Шествие легионеров в Риге, 16 марта 2019

© Sputnik / Sergey Melkonov

Владимир Линдерман

В 2017 году бывший легионер СС, ветеран латвийской политики Висвалдис Лацис переиздал свою книгу «Латышский легион в свете истины», где одобрительно высказывается о латышских карателях в Белоруссии и России. После окончания войны его жизнь сложилась весьма странно.

Был такой анекдот в советское время. Латыш вступает в партию: прошу принять меня в члены КП. Его поправляют – не в КП, товарищ, а в КПСС. На что он отвечает: в СС я уже побывал.

Анекдот вспомнился мне в связи с недавно возбужденным уголовным делом против бывшего легионера СС, ветерана латвийской политики Висвалдиса Лациса. Следственный комитет России подозревает Лациса в реабилитации нацизма – преступлении, предусмотренном статьей 354.1 Уголовного кодекса РФ.

В 2017 году Лацис переиздал свою книгу «Латышский легион в свете истины». В ней он, среди прочего, одобрительно высказывается о карательной деятельности латышских эсэсовцев в Белоруссии, в Ленинградской, Новгородской и Псковской областях. Таким образом, по мнению Следственного комитета, автор оправдывает военные преступления против мирного населения.

Решение СК РФ можно только приветствовать. Вряд ли, конечно, 95-летний воспеватель эсэсовских «подвигов» успеет сесть на скамью подсудимых. Но тут дело принципа: идейные наследники нацистов, совсем обнаглевшие в последнее время, не должны чувствовать себя в безопасности.

Мероприятие на Братском кладбище по случаю 139-летия группенфюрера СС Рудольфа Бангерского.

BaltNews.lv/Дмитрий Жилин
Мероприятие на Братском кладбище по случаю 139-летия группенфюрера СС Рудольфа Бангерского. Эдгар Скрейя, Висвалдис Лацис и Андрейс Межмалис (слева направо).

 

Эсэсовское прошлое – не проблема

В биографии Висвалдиса Лациса есть странные моменты. Хочу о них напомнить.

Мое личное с ним знакомство состоялось лет восемь-девять назад. Нас обоих, как представителей противоположных политических взглядов, пригласили в прямой радиоэфир. Мне запомнился один эпизод нашей полемики.

Лацис рассказывал о своих страданиях при советской власти. Привел в качестве примера, как его дважды исключали из вуза за антисоветские взгляды. Сначала – из Латвийской сельскохозяйственной академии, потом – из Латвийского университета.

«Как же вам удалось получить высшее образование?» – сочувственно спросил ведущий. «А я поступил в Московский педагогический институт иностранных языков имени Мориса Тореза и закончил его», – невозмутимо ответил бывший легионер.

Я тогда не выдержал и засмеялся. Ого, каков космический масштаб репрессий!.. Человека изгнали из родной Сельхозакадемии и вынудили получить диплом престижного, но чуждого московского института. Какая подлость со стороны тоталитарного режима!

А вот сейчас я задумался. У меня была пара знакомых в Москве, учившихся в институте имени Тореза в советское время. По их словам, это было довольно элитное учебное заведение. Не такое, как, допустим, МГИМО, но все-таки… Как туда попал бывший легионер СС?

В институте должны были получить документы из КГБ, свидетельствующие об эсэсовском прошлом абитуриента. Такова была общая практика в отношении всех, кто воевал на стороне немцев, их не снимали с оперативного учета. Институтское руководство не сочло этот факт препятствием для зачисления в студенты?

Гуманная директива

Напомню некоторые эпизоды из военной биографии Висвалдиса Лациса. При немцах он служил инструктором в «учебке», где готовили младший командный состав для латышских полицейских батальонов. На передовую отправился в звании virsniekvietnieks (буквальный перевод – заместитель офицера, соответствует примерно званию «старший сержант», а по должности – замкомвзвода – прим. автора). Так он утверждает в своей книге. Пишет, что должен был получить офицерское звание – лейтенанта, но не получил, так как его подразделение провалило решающий экзамен.

Однако в других источниках Лацис называет себя лейтенантом. Например, в объявлении в эмигрантском издании Latvija Amerikā. 

Воевал, был ранен, попал в плен. Прошел так называемую фильтрацию, после чего был освобожден.

Почему вопрос о воинском звании важен? Дело в том, что марте 1944 года тогдашний нарком госбезопасности СССР Всеволод Меркулов подписал директиву, которой должны были руководствоваться сотрудники органов на территории прибалтийских республик после их освобождения.

Так вот, согласно этой директиве, «офицеры (от командира взвода и выше) созданных немцами национальных прибалтийских частей, предназначенных для борьбы с Красной армией», подлежали аресту. Рядовых, если они не запятнали себя расправами с мирным населением, отпускали домой.

Имя в «мешках КГБ»

Если Лацис не был офицером, тогда в его послевоенном освобождении нет никакого чуда. А вот если был, тогда чудо, несомненно, присутствует.

И тогда, возможно, не является случайностью тот факт, что еще в 1990-х его имя было обнаружено в «мешках КГБ». Согласившись на сотрудничество с органами госбезопасности, лейтенант легиона СС Лацис мог таким способом купить себе свободу.

Правда, суд в 1997 году вынес решение, что Висвалдис Лацис «секретно и намерено не сотрудничал с КГБ и не являлся информатором КГБ». Но как-то же его имя в «мешки» угодило.

В таком случае не кажется странной и его учеба в престижном московском вузе. Наоборот, хорошо вписывается в схему. Хорошая характеристика «с места работы» при поступлении гарантирована.

Будет любопытно, если Следственный комитет в ходе расследования наткнется на факты, подтверждающие эту версию.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Почему в Латвии все-таки возобновили дело нацистского палача Цукурса
 
Отменит ли Левитс «Декларацию о латышских легионерах»?