Шествие легионеров в Риге, 16 марта 2019© Sputnik / Sergey Melkonov

Истоки прибалтийского национализма надо искать в прошлом веке, ведь краткий довоенный период независимости этих стран нельзя назвать расцветом демократии. История повторяется, правящие элиты продолжают правый курс.

Уроки истории плохо усваивают те, кто пытаются реализовать собственные политические амбиции путем манипуляций историческими фактами и подменой понятий. В настоящее время с особым рвением этим занимаются правящие элиты в странах Балтии, которые проходят процесс становления суверенных государств после распада СССР.

Участники пресс-конференции МИА «Россия сегодня», посвященной докладу «Путь Прибалтики: от национализма к авторитаризму, от авторитаризма к глорификации фашизма», рассказали об этом противоречивом историческом периоде.

«Возрождение государственности не могло состояться на другой основе, как продвижение националистического дискурса. Если в девяностые страдали памятники СССР, то сто лет назад страдали памятники Российской империи», – отметил автор доклада, профессор Николай Межевич.

Пресс-конференция МИА "Россия сегодня", посвященная докладу "Путь Прибалтики: от национализма к авторитаризму, от авторитаризма к глорификации фашизма"© Sputnik / Нина Зотина/ Пресс-конференция МИА «Россия сегодня», посвященная докладу «Путь Прибалтики: от национализма к авторитаризму, от авторитаризма к глорификации фашизма»

Ничто не возникает на пустом месте. Страны Балтии никогда не были оплотом демократии: ни до вхождения в СССР, ни после выхода из него. Недолгий период независимости, с конца первой войны до начала второй, в истории этих стран характеризуется господством национализма или авторитаризма.

«Когда говорят о предвоенной Прибалтике, обычно рисуется такая гламурная картинка демократических стран, которые оказались в жерновах и растоптаны «тоталитарным советским режимом», и что эта травма изживалась очень долго и не изжита до сих пор. Однако в предвоенное время в Прибалтике существовали правые режимы. По своим характеристикам эти режимы были репрессивные. Это были режимы, которые подавляли демократию в своих странах», – указал директор фонда «Историческая память» Александр Дюков.

Независимость странам Балтии в межвоенный период досталась неожиданно, и для ее сохранения потребовалась такая политическая система, которая могла бы это обеспечить. В докладе Межевича говорится, что начало было оптимистичное, с доминированием во власти социал-демократов и левых, но потом страны Балтии «понесло вправо».

Сеймы в странах Балтии просто не созывались, а если и созывались, то выборы проходили так, что даже «самые изощренные способы фальсификации на этом фоне выглядят неконкурентоспособными», объяснил Дюков.

За время, которое прибалтийские республики провели в составе СССР, воспоминания о довоенном прошлом, по-видимому, стерлись. Иначе откуда взялась бы «красивая легенда» о «советских оккупантах», якобы разрушивших прибалтийский рай на земле? Ведь режим Карлиса Ульманиса в Латвии, режим Константина Пятса в Эстонии и режим Антанаса Сметоны в Литве, которые возникли почти одновременно в середине 30-ых годов прошлого века, нельзя назвать демократичными. Тем не менее эти режимы не допустили прихода настоящих фашистов, таких как эстонские вапсы, литовские «железные волки» или латвийский «Огненный крест».

Карлис Улманис© Zudusi latvija / Latvijas Nacionālā bibliotēka/ Карлис Улманис

Прикрываясь демократией

История повторяется. После выхода из состава СССР в 90-ых годах прошлого века страны Балтии, получив долгожданную независимость, снова устремились в светлое будущее. Проблема в том, что собственный взгляд на демократию правящая элита не пересмотрела и принялась ее строить, как умеет.

Сейчас мы наблюдаем в странах Балтии системный национализм и реабилитацию, даже скорее героизацию нацизма.

«Откат от демократии, но не в форме военных режимов, а в форме псевдодемократии: выборы проводятся, но они подстроены. Существует множество партий, но режим может отбирать кандидатов и избирательно запрещать участие в выборах другим. Так было в прошлом веке в странах Прибалтики, так стало и в настоящее время», – говорится в докладе.

Примо Леви, бывший узник Освенцима, предупреждал о приходе «нового фашизма «, <…> идущего на цыпочках и называющего себя другими именами». В странах Балтии приход этой идеологии настолько явный, что даже «другие имена» не дают должного эффекта.

Политические элиты стран Балтии тоже это понимают. Лучшего способа, чем переписывание истории в угоду политической конъюнктуре, для этого еще не изобрели. В основу легла «оккупационная идея», которой можно было оправдать ущемление прав русскоязычного меньшинства и существование института «неграждан». Таким образом, «русский вопрос» стал ключевым в формировании прибалтийского национализма.

