В рижском Видземском суде первой инстанции вынесен приговор бывшему полковнику-лейтенанту МВД Латвии Олегу Бураку, обвиняемому в шпионаже в пользу России.

В понедельник с самого утра в Риге у здания суда, где решалась судьба латвийского пенсионера МВД Олега Бурака, собралась небольшая группа поддержки обвиняемого в шпионаже в пользу России. Это в основном гражданские активисты из Русского союза Латвии (РСЛ), журналисты, друзья и бывшие коллеги экс-полковника полиции.

Внутрь никого не пускали, поэтому люди то и дело напряженно вглядывались в окна третьего этажа, пока шло судебное заседание.

Собравшиеся гадали: осудят или оправдают. Если осудят, то насколько? Оптимистичный прогноз – осудят на два года, сколько Бурак уже фактически провел за решеткой в предварительном заключении. Пессимистичный – осудят лет на шесть, не меньше, все-таки карательная машина столько времени трудилась над написанием десяти томов уголовного дела. Зря что ли люди работали?

Олег Бурак перед судебным заседанием, 28 ноября 2019

© Sputnik / Sergey Melkonov
Олег Бурак перед судебным заседанием, 28 ноября 2019

Но вот кому-то удалось разглядеть, как конвой вывел подсудимого из зала суда. Он шел с понурой головой, держа сзади руки в наручниках. Плохой признак… Все в тревоге ждали адвоката, но Имма Янсоне не выходила. Тогда я (автор Алла Березовская – прим. Baltnews) не выдержала, отправила ей смс по телефону: «Как дела?». Через минуту раздался сигнал моего телефона, пришло сообщение: «Все плохо. Признали виновным по всем статьям, наказание 15 лет».

Я зачитала вслух ответ адвоката, если честно, едва при этом сдерживая слезы. Для пожилого и больного человека, который очень тяжело переносит тюремное заключение, 15 лет сродни смертному приговору. Как они могли? За что? Этот же немой вопрос застыл в глазах пришедших поддержать Олега Бурака…

 

Жертва информационной войны

Среди них – лидер Русского союза Латвии Мирослав Митрофанов, активный участник и организатор акций протеста против развязывания «шпиономании» и русофобии в Латвии. Прошу его прокомментировать полученное известие:

«Сегодняшний приговор оказался страшнее самых мрачных наших прогнозов. Мы просто шокированы. Олег Бурак на протяжении всех этих мучительных месяцев категорически отрицал свою вину, что, скорее всего, и повлияло на действия правоохранительных органов. Они надеялись, что им удастся быстро сломить волю больного пенсионера, на руках у которого еще и парализованный сын-инвалид. Да, конечно, еще есть надежда на вторую судебную инстанцию. Но когда суды растягиваются на годы, человека фактически подталкивают к тому, чтобы он скончался за решеткой. Мы до сих пор не знаем, какие конкретно преступления совершил Бурак, обвиняемый в шпионаже в пользу России».

Евродепутат Мирослав Митрофанов на Марше за русские школы в Риге, 15 сентября 2018

© Sputnik / Sergey Melkonov
Евродепутат Мирослав Митрофанов на Марше за русские школы в Риге, 15 сентября 2018

– Г-н Митрофанов, будет ли Русский союз Латвии и дальше бороться за освобождение Олега Бурака?

– Безусловно! Сдаваться никто не собирается. За последние десять лет я не припомню такого жестокого приговора в отношении человека, чья вина держится на таких зыбких доказательствах. И даже они спрятаны от общественности под грифом секретности. Мы намерены через ЕСПЧ и другие международные правозащитные инстанции требовать открытия и публикации материалов по данному уголовному делу. Это важно для всех жителей Латвии, так как сегодня от злой воли латвийских спецслужб пострадал пенсионер МВД, завтра это может быть госслужащий, журналист и вообще любой человек, которого назначат на роль виновного, чтобы показать Западу, как Латвия отважно борется с русскими.

– Вы считаете, процесс над Бураком, а также дела против Александра Гапоненко, Юрия Алексеева и Александра Филея – это следствие закручивания гаек в отношении русских в Латвии?

– Это продолжение истории, которая началась в 2014 году, мы платим по счетам беспрецедентной информационной войны и противостояния между Западом и Россией. В Латвии в 2015 году был ужесточен закон о шпионаже. Новые поправки сильно расширили рамки возможного обвинения в антигосударственной деятельности широких слоев населения, они криминализируют те действия, которые до этого не считались преступными. Сейчас при желании любую поездку в Россию и контакты с российскими коллегами или друзьями можно выдать за шпионские связи.

