Лидер Русской общины Лиепаи Валерий Кравцов рассказал, что агитирует молодежь уезжать в Россию, где есть перспектива, а не в Европу, где потолок – это работа в рыбном цеху в Норвегии или мытье туалетов в Великобритании

РИГА, 15 апреля 2020 — Sputnik, Алексей Стефанов. 

«Чем уникальны русские общины Латвии, Литвы и Эстонии — мы не уезжали с родины, родина уехала от нас. Проснувшись однажды, мы оказались в эмиграции. Многие к этому были не готовы и стали заложниками ситуации», — рассказал в интервью Sputnik Латвия инициатор создания в Лиепае русской общины, бывший депутат Лиепайской думы и Сейма Валерий Кравцов.

Он отмечает, что спустя почти 30 лет Русская община Лиепаи сокращается: пожилые уходят, а молодые уезжают, но то же относится и к Латвии в целом – «я тут не вижу вообще никакого будущего и перспектив».

Русские своих не бросают

«Для чего Лиепае нужна русская община? Чтобы в трудную минуту помогать старым и малым», — сказал Кравцов. После объявления карантина он обратился к соотечественникам с просьбой помочь пенсионерам и ветеранам, кто чем может, — деньгами, продуктами, а также свободными машинами и руками, чтобы доставлять пакеты с припасами нуждающимся.

Инициатор создания в Лиепае Русской общины, бывший депутат Лиепайской думы и Сейма Валерий Кравцов.
© SPUTNIK / SERGEY MELKONOV
Инициатор создания в Лиепае Русской общины, бывший депутат Лиепайской думы и Сейма Валерий Кравцов.
 

Кравцова услышали, на расчетный счет стали приходить деньги, глава Лиепайского рыбообрабатывающего предприятия Игорь Крупник безвозмездно предоставил партию рыбных консервов, лиепайские предприниматели, кто по себестоимости, кто бесплатно, выделили приличную партию защитных масок, рижские бизнесмены — 100 литров дезинфицирующей жидкости.

Помощь организовали так: пакеты развозят по семи районам старшим – все они пенсионного возраста, а те уже своим подопечным-ровесникам. Самой старшей активистке Анне Демьяновне Астаповой — 93 года. Она не просто пенсионер – во Второй мировой воевала в партизанском отряде, за героизм награждена орденом и 13 медалями. И сейчас не сидит сложа руки — шефствует над 12 членами Русской общины Лиепаи.

Валерий Кравцов с другими волонтерами общины завез Анне Демьяновне пакеты с продуктами и масками.

Валерий Кравцов соблюдал все меры предосторожности, когда развозил продукты и маски старикам
© PHOTO ИЗ ЛИЧНОГО АРХИВА ВАЛЕРИЯ КРАВЦОВА
Валерий Кравцов соблюдал все меры предосторожности, когда развозил продукты и маски старикам
 

«Гвозди бы делать из этих людей… Расцеловал бы, да нельзя контактировать», — написал Кравцов у себя на странице в Facebook об этой бабушке, и неожиданно пост набрал 1700 лайков, а 500 пользователей опубликовали его на своих страницах.

Нас все меньше

«Русская община Лиепаи сегодня, как и все, переживает упадок, уменьшается. В лучшие годы нас было 3500 человек, сейчас осталось тысячи две. Это, к сожалению, естественный процесс. Но это не повод закрываться – община живет по своему стандартному графику: зимой празднуем Новый год и Рождество, потом Масленицу, весной — 8 Марта, а самый наш главный праздник — 9 Мая, с него и началась наша история. Еще отмечаем День Военно-морского флота – мы же в Лиепае живем, а осенью у нас проходят Дни русской культуры. И так уже 15 лет», — поясняет Кравцов.

Община ежегодно награждала золотыми медалями отличников в школах. Кравцов не раз спрашивал выпускников, планирует ли кто-то остаться в Латвии, но не поднималось ни одной руки. Конечно, чаще школьники говорили, что после школы собираются уехать в Европу.

«Я им на это отвечал: вот вам мой совет – езжайте в Россию. Только не в Москву, Санкт-Петербург, а в Омск, Томск, Новосибирск. Что ты в Европе будешь делать? Рыбу мороженую перекладывать в Норвегии или туалеты мыть в Англии. В лучшем случае тебя пустят за прилавок или на склад работать. Да, у тебя будет дом, деньги на одежду и еду, но выше ты не поднимешься. А в России наоборот – наш латвиец туда приезжает, и к нему сразу уважительно относятся, потому что иностранец, а говорит по-русски, при этом исполнительный, педантичный. Также многие через нас поступают в российские вузы по программе и там остаются «, — говорит общественник.