«Учебники истории сначала показали «нерусскость» истории, которые стали самостоятельными, а затем перешли к более жесткому определению. Жесткая колонизация в Прибалтике. Голодомор на Украине и так далее. Это движение объяснимо, но не всегда понятно. Оно было сразу оседлано политическими элитами. Стали появляться проблески национализма, которые начали сопровождаться определенной ксенофобией и прежде всего к русским и русскоязычным. И эта позиция, к большому сожалению, стала обыденностью», – пояснил суть явления сенатор Анатолий Широков.

Член Совета Федерации РФ Анатолий Широков© Sputnik / Нина Зотина. Член Совета Федерации РФ Анатолий Широков

У каждого свои герои

Страшно то, что страны Балтии посягнули на святые вещи. Вторая мировая война, преступники военного времени, нацизм – это те вещи, которые невозможно забыть и нельзя оправдать. Но маленькие прибалтийские республики, одержимые идеей о «свободе и независимости», затянули свою песню, мотивы которой ужасают. «Партии меняется, политики меняются, но идеология не меняется ни на миллиметр», – отметил Межевич.

Попытки правящей элиты стран Балтии отказаться от советского прошлого заводят их в тупик. Роль СССР в освобождении мира от нацистской Германии неоспорима, героизм советских солдат нельзя отрицать, но это не вписывается в новую историческую концепцию прибалтийских республик, которые твердят о мифической «оккупации».

Отсутствие героев требует их поиска. В странах Балтии эту проблему решили просто. Национальными героями там признаны «лесные братья» и бывшие легионеров Ваффен СС.

Марш бывших латышских легионеров "Ваффен СС" в РигеSputnik. Марш бывших латышских легионеров «Ваффен СС» в Риге

Ежегодно в Риге при молчаливой поддержке властей 16 марта проводится марш латышских легионеров СС, издаются книги с мемуарами преступников военного времени, например, члена зондеркоманды Виктора Арайса Герберта Цукурса, который был одним из самых жестоких палачей Рижского гетто и участвовал в уничтожении евреев. «Лесные братья» считаются национальными героями в Литве, которые «были вынуждены сотрудничать» с нацистским режимом, потому что только так у них якобы была надежда на обретение независимости.

«Следует признать, что в Прибалтике феномен коллаборационизма носил специфическую национальную окраску и был связан с надеждой местной элиты на то, что немецкое военное присутствие позволит ей воссоздать национальные государства в прежнем, предвоенном виде. Она и призывала латышей, литовцев и эстонцев идти на службу в вермахт, добровольно вступать в войска СС и полицию, давать присягу Гитлеру и участвовать в боевых действиях и карательных операциях на оккупированных немецкими захватчиками территориях», – указано в докладе.

После обретения независимости правящие взяли эту идею на вооружение и с тех пор транслируют ее, параллельно возлагая в равной степени вину на СССР и Германию за начало Второй мировой войны. При этом СССР выглядит в глазах прибалтов гораздо большим злом, чем Германия.

Казалось бы, в XXI веке оправдывать Холокост и глорификацию нацизма – страшно и позорно. Но в странах Балтии продолжают это делать даже после вхождения в Евросоюз и НАТО, это просто игнорируют.

«В ЕС есть страны, которые смотрят на данную проблематику следующим образом: нацизм – это плохо, но были люди, которым пришлось в сложной ситуации взаимодействовать с нацистами, чтобы бороться с коммунизмом, а он тоже плох», – объясняет феномен в докладе Межевич.

Доктор экономических наук, профессор Николай Межевич© Sputnik / Нина Зотина. Доктор экономических наук, профессор Николай Межевич

Поэтому реальный ответ на попытки переписать историю может дать, в частности, Российская Федерация, которая в этом вопросе придерживается принципиальной точки зрения: нельзя допустить возрождение идей нацизма и фашизма.

Отвечая на вопрос модератора конференции, шеф-редактора ИА Baltnews Андрея Старикова о том, какие могут быть практические шаги в отношении прибалтийских стран, учитывая военные преступления, совершенные их «национальными героями», сенатор Широков указал, что Россия должна работать в этом направлении более активно:

«Внешнеполитические ведомства ведут серьезную кропотливую работу, с разных трибун, Организации Объединенных Наций. Достаточно ли этого сегодня? С моей точки зрения – нет. Нам необходимо серьезно использовать все наши возможности и работы наших историков, которые, безусловно, доказывают наличие тех преступлений, тех антигуманных акций, которые еще совершались нашими нынешними дипломатическими партнерами в годы Второй мировой войны. Нужно ужесточение нашей позиции, и использовать все инструменты, которые у нашей страны есть».

Межевич предложил использовать для смены политического курса стран Балтии рычаги экономического давления.

