Образование сегодня является одним из важнейших вопросов, определяющих перспективы старообрядчества. От количества образованных верующих, причетников и клириков зависит то, какое место старообрядчество займет в жизни России и других стран. Рижское Гребенщиковское духовное училище в настоящее время является передовым учебным заведением не только в Древлеправославной Поморской Церкви, но в целом в старообрядчестве.

Ректор Гребенщиковского духовного училища Иларион Иванович Иванов

Сегодня мы беседуем с ректором Гребенщиковского духовного училища, руководителем издательско-просветительского отдела Рижской Гребенщиковской старообрядческой общиныИларионом Ивановичем Ивановым.

***

Иларион Иванович, с какого времени ведет свою историю Гребенщиковское старообрядческое духовное училище?

Гребенщиковская школа для детей староверов существовала в Риге с 1873 года. Сейчас мы находимся в здании бывшей школы. История Гребенщиковской школы и в целом старообрядческого духовного образования непосредственно связаны с историей Рижской Гребенщиковской общины. В этом году община отмечает 260-летие освящения своего храма. В Риге староверы, как говорится, живут с незапамятных времен.

По меньшей мере, с начала XIII века — это точно. 

Староверы — с конца XVII века. А если иметь в виду, что здесь русский люд был еще до петровских времен, то с XII–XIII веков. В Риге была русская деревня, русские купцы здесь жили и занимались торговлей. Потом наступил исторический период, когда число русских здесь уменьшилось. А вот с расколом в Русской Церкви, с реформами патриарха Никона, сюда, в Ригу, поток русских увеличился. Как от брошенного в воду камня расходятся круги, так и гонимые приверженцы старой веры ушли на окраины Российской Империи и за ее пределы.

Надо сказать, что рижское русское купечество — это в основном староверы. Но они и тут находились в сложном положении. Староверам не дозволялось оставлять своим детям наследство, дети считались незаконнорожденными. Поэтому часто, чтобы передать дело по наследству, староверы переходили в новообрядчество. А после составления документов опять возвращались назад и молились в моленной. В общем, сложное положение было, особенно в XIX веке, во времена Николая I. Николаевские гонения были особенно ужасными. Легализация старообрядцев, как известно, состоялась только в начале XX века.

До этого, видимо, не было возможности создавать какие-либо легальные учебные заведения, а образование в ту эпоху, можно сказать, было домашним.

Домашнее образование — это распространенная форма обучения у староверов в прошлые века. Бытовала такая интересная практика образования: законоучитель, грамотный человек (тем более начетчик) ходил по семьям, жил какое-то время в семье и обучал детей церковной грамоте. Многих так научил чтению и пению. Например, Антоний Георгиевич Мидунецкий (1888–1955), причетник РГСО, поэт-самоучка.

Долгое время в Гребенщиковской школе учителем был Анисим Иванович Волович (1866–1946) — известный собиратель книг и педагог. Так вот он, оказывается, в свое время получил именно домашнее образование. В конце XIX века его родители жили на территории нынешней Литвы, они дали ему домашнее образование настолько полноценное, что он сумел пройти соответствующую комиссию и получил разрешение на преподавание в старообрядческих школах.

Кстати, сейчас мы готовим к изданию рукопись А. И. Воловича, написанную в 20-е годы XX века к 50-летию Гребенщиковской школы. Очень богатый фактический материал.

А с Выгом была какая-нибудь образовательная или просветительская связь?

Без сомнения, Выго-Лексинское общежительство не могло не оказать прямо или опосредованно влияние на рижских староверов, но эта тема еще ждет своего исследователя.

Известно, что немало икон в иконостасе Успенского храма Гребенщиковской общины — это иконы с Выга. Вообще староверы в то время, живя на разных территориях, поддерживали между собой тесные связи.

Интересный пример такого взаимодействия: в 1813 году в Риге были приняты так называемые Рижские статьи. Это, в сущности, первый устав Рижского старообрядческого общества. Устав с несущественными изменениями был перенят от Московской Преображенской общины. Ведь рижские староверы были федосеевцами. Этот устав подписал в Риге московский купец, федосеевский наставник, монах стародубской обители Яков Васильевич Холин (1753–1820 гг.), который и стал первым председателем Церковного Совета Рижского старообрядческого общества.