Лепнина на потолке в доме Русской общины в Лиепае.
© SPUTNIK / SERGEY MELKONOV
Лепнина на потолке в доме Русской общины в Лиепае.
 

А еще Кравцов гордится тем, что Русская община Лиепаи — едва ли не единственное национально-культурное общество в Латвии, которое не арендует помещения, а работает в своем собственном доме. Чуть больше пяти лет назад они приобрели у самоуправления за 64 тысячи евро старинный особняк у самого моря. Правда, в очень запущенном состоянии. Деньги на него копили с момента создания общины, также помогли бизнесмены. И начали постепенно восстанавливать.

Пока сделано немного, но несколько помещений отремонтировано, община работает. Раз в месяц в доме собираются члены правления, проводятся консультации, в том числе юридические, действуют различные кружки. Здесь же готовится к концертам ансамбль народной песни «Славянская душа», участвующий не только в мероприятиях русской общины и других национальных организаций, но также в фестивалях, которые устраивает Лиепайская дума. Причем репетируют участницы ансамбля не на сцене, а сидя за длинным столом, попивая чай и балуясь сладостями. «Потому что мы дома», — заявили они в один голос корреспонденту Sputnik.

Ансамбль народной песни Славянская душа готовится к выступлениям.
© SPUTNIK / SERGEY MELKONOV
Ансамбль народной песни «Славянская душа» готовится к выступлениям.
 

Как убивали город

По образованию Валерий Кравцов металлург. Учился в родной Сибири, затем в Москве, работал в Ижевске, откуда в конце 1980-х был переведен на знаменитый во всем СССР лиепайский металлургический завод «Сарканайс металургс» (с 1991 года – «Лиепаяс металургс»). Начинал с должности ведущего инженера сталеплавильного производства, последняя запись в трудовой – начальник отдела маркетинга.

«После ухода с «металлурга» я двадцать лет руководил собственным текстильным предприятием, но все равно переживал за завод. Он мне был родным, да и работал 130 лет, пережил Ленина, Сталина, перестройку. Закрывался только однажды – после войны, когда был сильно разрушен, а независимость пережить не смог. Это было градообразующее предприятие, и его закрытие очень сильно ударило по городу. Сколько образованных, грамотных людей четыре года назад осталось без работы… А сейчас власти или частники, если и захотят восстановить производство, не смогут – все специалисты давно разъехались», — до сих пор не может поверить в случившееся Кравцов.

Лиепаяс металургс.
SERGEY MELKONOV
«Лиепаяс металургс».

Он поясняет, что одновременно сошлось слишком много негативных факторов, которые стали началом конца металлургического производства – внутренние и внешние. Но самой главной причиной гибели завода называет – КОЗ (компонент обязательной закупки электроэнергии) или налог на «зеленую» энергию.

«Это самая крупная государственная афера, которая когда-либо проворачивалась в Латвии. Просто фантастическая. Идея использования возобновляемых источников энергии хорошая. Но только из этого сделали источник обогащения. Раздали лицензии своим людям на ветряки, малые электростанции и прочее, а дальше началась вакханалия. Согласно регулы (регламента — ред.) Евросоюза, государство обязали закупать эту электроэнергию по двойной цене от «зеленых», а разницу заставили выплачивать простых потребителей, обложив налогом», — возмущается Кравцов.

Лиепаяс металургс.
SERGEY MELKONOV
«Лиепаяс металургс».

И поясняет, что, как назло, именно в этот момент «Лиепаяс металургс» провел реконструкцию, и перешел со старых мартеновских печей на современные электропечи. Мало того, что новое оборудование стоило прилично, так еще стали приходить фантастические счета на электроэнергию.

С начала 1990-х в Лиепае было закрыто около 20 крупных производств, говорит Кравцов. Чего стоит только уничтожение сахарного завода, который разобрали по кирпичику якобы за ненадобностью – Латвию в тот момент наводнил дешевый европейский сахар. Тогда же закрыли и разрушили Елгавский сахарный завод. «А потом оказалось, что это датчане – крупнейшие производители сахара в Европе через структуры ЕС «продавили» такой совет-просьбу, а когда все было разрушено, выкупили латвийские бренды. И теперь под вывеской «Лиепайский сахарный завод» продается датский продукт, цена на который взлетела в разы».