«Что нас отличает от Латвии, Литвы и Эстонии? В Эстонии, Литве и Латвии, когда президент или премьер-министр говорят бизнесу, что контакты с Россией не будут приветствоваться, они разрываются. У нас бизнес играет свою партию, она может быть экономически выгодна, но она феноменальна проигрышна. У них бизнес дисциплинирован, а мы проигрываем. Если бы мы сделали правильные выводы в отношении торговли с Литвой, Латвией и Эстонией, там была бы катастрофа и, как следствие, возврат к некой нормальности», – отметил автор доклада.

Современные проявления

А что делать русскоязычным гражданам, проживающим в странах Балтии, да и тем латышам, чьи предки воевали на стороне Красной армии? Тем более учитывая такой напор пропагандисткой государственной машины по героизации военных преступников.

«Результаты опроса общественного мнения были опубликованы этим летом. Вопрос был об отношении населения Латвии к глорификации легионеров СС, и он зафиксировал снижение процента тех людей, кто полностью или частично не согласен с тем, что легионеры являются героями. Эти опросы публикуются достаточно авторитетным агентством, и сомневаться в них не приходится», – отметил Дюков, отвечая на вопрос Baltnews.

Директор фонда "Историческая память" Александр Дюков© Sputnik / Нина Зотина. Директор фонда «Историческая память» Александр Дюков

Однако есть некоторые позитивные тенденции, которые нельзя игнорировать.

Так, если посмотреть на результаты самих опросов в их динамике за последние 15–20 лет, то можно увидеть, что прирост числа людей, поддерживающих политику глорификации, невелик, таких стало больше на 5–7%.

«Эти изменения происходят весьма медленно, и это происходит в условиях сильной пропаганды. Свобода слова и свобода мнения отличаются принципиальным образом, все стало гораздо жестче», – указал Дюков.

В то же время русскоязычное меньшинство твердо держится за свою историю, несмотря на посягательства со стороны правящих:

«Когда мы говорим о наших соотечественниках, нельзя отрицать, что последние пять лет стало сложнее высказывать свое мнение, репрессии в том числе и аресты, уголовные дела имеют место. Но меняет ли это позицию русскоязычного меньшинства, меняет ли отношение к легионерам и прочтению истории? Нет, не меняет. Социологам известна динамика, когда людей по определенным вещам это только способствует оформлению и усилению идентичности. В Прибалтике мы это наблюдаем», – заключил Дюков.

Сейчас человечество стоит на пороге больших перемен, которые не в последнюю очередь связаны с мировым финансовым кризисом, разразившимся после пандемии коронавируса. Именно в такие сложные времена и происходит расцвет недемократических режимов. Советник МИА «Россия сегодня», руководитель Института внешнеполитических исследований и инициатив Вероника Крашенинникова указала, что в условиях кризиса люди, «не являющиеся фашистами», но «запутавшиеся и обедневшие», вынуждены голосовать за простые лозунги и решения. «Зато ядро этих партий знают, что они делают и куда он ведут, но люди их не являются приверженцами идеологии фашизма».

Руководитель Института внешнеполитических исследований и инициатив Вероника Крашенинникова © Sputnik / Нина Зотина. Руководитель Института внешнеполитических исследований и инициатив Вероника Крашенинникова

В такой ситуации и оказались жители Латвии, Эстонии и Литвы. Число реальных сторонников и идеологов новой истории не очень велико. Большая часть населения, которая голосует за правых, больше интересуется решением насущных вопросов, чем маршами латышских легионеров. Представители же правых сил используют популистские лозунги, позволяющие им удержаться у власти.

«Мы должны серьезно отнестись к возможности возрождения фашизма. Поняв, какие условия породили фашизм, мы поймем также, может ли фашизм вернуться и как этого избежать. Некоторые предпосылки возникновения фашизма живы и по сей день», – сказал один из классиков современной исторической социологии, создатель концепции автономной власти государства Майкл Манн.

В странах Балтии мы наблюдаем немало таких предпосылок.

Нет оснований полагать, что мир опять окажется в лапах «коричневой чумы», но почва для формирования таких режимов тем не менее имеется.

Таким образом, попытки правящей элиты переписать историю Второй мировой войны, героизировать нацизм, обвинить СССР в развязывании войны будут продолжаться. Это единственный способ доказать право на жизнь собственных режимов. Западные же страны будут поддерживать их в этом, чтобы подтвердить лидерство в решении международных вопросов.

https://lv.baltnews.com/Russia_West/20200918/1024202528/Drugikh-geroev-u-nikh-net-Proslavlenie-natsistov-v-stranakh-Baltii-imeet-glubokie-korni.html?fbclid=IwAR1qs6Z71wa2mpenK3eOYSC03uCAqgyGtigLYF3JZybgpqoGpmpYmgWHy0o

Запрет георгиевской ленточки – оскорбление памяти погибших

Как канадцы обнаружили у себя украинский нацизм