Еще один пример, ближе к теме нашего разговора, Григорий Семенович Ломоносов (1823–1885) — руководитель Виленской общины (ныне Вильнюсская), рижский купец и крупный благотворитель. Это он встретил Николая Семеновича Лескова, когда тот по заданию МВД приехал в Ригу, чтобы разобраться со школьными делами рижских староверов, стал одним из учредителей Гребенщиковской школы в 1863 году. В 80-е годы XIX века он добился от виленских властей (ныне — Вильнюс, Литва) разрешения на постройку каменного здания для богадельни, а впоследствии — Вильнюсского Свято-Покровского храма.

Вильнюсская Свято-Покровская старообрядческая церковь

Похоронен Григорий Семенович Ломоносов на кладбище у этого храма. В 2020 году исполняется 135 лет со дня его упокоения.

А такие личности, как Иван Никифорович Заволоко сыграли свою роль в просвещении и образовании?

Иван Никифорович Заволоко (1897–1984) — один из известнейших религиозных и общественных деятелей староверия Балтии в XX веке, наставник, историк староверия, знаток знаменного пения, иконописи, собиратель рукописных и старопечатных книг. Он — первооткрыватель рукописного автографа XVII века, содержащего Жития протопопа Аввакума и инока Епифания, известного как «Пустозерский сборник Заволоко». В 1920–30-е годы произошло становление Латвийского государства. Латышский язык, латышская культура имели, естественно, приоритет. К тому же шел процесс урбанизации — староверская молодежь из деревень уезжала в город. Возвращаясь домой, молодые староверы привносили уже что-то другое, городское, теряли традиции. В этих условиях Иван Никифорович объединил своих сверстников. Таких же, как он, — двадцати-тридцатилетних староверов, ратующих за сохранение традиций, русскости, культуры Святой Руси. Так возник «Кружок ревнителей русской старины». Кружок издавал журнал «Родная старина», который популяризировал русскую культуру, историю иконописания, архитектуры, живописи.

Иван Никифорович Заволоко. Конец 1920-х годов. Фото из архива Рижской Гребенщиковской старообрядческой общины
Иван Никифорович Заволоко. Конец 1920-х годов. Фото из архива Рижской Гребенщиковской старообрядческой общины

Теперь, возвращаясь к вопросу. И. Н. Заволоко сыграл значительную и пока недостаточно оцененную роль в просвещении и образовании. Вот смотрите: И. Н. Заволоко активно участвовал в разработке программы преподавания Закона Божия для учащихся-староверов основных школ Латвии, составлял «Методические указания вероучителям», преподавал в русской правительственной гимназии и в воскресной школе при РГСО.

И. Н. Заволоко занимался организацией и преподаванием на религиозно-просветительских курсах для духовных наставников и вероучителей. В 30-е годы XX века издавались подготовленные им «Учебник по Закону Божию» и «История Церкви Христовой». Эти книги выдержали несколько изданий. В этом году, например, выйдет из печати 6-ое издание «Учебника по Закону Божию».

Известно, что некоторые старообрядческие иконописцы после революции 1917 года разъехались по европейским странам.

Да, после революции и Гражданской войны образовались балтийские государства и староверы оказались в разных странах, в том числе известные иконописцы: Гавриил Евфимович Фролов(1854–1930 гг.), Иван Ипатьевич Михайлов (1893–1993), Пимен Максимович Софронов (1898–1973) и др.

Необычна судьба П. М. Софронова. Он известен больше в Западной Европе и США, чем у нас. Уроженец Эстонии, ученик Г. Е. Фролова, в конце 1928 года благодаря хлопотам И. Н. Заволоко приехал в Ригу и возглавил иконописную мастерскую при «Кружке ревнителей русской старины». В 1928–1930 гг. преподавал на курсах иконописи, но был приглашен в Париж, где руководил школой древнерусской иконописи, участвовал в работе Международного конгресса изографов.

В конце 1930-х годов был приглашен в Ватикан для подготовки к всемирной выставке христианского искусства. Писал иконы в традиционном стиле, свято следовал канонам древнерусского иконописания. После Второй Мировой войны был приглашен в США, поселился в одной из старообрядческих общин. Много писал икон, организовал несколько персональных выставок. Похоронен в США, недалеко от храма в Милвилле.

В 2018 году в Гребенщиковской общине отметили 120-летие известного староверского иконописца: состоялись международные духовно-исторические чтения, помолились памятную панихиду о рабе Божием Пимене. Вышло репринтное издание «Целебника» — это методическое пособие П. М. Софронова по древнему иконописанию, посвященное Г. Е. Фролову и отпечатанное в 1931 г. во Франции.

А что можно сказать о местных благотворителях?

