Давно уже редакционный телефон так не накалялся. В ходе объявленной нами акции в газету позвонили около 60 человек, многие оставили свои сообщения и на электронной почте.

Мы попросили наших читателей ответить на вопрос «Нужна ли в Латвии русская школа?», подразумевая озвученные новым правительством планы постепенного перевода всех государственных и муниципальных школ на латышский язык обучения. К сожалению, газетная площадь не позволяет привести все отклики, но наиболее типичные и показательные мы публикуем.

Детям отрезают будущее

“Самым лучшим для детей является обучение на родном языке, на котором ребенок говорит и думает. Есть такие такие отрасли знаний — а именно точные предметы, — которые и на родном языке трудно доходят, а на неродном — тем более. По себе знаю: непонимание того, что изучаешь, утомляет больше всего. Кроме того, выпускаемые в Латвии учебники по математике содержат много неточностей и ошибок, что также создает дополнительные трудности. Такие эксперименты приведут к еще большей разобщенности в стране, так как любое насилие вызывает ответную реакцию враждебности. Борис Сальников».

«Сохранение русских школ — обязательно, потому что дети должны получать фундаментальные знания на родном языке. Моя племянница окончила школу как раз в период реформы, и результат налицо. В школе ей отрезали часть будущего. Она до сих пор не может определиться с профессией. Полученные знания не проявляются в полной мере и не дают ей возможности реализоваться. Та специальность, которую она хотела бы получить, для нее закрыта, потому что школьные знания из-за преподавания на латышском языке, очень слабые. А там, где она может учиться, ей неинтересно. И таких человеческих драм наверняка очень много. Валерий».

«У меня педагогический стаж 50 лет, преподавала биологию в рижских школах. Реформа-2004 проходила на моих глазах и я видела, как сложно детям изучать биологию билингвально. Некоторые ученики, несмотря на сложности, все-таки учили и поступали потом, и даже закончили профильные вузы. Но для большинства детей из русскоязычных семей было очень трудно осмыслить материал, который давался на латышском языке. И родители не всем могли помочь. Терминология в этом предмете очень специфическая, и если ты ее не до конца понимаешь, знаний по предмету у тебя не будет. Как сказал Шадурскис, дети должны идти в школу с радостью. А как они могут идти в школу с радостью в таких условиях? Ариадна Михайловна Вовере».

«Русские школы должны быть в Латвии! Иначе дети, для которых латышский язык не родной, отстанут в развитии. Физику, математику и другие специальные предметы не имеет смысла осваивать на латышском языке. Не вредите нашим детям! Это не достойно здравого смысла и человеческих отношений. Относись к другим так, как ты хотел бы, чтобы относились к тебе (Библейская заповедь). Хочется обойтись без массовых протестов. Если бы эта проблема с языком не была заявлена 25 лет назад, Латвия была бы процветающей и дружелюбной страной! Нателла Григорян».

Куда смотрят защитники?

„Очередное наступление на русские школы – это заключительный аккорд принудительной ассимиляции. Повторение массовых протестов 10-летней давности, скорее всего, невозможно. Остается только один путь сопротивления – парламентско-юридический, назовем его так. Поскольку в Сейме представлена только одна партия, позиционирующая себя как защитников русского населения – «Согласие», — вот и хотелось бы хоть через газету их немножко расшевелить: «Что же вы молчите, ребята?» Перед выборами вам всегда есть что сказать по любому поводу, а в острые моменты – будто проглотили язык. Урбанович говорит: мол, если будут протесты, то мы, может быть, что-нибудь будем делать. У этой же партии есть свой представитель в Европарламенте – господин Мамикинс, который сегодня пиарится на российском ТВ, но по насущным проблемам русского населения Латвии тоже молчит. Не слышно и Цилевича, который годами кормил общественность Рамочной конвенцией. Латвия ее ратифицировала, и что – нам полегчало? Зато Цилевич стал депутатом, а сейчас вообще делает карьеру в Европе.

Где Пименов с его ЛАШОРом? Тоже молчит. Может быть, людям, которые выбирают себе таких защитников, стоит думать более трезво? Ведь эти люди располагают всеми ресурсами – и материальными, и временными, и юридическими, и дипломатическими. Они для этого и были избраны – чтобы отстаивать интересы своих избирателей. Это их ежедневная прямая работа! У них куча консультантов, юристов. Ведь простым людям, которые нелегко зарабатывают свой хлеб, и труднее сорганизоваться, и сложно найти время писать бумаги, запросы, жалобы в различные местные и европейские структуры. Владимир Нефедов».