 

Беседа с адвокатом

Пока мы беседовали с лидером РСЛ, в дверях суда, наконец, показалась явно расстроенная адвокат Олега Бурака – Имма Янсоне, держа в руках наперевес адвокатскую мантию. Ее тут же окружили журналисты. Увидев уныние в рядах группы поддержки, неутомимая Имма постаралась успокоить людей, переживавших за судьбу ее подзащитного:

«Не надо нервничать! Впереди есть еще и вторая инстанция, и мы обязательно будем подавать апелляционную жалобу. За мою практику у меня было только одно дело, которое удалось выиграть сразу в первой же инстанции. Я имею в виду такие политизированные дела, как дело Скрипника, который единственный был оправдан в суде первой инстанции. Остальные дела пришлось отстаивать уже на другом уровне, это дело Куркина и Попко, Даугавпилсской русской партии…»

Адвокат Олега Бурака - Имма Янсоне

© Sputnik / Sergey Melkonov
Адвокат Олега Бурака — Имма Янсоне

– Г-жа Янсоне, все же хочется понять, что конкретно инкриминируют Бураку в части шпионажа? Что за секретные материалы он передавал, кому, когда? Велась ли скрытая съемка его встреч с резидентами иностранных разведок? Можете ли вы это озвучить или вам еще запрещено это делать?

– В деле Бурака нет никаких прямых доказательств его шпионской деятельности. Следствие и прокуратура ссылаются на косвенные доказательства. Но и они никоим образом не доказывают его вину. Мною были установлены 28 случаев непонятных манипуляций с электронными файлами и папками в его компьютере, проделанных уже после ареста Бурака. Одного этого достаточно, чтобы подвергнуть сомнению и прочие предоставленные обвинением электронные доказательства. Не секрет, что сегодня можно дистанционно на ваш компьютер закинуть любую информацию, чтобы опорочить человека.

– Но судья Дундурс тем не менее вынес обвинительный приговор, да еще определив пожилому человеку тяжкую меру наказания в 15 лет лишения свободы с конфискацией всех его денежных средств. Как судья аргументировал столь строгий приговор?

– Сегодня был оглашен лишь короткий вердикт. Но в канцелярии я уже запросила полное решение суда, чтобы ознакомиться со всеми аргументами и подготовить апелляцию. Развернутое решение должно быть готово в течение 14 дней, по закону этот срок один раз можно продлить при необходимости.

– А что за секретный рапорт от некоего секретного агента, на основании которого, как писал Бурак, и строилось обвинение против него?

– Нам это известно только со слов Бурака, возможно, ему об этом говорили в начале следствия. Но в материалах уголовного дела нет никаких упоминаний о таком документе.

 

– А что же тогда есть? Шпионаж, диверсии?

– Нет, диверсии к шпионажу не относятся. Шпионаж – это передача секретных или не подлежащих разглашению данных иностранным спецслужбам. В деле Олега Бурака речь идет в основном об информации многолетней давности, в том числе и той, к которой он не имел доступа и не мог иметь. При этом обвинение не объясняет, откуда у Бурака могла появиться такого рода информация… В деле есть факты его поездок в Россию, где, напомню, живут и похоронены его родственники. По версии обвинения, именно во время этих поездок он передавал сведения российским спецслужбам. Что конкретно, когда и кому он передавал – не уточняется…

– Но в итоге – 15 лет лишения свободы? Никого не убил, не ограбил, ущерба стране не нанес. Чем можно объяснить такую кровожадность?

– Бурак наотрез отказался признать свою вину в шпионаже, хотя на него оказывали сильное давление, даже когда дело уже было передано в суд. Знаете, для меня здесь много чего за гранью разумного.

Суд, к примеру, отказался заслушать двух свидетелей защиты, а они могли подтвердить, что Бурак действительно боролся с коррупцией в рядах МВД, после чего за ним велась слежка. Скажите, какой шпион будет публично разоблачать мошеннические схемы руководства, как это делал полковник Бурак?

Он бы тихо сидел дома, стараясь быть неприметным и незаметным. Олег элементарно мог уехать в Россию в 2015–2016 годах, будь он и впрямь российским шпионом. Ему бы и гражданство там сразу дали, и сыну операцию бы сделали бесплатно. Но он же этого не сделал. Потому что не видел за собой никакой вины.

– Как ваш подзащитный воспринял приговор?

– Тихо и спокойно. Думаю, что ожидал. Ну что ж, будем сейчас с ним готовить апелляцию в Окружной суд и надеяться на победу.

Вечером у Памятника свободы в Риге состоялся стихийный пикет по инициативе гражданских активистов, выступивших в защиту осужденного Олега Бурака. В руках пикетчиков были плакаты с надписями: «За что в Латвии дают 15 лет тюрьмы?», «Требуем открыть материалы дела Бурака!», «Долой шпиономанию!», «Всех не пересажаете!».

У памятника Свободы в Риге состоялся стихийный пикет в защиту осужденного Олега Бурака, 17 августа 2020

© Photo : Алла Березовская
У памятника Свободы в Риге состоялся стихийный пикет в защиту осужденного Олега Бурака, 17 августа 2020

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

https://lv.baltnews.com/school_Russian/20200818/1024123291/Grimasy-latviyskogo-pravosudiya-dokazatelstv-net-15-let-tyurmy—est.html?fbclid=IwAR13lLe2dv3fMcsuclQBVOSL22RFXTmCbQIJbGy0f4A5v4FTe1YAROxO8ns