Цветы несли к могилам красноармейцев по всей стране, а в столице море цветов не могло не стать политическим событием. 
Этим маем у Памятника не было ни концерта, ни угощений. Слышны были не песни, а монотонные предупреждения полицейских о необходимости соблюдать дистанцию в условиях чрезвычайной ситуации. А люди шли и шли. Скажут – по инерции шли, по привычке, как прежде ходили. Но это инерция памяти, которую латвийская власть пытается разрушить все последние тридцать лет, а у неё не получается. 
Причина тому не в заговорах коварных политиков, не в «кремлёвских происках», а в семьях и в головах людей. Они одолели в войну чудовищную несправедливость, а теперь прикасаются к победе предков, чтобы налиться силой, правдой и не дать собой манипулировать. Их много, это спокойная сила, но с ней властям придётся считаться.