«Согласно многим европейским и международным конвенциям и документам по правам человека, исторические нацменьшинства имеют право учиться на родном языке, если демонстрируют спрос на такое образование. Если бы наша посланники в Европе активнее привлекали внимание к этой проблеме, то камень сдвинулся бы с места. И вот еще что: русские должны много учиться и больше знать – чтобы уметь грамотно за себя постоять. Мы должны быть золотом, чтобы сойти за серебро. Василий Цуканов».

«Все, что происходит сегодня, пошло с 1934 года, когда Карлис Улманис разогнал Сейм. Ведь до Улманиса Латвия была комфортным многонациональным государством, где свободно развивались нацменьшинства, у них были свои школы, даже депутаты выступали с трибуны Сейма на трех языках! И в современном варианте Конституции до недавних пор было отражено понятие «латвийский народ», теперь, конечно, появилась преамбула, все перечеркнувшая. И сейчас тоже фактически идет ползучий государственный переворот. Я коренной русский, мои предки-староверы здесь живут 300 лет. Борис Мефодьевич».

Уровень компетентности все ниже

“Вообще-то такой вопрос даже дико звучит! Само собой разумеется, что русские школы при одной трети русскоязычного населения, исправно платящего налоги, должны быть!

К сожалению, педагогов-предметников в вузах с русским языком не готовят, что приведет просто к убийственной ситуации по деформации школьного образования. Получается, что в Латвии в русских школах сейчас уже при пропорции 40 на 60 готовят дилетантов по всем предметам, а далее эти несчастные заканчивают вузы и становятся уже профессиональными дилетантами во всех областях. Тому свидетельство низкий уровень интеллекта и некомпетентности на всех уровнях властных структур. Возможно, по-латышски они говорят и красиво, только смысла и логику искать в их пассажах бессмысленно.

Латышский язык по сравнению с другими языками очень беден лексически, не говоря уже о бедности эмоциональных нюансов. Это я со всей ответственностью утверждаю как опытный переводчик. В «Википедиях» на русском и английском языках имеется по нескольку миллионов значений терминов, а в латышском, хорошо, если 70 тысяч. В точных науках вообще отсутствуют многие термины, которые придумывают «специалисты» АН, делая совершенно бессмысленные усилия, заменяя общеупотребимые во всем мире слова на латышский новояз. Не делайте из русских детей недоучек, не ломайте их природу! Насильно мил не будешь, а искусственные патриоты как генномодифицированные продукты ведут только к упадку самой Латвии. Т. Никитина”.

«Я 40 лет в школе. Представьте, сколько учеников и их родителей я близко наблюдаю! И сделала для себя вывод. Если русский человек является личностью, он наверняка захочет остаться собой, остаться русским. А остальным все равно. Для них не проблема на экзаменах по натурализации назвать себя и оккупантами, и колонизаторами. И все эти Юдины, Лоскутовы и Макаровы у порядочных людей вызывают только презрение. А латышам давно пора понять, что латышский язык ни при каких условиях не в состоянии быть конкурентом русского языка. Хотя знать его надо — тут никто не возражает. Но учиться на нем — совсем другое дело. В любом классе есть 2-3 одаренных ученика, которые могут все — хоть марсианский изучать . А остальные и без того не мотивированы на учебу, а таким-то образом — и подавно. Их удел — чистить коровники в Англии. Ольга из Лиепаи».

Не мытьем, так катаньем

“Тихая кошачья тактика в принятии неприятных решений характерна для политики Латвии всегда. Сначала слова ортодокса, потом — слухи, потом — дебаты, а потом, когда возмущенные обессилят, можно и решение принимать.

С русским языком то же самое. Сначала хотели 80-20, не получилось, ну пусть — 60-40, потом можно 90-10. А потом, так уж и быть, русский будут в школах вести на русском, а не на арабском, например. Отвоюем хоть это. Я лежала в больнице. Там на столах лежат медицинские журналы. 10 статей известных и не очень известных врачей о болезнях. Ни одного русского. Но уборщица в палате, женщина средних лет, окончила РТУ, курсы экономистов, отлично говорит по-английски, владеет и латышским, и вот …моет пол. На рынке продавцы сплошь русские, хотя и пол-латышски уж давно говорят. Бомжи бродят в основном русские. В тюрьмах, говорят, тоже русские. Роют ямы, укладывают асфальт в подавляющем большинстве русские. Боже мой, какая тупая нация! О каком патриотизме или интеграции можно говорить? Будут все идеально знать латышский — это все равно в нашем положении ничего не изменит. Зоя Коровина”