«А рыбная отрасль? Раньше хозяйки даже кошкам покупали свежую рыбу, которую только что вытряхнули с сейнеров. А сейчас нет ни судов, ни рыбы. Как это сделали? Появился некий европейский фонд, который выдавал рыбакам деньги на реконструкцию судов, но на самом деле 80% средств он выплачивал, если суда сдавали на металлолом», — рассказывает Кравцов.

Лиепаяс металургс.
SERGEY MELKONOV
«Лиепаяс металургс».

И в качестве примера приводит друга, у которого было пять судов, и он их порезал. Кравцов убеждал его не делать этого: «Так у тебя каждый день есть свежая рыба, которую ты всегда продашь, а так — только деньги, которые можешь потерять». Но друг не слушал — вложил миллион в рижскую недвижимость, которая до кризиса 2008-го и вправду бешено росла в цене, а потом мыльный пузырь лопнул, и он все потерял. В итоге уехал разнорабочим в Европу.

«Я тогда в Сейме заседал, стали копать, узнавать, кто же организовал этот фонд – оказалось, норвежские рыбопереработчики. Так что, если у кого-то была цель уничтожить Лиепаю как промышленный город, то он ее практически достиг. Остался минимум предприятий, и они не такие крупные», — возмущается Кравцов.

В порту Лиепаи.
© SPUTNIK / SERGEY MELKONOV
В порту Лиепаи.

Единственное, что пока действительно работает в Лиепае, – это порт, говорит он. В отличие от Риги и Вентспилса местный порт почти сохранил обороты. Разве только коронавирус может добить и его, но это будет понятно только летом или к концу года. А пока портовики надеются на лучшее.

Спасибо националистам

А еще в Лиепае, как это ни странно, процент русскоязычного населения снова вырос, но об этом власти вряд ли расскажут, уверен Кравцов.

«Если сейчас провести честную перепись населения, думаю, окажется, что по соотношению русскоязычных жителей города и латышей мы вернулись к советскому периоду и даже перешагнули его. Потому что, когда началось великое передвижение народов, первыми в Европу поехали в основном латыши, поскольку у них были паспорта граждан Латвии. Неграждане тогда не имели на это право, а таких было очень много. И получилось, что мы здесь были задержаны искусственно», — поясняет Кравцов.

Хотя признает, что сейчас и русскоязычная молодежь разъехалась, кто куда. Остались в основном люди среднего и пенсионного возраста. Старшая дочь Кравцова — Диана — вышла замуж за индуса Хану, живет в Дели, воспитывает двоих детей – дочь Изабель и сына Даниеля. Кравцов подчеркивает, что в семье они говорят по-русски. Вторая дочь — Инесса — вышла замуж за финна Ханну, сейчас вместе с ним и сыном Тимуром живет в Лиепае. В ее семье тоже говорят по-русски. А младший сын — Иван — учится в Лондоне, и у него серьезные отношения с японкой. За него Валерий с женой сейчас очень переживают – он не стал возвращаться в Латвию и на период карантина остался в Великобритании.

В доме Русской общины Лиепаи.
© SPUTNIK / SERGEY MELKONOV
В доме Русской общины Лиепаи.

До перекрытия границ Валерий Кравцов с супругой тоже мотались между Дели, Лондоном и Хельсинки, именно поэтому три года назад он попросил освободить себя от исполнения обязанностей председателя Русской общины Лиепаи, став вице-президентом. А на свое место предложил депутата Лиепайской думы Романа Милославского, который успешно возглавлял общину все эти годы.

«Но сейчас Рома волею судеб работает в Юрмале, поэтому бывает в Лиепае наездами. Планировали устроить перевыборы в марте, но, поскольку сейчас запрещены все собрания, приняли решение этот вопрос отложить. Пока работаем в старом составе. А саму общину закрыли на карантин, консультируем наших членов по телефону», — говорит Валерий.

И добавляет, что помимо помощи пожилым членам общины озадачен предстоящими торжествами по случаю 75-летия окончания Второй мировой войны. «Мы пока не приняли решение, как встретим праздник, думаем над этим. Будем ориентироваться по ситуации», — заключил Кравцов.

 

По теме

О проблеме латвийского негражданства изнутри
Вся наша жизнь — борьба: новый дом для русских Лиепаи
Порт и перевалку грузов поставили выше архитектурных ценностей: Лиепая сносит «жемчужину»