Один из самых известных юристов Латвии, опытный следователь и общественный деятель Айварс Боровковс, стоявший у истоков восстановления латвийской независимости, знающий намного больше, чем говорит, — в интервью журналу «Открытый город» бьет тревогу по поводу морального состояния общества. Приводим выдержки из интервью.

 

Собака проверяет хозяина

Недавно Генеральный прокурор Латвии Эрикс Калнмейерс во всеуслышанье заявил, что за ним велась слежка, и рассказал, как расставляет ловушки в квартире на случай прихода нежданных гостей. Вы можете объяснить, как такое возможно? Мы возвращаемся в 90-е?

В русском языке есть слово «беспредел», которое действительно больше характерно для времени 90-х. Знаете, сейчас модно рассуждать о кошках и собаках. Так вот собаки всегда проверяют хозяина на прочность, определяют опытным путем, насколько можно на него «наехать».

Хочу напомнить, что в свое время не придали значения тому, что избили Яниса Кажоциньша, бывшего руководителя главной спецслужбы страны. В конце 2016 года по общественному телевидению (!) началась травля Ярослава Стрельчонка, главы Бюро по борьбе с коррупцией. Ему давали понять: ты остановись, и мы остановимся. Я в этом усмотрел откровенные угрозы, на которые тоже не было никакой реакции. Далее, кража в квартире нынешнего главы SAB Яниса Майзитиса. Это же явный сигнал, предупреждение: парень, ты ведешь себя не так, как надо. Или сага вокруг Вашкевича, бывшего шефа Криминального управления таможни, со взрывами, покушением на убийство, исчезновением адвоката…

«Собака» во всех этих случаях как будто пробовала, как далеко она может зайти. Оказалось, что может и очень далеко! Увы, бывает, что толерантность власти расценивается как признак слабости.

Кстати, первый генпрокурор Латвийской республики Янис Скрастиньш, настоящий профессионал своего дела, тоже уходил из прокуратуры, можно сказать, с криком души: на меня давят! Но кто? Этого так и не попытались выяснить.

А сейчас начинается травля председателя Верховного суда, генпрокурора, начальника Госполиции… За кулисами этих событий видны силуэты одних и тех же кукловодов…

И кто же эти кукловоды?

(Пауза). Выявить системность происходящего — дело чести Полиции безопасности и Бюро по защите Сатверсме.

И все же, чем может закончиться история со слежкой за генеральным прокурором?

(Пауза) Если произошло нарушение закона, надо разбираться. В этом случае я бы не спешил с публичными заявлениями. Но по-любому потом все равно придется дать этому юридическую оценку. […]

Мы недавно говорили с архиепископом Збигневым Станкевичем. Он тоже очень обеспокоен возрождением у нас необольшевизма, причем такого, которым страдают люди, называющие себя либералами.

Как говорил Жванецкий, мы быстро переходим от предмета обсуждения на личности. Вот это и есть та проба допустимого, о которой я вам говорил. До тех пор, пока эта правовая революционность оказывается безнаказанной, она будет существовать. Поэтому раздаются личные оскорбления даже в адрес архиепископа! Он высказывает неприемлемые для этих «революционеров» мысли, и за это они готовы его растоптать.

Возвращаясь к комиссии, хочу сказать, что сотрудники прокуратуры, к сожалению, вели себя слишком толерантно. Позволю себе покритиковать бывших коллег. В выступлениях приглашенных людей публично озвучивались и сведения о других возможных фактах грубого нарушениях закона. Например, о коррупции в массмедиа, но это осталось без должного внимания. Так, публицист Имант Лиепиньш сделал ряд заявлений, в том числе, что журнал Ir готовит платные интервью в интересах угодных для них должностных лиц. Этот факт надо было проверить. И либо ответственность за деяние, либо — за публичную клевету.[…]

Сегодня любая личность, которая пойдет против потока или хотя бы скажет: «Успокойтесь!», обречена быть забросанной камнями. Сейчас народ фактически живет в окопах. Авторитетов нет, а уважение — не в почете. Современное общество пронизано агрессией. Каждый, кто пытается встать над толпой, рискует стать мишенью.

Во времена Атмоды был такой психологический климат, когда все любили всех, а сейчас страна погружается в депрессию из-за того, что все ненавидят всех. Толерантных травят, и лучше, как у Райкина, — не высовываться. Поощряются самые низменные инстинкты публики, желающей подсмотреть в замочную скважину.

Вы наверняка встречаетесь с бывшими коллегами, кто при власти. Есть там здравые умы?

Когда с ними разговариваешь в кулуарах, вроде нормальные люди, а появляются перед камерой — словно их подменяют.

Карл Маркс построил свою теорию на борьбе классов. Но ему в самом страшном алкогольном бреду не могло предвидеться, что появится третий класс — буржуазия чиновничества или бюрократии, которая будет иметь все рычаги власти и которая загонит пролетариат и капиталистов в один окоп. Эта каста давно оторвалась от общества, для них власть — это бизнес, в котором нет ограничений по растратам, а касса — бездонна.

Значит, нам нужен такой лидер, который поменяет тренд?

Было время, когда все, кто появлялся извне, принимался с восторгом. Например, Вайра Вике-Фрейберга, которая возникла неожиданно для всех. Теперь это уже не пройдет. Власть окончательно дискредитирована. Теперь любой, имеющий Facebook или Twitter, — эксперт, способный если не управлять страной, то, по крайней мере, облить грязью тех, кто этим занимается. В мире много выдающихся уроженцев Латвии, но я боюсь за них — если кто-то надумает окунуться в политическое болото, он a priori станет подонком и преступником. Не знаю, что должно произойти, чтобы власть стали уважать.

А на молодежь вы не возлагаете надежд?

Надеюсь, что да, но боюсь, что нет.

Тем не менее, мы очень счастливое поколение: жили без войны, были участниками восстановления своего государства, свидетелями Миллениума. Видим, как по подобию СССР с такими же ошибками строится новый Союз, который рано или поздно развалится. Все масштабно. Мне с семьей и друзьями довелось оказаться в эпицентре крупнейшей природной катаклизмы — цунами в Пукхете (такой новогодний отпуск ни за какие деньги не купишь). Но все меняется, и все будет. Жить не скучно.

 
http://vesti.lv/statjja/nasha-latvija/2018/03/27/yurist-narod-zhivet-v-okopah-vse-propitano-agressiey