«Перевод всех школ полностью на латышский язык усугубит и без того нездоровую атмосферу в государстве и только усилит конфронтацию между латышами и русскими. Потому что детям из нелатышских семей очень сложно обучаться на неродном языке. Я сама гражданка Латвии и прекрасно владею латышским. У меня внучка еще совсем маленькая — полтора годика. Мы постараемся записать ее в латышский детский садик и, наверное, дальше и в латышскую школу. Почему? Чтобы не дергать ребенка, не экспериментировать над ним. Людям просто не оставляют выбора. Потому что я вижу, как мучаются другие дети — это ненормально. У знакомых дочка как раз испытала на себе первую реформу: до этого она прекрасно успевала по всем предметам, а как только перевели точные предметы на латышский, знания резко упали, и девочка не смогла получить качественное образование. Тамара из Тукумса».

В поисках компромисса

«В страшные годы советской оккупации латыши учились на своем языке — никто у них этого права не отнимал. Были и чисто латышские школы, и двухпоточные. Может быть, пора при посольстве России открыть русские школы, или хотя бы одну? Но только чтобы там учили по нормальным российским учебникам, а не по нашим латвийским. Сидим с детьми, мучаемся. В учебниках по математике логики никакой, очень много ошибок и нелепостей. Людмила Комиссарова».

«Даже при немецкой оккупации в Риге были русские школы! Вообще хочется спросить: когда, наконец, латыши прекратят страдать ерундой, а займутся делом — например, начнут развивать свою экономику, народное хозяйство? Лариса».

Почему бы депутатам перед внедрением такой реформы не посоветоваться с народом, с родителями, учителями, школьниками наконец? И пусть каждый представит свое видение. Любые спорные вопросы решаются путем компромисса. А так власти добьются только акций протеста, начнутся опять митинги и забастовки. Кому это надо? Раз уж в Латвии есть русскоязычное население, значит, надо уважать его мнение. Пенсионерка».

Латышский — на уроках латышского!

«Русские школы необходимы — это даже не вопрос. Русские исторически присутствуют в Латвии. Латышский язык нужно изучать как предмет. После войны, когда мы вернулись в Ригу из эвакуации, у нас школе были уроки латышского языка два-три раза в неделю. И мы все его знали. А чтобы воспитывать патриотов, нужно прежде всего самим знать свою культуру и историю. А если власти воюют против русских школ, это говорит только о том, что историю свою они не знают. Патриотизм — очень тонкая вещь, его нельзя вбивать гвоздями. Этте Семененко».

«Мне кажется, что это заведомо невыполнимая идея, потому что в Латвии просто нет преподавателей в таком количестве, чтобы обеспечить преподавание во всех школах на латышском языке. Вот пример. Моя внучка училась в одной из престижных русских школ Риги, так вот там безобразно преподавали латышский язык. Нам приходилось нанимать репетитора, платить огромные деньги — чтобы была хоть какая-то минимальная языковая база. Сейчас она учится в медицинском, язык фактически освоила сама, своим трудом. Могу себе представить, учителя какой квалификации придут учить наших детей предметам, если даже латышский язык не у всех получается качественно преподавать! Галина Ивановна».

«Я филолог, лингвист, и как профессионал могу сказать: образование должно быть на родном языке. Это аксиома. Понимаю и то, что директора и учителя держатся за свои места — так же было и в первую реформу, 10 лет назад. В начальной школе должно быть 2-3 урока латышского языка, дальше — больше, но никакого билингвизма, никакого смешивания языков на уроках! С плодами этой реформы сталкиваюсь каждый день. За редким исключением, поверхностные предметные знания, да и латышский не на уровне. Какие преподаватели — такие и ученики. Я латышский язык выучила, когда в 60-х годах меня советская власть «сослала» обучать детей в латышское село. При этом в министерстве просвещения меня предупредили, что русский язык в латышской школе — предмет необязательный, а факультативный.

И в каждом классе у меня сидели дети, чьи родители не хотели, чтобы они учили русский язык. А сейчас это насилие и издевательство над детьми. Задача государства — обеспечить знания языка на уроках латышского. Если этого не происходит — значит, плохие методики, плохие учебники и неважные учителя. Вообще, если бы мне предложили сжечь себя у памятника Свободы взамен на то, что эту реформу отменят, я была бы готова рискнуть… Но, боюсь, это все равно ничего не даст. Тамара Владимировна Шабанова».

Элина ЧУЯНОВА.

http://vesti.lv/news/glas-naroda-russkoi-shkole-byty