Очень много можно рассказывать и о благотворителях, и о меценатах, и о людях, которые возглавляли Рижскую Гребенщиковскую общину. Но коль представился случай, хочу очередной раз остановиться на том, откуда пошло название «Гребенщиковская». Сразу скажу, что это название к Алексею Петровичу Гребенщикову имеет весьма косвенное отношение. О нем мало что известно. Да, он был благотворителем, жертвователем, но Рижская богадельня и больница это название получили по воле царских властей от названия мызы «Гребенщиковская» (мыза в Эстонии и Латвии — отдельно стоящая усадьба с хозяйством, поместье). Невозможно представить, что «раскольничьим» богадельне и больнице в николаевскую эпоху присвоят имя купца-старовера!

До 1833 года действовали «Правила для управления Богадельни, Больницы, Сиротского отделения и школы Рижского старообрядческого общества», то есть «Правила Паулуччи».

Маркиз Филипп Осипович Паулуччи

Правила основывались на принятых в 1813 году «Рижских статьях» и были в 1827 году утверждены генерал-губернаторам Маркизом Паулуччи. Однако Филиппа Осиповича Паулуччи освободили от должности генерал-губернатора и назначили нового, гораздо более жесткого. Что поделать, это была «николаевская» эпоха. Одной из его задач было ужесточение отношения к староверам. «Распустились, видите ли, они». «При Паулуччи они имели даже свой устав». Естественно, этот устав отменили и установили новые Правила 1833 года.

Как уже говорилось, с 1813 года общиной управлял Церковный Совет. Он был распущен новым губернатором, и управлять богадельней и больницей были призваны попечитель и эконом. Староверам позволялось определить, кто будет попечителем и экономом, но их кандидатуры утверждали власти. Тогда же появилось официальное название «Гребенщиковская».

Здание Рижской Гребенщиковской старообрядческой общины

Когда попечитель и эконом увидели документы с этим наименованием, то очень удивились:

«Ну почему назвали Гребенщиковскими? — Да, Гребенщиков, ныне покойный, лишь один из жертвователей, но мы как-то обидим других, не менее уважаемых жертвователей».

На что власти ответили:

«Гребенщиков тут ни при чем, никакого отношения к имени Гребенщикова ваша богадельня и больница не имеют. Богадельня и больница обеспечиваются молоком и другими продуктами с мызы Гребенщиковской. Вот по названию мызы, которая обеспечивает продуктами, и будет называться ваше заведение».

Это подтверждается в переписке попечителя и эконома с властями, которая была опубликована в 1-ом выпуске «Рижского старообрядческого сборника». Ну и потом, уже разбираясь в исторических документа, в частности, изучая отчет 1826 года по делам богадельни, я обнаружил, что более крупным жертвователем был Сава Дьяконов, рижский купец 1-ой гильдии, владелец кожевенного завода, член Церковного Совета (1813) Рижского старообрядческого общества.


Если уж называть общину по имени выдающихся щедрых жертвователей или меценатов, то справедливо было бы назвать ее «Дьяконовской богадельной» или «Дьяконовской общиной». Именно Сава Дьяконов предоставил свой земельный участок и все те строения, которые были на этом участке для освящения первой в Риге общественной моленной. И он, судя по списку жертвователей, был весьма щедрый. Конечно, среди жертвователей был и А. Гребенщиков, но он гораздо меньше жертвовал, согласно имеющимся отчетам.

Сейчас некоторые староверы говорят, что христианину достаточно научиться молиться, читать Псалтырь, знать лестовку, а остальное все не нужно. Почему на самом деле сейчас образование необходимо? Какие вызовы нового времени к этому обязывают?

Вызовы, которым должно противостоять современное христианское общество, в общем-то, всем известны. Если уж Генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш в обращении сослался на Апокалипсис и упомянул четырех всадников, какие беды и напасти ожидают человечество!? Но не сами ли люди в этом повинны? Староверы должны, прежде всего, обращать внимание на духовную сторону. Поэтому духовное образование, как я думаю, призвано служить просвещению, чтобы христианин мог осознать эти вызовы, пытался сам противостоять им и учил этому ближнего своего, сохранял самоидентичность, веру своих предков. В этом ведь спасение.

После раскола русской Церкви староверы никогда не чурались образования. Наоборот, потеряв священство, защищаясь от нападок никониан, стараясь сохранить свои православные традиции они обратились ко всему наследию святоотеческой литературы. Отсюда и стремление староверов к образованию, к книге.

