Является ли вхождение Латвии в состав СССР оккупацией?

Этот вопрос в последние 30 лет является самым актуальным и самым болезненным для латвийского общества. В Латвии анализу событий 1940 года посвящена огромная библиография. На основе «оккупационной доктрины» в нынешней Латвии базируется вся гражданско-правовая система.

IV Гаагская конвенция от 18 октября 1907 года, подписанная 44 странами, рассматривает оккупацию как последствие международного военного конфликта. 

Т.е. оккупации должны предшествовать военные действия между государствами. Оккупированной считается территория противника, занятая в ходе войны или военного конфликта. 

Именно так оккупацию определяет статья 42 в разделе III «О военной власти на территории неприятельского государства». Так же трактует понятие «оккупация» и более поздний международный документ – Женевская конвенция от 12 августа 1949 года «О защите населения во время войны».

Но в 1939/1940 гг. между СССР и Латвией не было ни вооружённого конфликта, ни военных действий. Следовательно, исходя из определения, зафиксированного Гаагской конвенцией, не было и оккупации. Других документов в системе международного права, определяющих понятие «оккупация», не было. Все происходящее имеет свое место и свое время. По нормам международного права, действующим в 1940 году, термин «оккупация» неприменим к вхождению Прибалтики в состав Советского Союза.

Помимо дефиниции в международно-правовой литературе существует система признаков, характеризующих это понятие — «оккупация». Вот общепризнанные основные.

 Во-первых, временный характер этого состояния. Во-вторых, обязательное наличие ущемления прав населения оккупированной территории. И, в-третьих, обязательное принятие государством на себя функций управления, установление специальной администрации на оккупированной территории.

Как процесс вхождения в состав Советского Союза, так и нахождение в нём республик Прибалтики не отвечает указанным признакам. Латвию в 1940 году не оккупировали, а при активном содействии левых партий и поддержке части населения присоединили к Советскому Союзу. Формально даже не по инициативе Кремля, а по просьбе латвийского парламента. И летом 1940 года это вовсе не противоречило общественному мнению в этой стране, которое основывалось на реальной ситуации в Европе того времени. В 1940 году включение в состав СССР представлялось для республик Прибалтики меньшим из двух зол, и именно поэтому они предпочли этот вариант, ибо независимость нельзя было сохранить ни при каких условиях. «В 1930-х годах прибалты были совершенно одни, не имели союзников, — признает один из активных защитников «оккупационной доктрины», финский журналист Ю.Рислакки. — Лимитрофная политика не удалась, как и сотрудничество самих стран Балтии». Литва и Польша конфликтовали, а Финляндия не хотела связывать безопасность своей страны с безопасностью стран Балтии. 

Страны Балтии надеялись на Лигу Наций и поддержку западных стран, но им пришлось горько разочароваться. Политика стран Балтии, как и Финляндии, исходила из учёта интересов СССР и Германии.

Вот почему, имея обученные и оснащённые армии (проживающий в Канаде латышский историк Э.Андерсон приводит данные о военном потенциале стран Балтии, показывающие, что он в два раза превосходил тот, которым располагала Финляндия), балтийские государства даже не предприняли попытки постоять за свою независимость, как это сделала соседняя Финляндия, они мирно вошли в состав СССР.

Источник: Симонян Р.Х. Россия и Латвия. История и прогноз взаимоотношений // Восточная Европа. Перспективы. — № 5 — 2011. С.7–35