек, которые проголосовали за русский язык [на референдуме 2012 года о предоставлении русскому статуса государственного языка — ред.], это примерно 270 тысяч», — говорит политолог Филипп Раевский.

По его словам, избиратели «Согласия» просто не пришли на выборы, разочаровались, и начали рассасываться по конкурирующим партиям.

Смутные времена

Разочарованию способствовал уход из списка экс-мэра Риги Нила Ушакова. Министр регионального развития Юрис Пуце отстранил его от должности в апреле 2020 года на фоне коррупционного скандала. После этого самый популярный политик «Согласия» был избран в Европарламент и потерял должность председателя партии.

Нил Ушаков (2019 год)Правообладатель иллюстрацииARTYOM GEODAKYAN/TASS
Image captionНил Ушаков был самым популярным русскоязычным политиком в Латвии. Когда он лишился поста мэра, дела у его партии пошли плохо

В самой Рижской думе после ухода Ушакова начались смутные времена: коалиция развалилась, из «Согласия» вышли депутаты, оно потеряло реальную власть в городе, а сама дума была распущена по причине неспособности собраться на заседания. Это привело к внеочередным выборам в Риге.

За новой рижской предвыборной кампанией Ушаков наблюдал с поста евродепутата, с избирателями общался в основном через «Фейсбук», в призывах был сдержан. Вместо Ушакова список возглавил IT-специалист Константин Чекушин, о котором не только избиратели, но и журналисты знали либо мало, либо ничего.

На выборах в Рижскую думу стартовали 15 списков, некоторые списки состояли из нескольких партий, некоторые партии образовались или раскололись накануне выборов, многие политики поменяли партийную принадлежность уже после начала избирательной кампании. Программы у партий были похожими: ремонты (либо дорог, либо мостов) и деньги (либо пособия, либо зарплаты).

Нет телевизора — нет голосов?

На фоне этой раздробленности и неразберихи «Согласие» осталось без доступа к основному медиаресурсу — Первому балтийскому каналу (транслирует российский «Первый канал»). ПБК — самый популярный русский канал в стране с аудиторией около 8%. Последний новостной выпуск на ПБК вышел 19 марта, когда руководство канала заявило о давлении со стороны властей.

«Конечно, это сыграло роль. ПБК был главный рупор «Согласия». ПБК никогда не стеснялся его поддерживать», — говорит Филипп Раевский.

Русскоязычные газеты в Латвии
Image captionРусскоязычные СМИ в Латвии поддерживали «русскую» партию «Согласие». Но их влияние оказалось незначительным

Остальные русские СМИ Латвии, если и были готовы симпатизировать Ушакову, не обладали и третью того влияния, которое было у ПБК. В итоге «Согласие» опустило руки.

«Рейтинги были против нас, — говорит Русской службе Би-би-си депутат «Согласия» в Сейме Андрей Клементьев. — Мы знали, что чем ближе к выборам, тем больше будет недовольства и критики в СМИ. Все это происходило в условиях ограниченных возможностей общаться с людьми, мы пытались объяснять, но это было невозможно».

Опустив руки, «Согласие» сэкономило на предвыборной агитации, потратив всего 111 тыс. евро, по этому показателю самая большая и богатая партия оказалась последней из прошедших в Рижскую думу. Согласно данным Бюро по предотвращению и борьбе с коррупцией (KNAB) «Согласие» не покупало наружную рекламу и рекламу на ТВ, направив деньги на радио и прессу.

Комментируя итоги выборов, Нил Ушаков написал в своем «Фейсбуке»: «Многие наши сторонники вчера остались дома. Они разочарованы. Мы в долгу перед вами. […] Быть супертяжем хорошо. Но иногда для лучшей скорости и реакции приходится сбросить вес».

Конец русских партий?

Теперь, когда «Согласие» потеряло свой единственный крупный бастион — Ригу, эксперты задумались о будущем русских партий как таковых. На выборах в Рижскую думу стартовали четыре русские партии, все они общаются с избирателями в первую очередь на русском языке, прямо или косвенно поднимают вопрос этнической идентичности и включают в списки людей с русскими фамилиями.

Из этих четырех прошли только две — «Согласие» и «Русский союз Латвии». Первая ужалась до 12 мест, вторая получила четыре места. То есть, к национальным выборам в 2022 году в Латвии может не остаться ни одной более или менее влиятельной партии, которая говорила бы с жителями Латвии на русском языке.

Да и говорить, выходит, негде: влиятельные новости на ПБК вряд ли вернутся, а большинство печатных изданий находятся на гране выживания и не обладают нужным влиянием. Филипп Раевский считает, что русские избиратели уже начали рассасываться по латышским партиям, но процесс будет долгим.

«Вопрос — будет ли это [русская партия] большая партия, не будет ли другой партии, которая сможет более удачно представлять избирателя. Избиратель ожидает, что партия не будет вечно сидеть в оппозиции», — считает Раевский.

https://www.bbc.com/russian/features-53984202?fbclid=IwAR2edxk-9i0SH_Gj8V6HnmHna7otV6-_frJA6mWEg2ySU6RUWDZXAEQcqmo