Это общепризнано, что староверы сохранили древнерусскую литературу. Посмотрите, где хранятся книги, собранные староверами: Библиотека Академии наук в Санкт-Петербурге, Пушкинский дом в Санкт-Петербурге, Московский университет, Археографическая лаборатория Ирины Васильевны Поздеевой и т. д.

Давайте посмотрим еще раз, как староверы обучали детей. В Риге до того, как начала работать Гребенщиковская школа, были тайные школы. Например, так называемая, Марочкина школа, где по домам собирались и обучали детей. Поэтому после Манифеста о веротерпимости староверские школы открывались повсеместно. Большое значение в просветительской сфере сыграли диспуты, дискуссии староверов с миссионерами. Это и в литературе отражено.

А какова история именно этого училища, когда оно появилось в нынешнем формате?

Важное событие в образовательной сфере у федосеевцев и поморцев произошло в начале XX века. В 1911 году в городе Двинске (ныне Даугавпилс) состоялся Первый всероссийский съезд учителей (законоучителей) Закона Божьего. Это свидетельство того, что здесь уже была сеть старообрядческих школ, были преподавательские кадры, образование имело хороший уровень. В 1920–30-е годы во время формирования независимых Латвийской и Литовской республик вопрос обучения, подготовки наставников постоянно находился в поле зрения духовного руководства. Первые трехгодичные курсы были в Каунасе в начале 1930-х годов. Был всего один набор, но благодаря ему подготовили многих духовных наставников.

Новая эпоха началась в 1989 году. На исходе завершения перестройки перед распадом Советского Союза изменилось законодательство, было позволено создавать духовные центры, учебные заведения и издательства. В конце 1989-го года и появилось Рижское Гребенщиковское духовное училище. Оно действовало около 4-х лет на базе Рижской Гребенщиковской старообрядческой общины. Община располагала такими возможностями. Это была одна из крупнейших поморских общин в мире. Набор был где-то около десяти человек. Это были сравнительно молодые люди, они и проживали на территории Гребенщиковской общины, занимались и теоретической, и практической частью — участвовали в богослужении в храме общины.

Но в середине 1990-х ситуация изменилась: появились границы, сократилась возможность переезда из одной страны в другую, ведь на этих курсах в те годы обучались не только граждане Латвии, но и Белоруссии, Литвы, России.

Печально, к сожалению…

Одно время практиковалась стажировка будущих наставников в Гребенщиковской общине. Они сюда приезжали, община обеспечивала их жильем и питанием. Кандидаты могли здесь самостоятельно обучаться, заниматься в библиотеке училища и участвовать в богослужениях. Но оказалось, что этого мало для полноценного образования.

Только к 2006 году ситуация дозрела для полноценного возрождения — появления Гребенщиковского духовного училища в нынешнем его виде. Основы этого училища заложил наш старовер, доктор технических наук Никола Тимофеевич Иванов. Он происходил из староверческой семьи и всю жизнь занимался образованием, светским образованием. К сожалению, Никола Тимофеевич в 2015 году преждевременно умер, не дожил до 80 лет.

Библиотека имени директора училища Николы Тимофеевича Иванова

Инициатива создания училища была за нашими наставниками, которые все время говорили: «Надо, надо, надо обучать». В 2006 году сложилась такая благоприятная ситуация — в этом здании на первом этаже освободились помещения, где и началась история Гребенщиковского духовного училища. Нужно было повышать образовательный уровень, дать духовное образование людям, которые являлись причетниками, наставниками. Поэтому первыми учащимися Гребенщиковского духовного училища в те годы были действующие причетники Гребенщиковской общины, ее служащие, латвийские, эстонские, литовские духовные наставники.

Никола Тимофеевич Иванов
Никола Тимофеевич Иванов

У нас обучение прошли даже руководители духовных центров, например, о. Никола Бабичев из Украины. Собиралась довольно большая аудитория. Одновременно складывалась, формировалась программа обучения и преподавательские кадры.

Получалось так, что некоторые преподаватели, пройдя курс обучения, через два-три года становились преподавателями в Гребенщиковском духовном училище. Наверное, следует сказать, в чем особенности, в чем отличия Рижского Гребенщиковского духовного училища 1990-х годов от сегодняшнего духовного училища. Тогда было другое время и экономические условия были другие, учащиеся занимались целый день, проходили практику и выполняли какие-то послушания в Гребенщиковской общине. В наши дни такая форма обучения, увы, пока невозможна. По факту мы перешли на вечернюю форму обучения и обучение дистанционным способом через скайп. Обучение организовано после работы с 18 часов, два-три раза в неделю.

Продолжение следует