Сегодня 80 лет со дня восстановления советской власти в Латвии!

День казался самым обыкновенным – понедельник – началась рабочая неделя. Каждый занят своим важным и неотложным делом: кто-то спешит в лавку, кто-то в контору, иной прогуливается по безлюдным бульварам, наслаждаясь теплой летней погодой. С утра, как обычно в будни, по полупустым улицам все также куда-то мчатся автомобили, неуклюжие синие автобусы развозят редких горожан, трамваи, звеня и гремя, катятся по узким улочкам в поисках пассажиров, тут же неспешно за ними, цокая копытами, лениво бегают экипажи.

Никто не подозревает, что где-то уже приведены в готовность все силы резерва полиции, осталась незамеченной рижанами и танковая колонна, идущая маршем, на подступах к Риге. И только избранные знают о наступающих событиях…

После полудня самым совершенным образом все начало резко изменяться. В 1 час дня радиофон неожиданно сообщил ничего неподозревающим горожанам, что в Ригу вступили советские войска, жителей просят всячески содействовать им и не мешать дальнейшему продвижению. До этого момента весь город находился в блаженном неведении.

Что происходило дальше можно узнать от самих горожан: 

 

«Неожи­данно для всех в час дня возле здания вокзала остановились два советских танка. Вскоре их окружили толпы рижан. Полицейские попытались разо­гнать любопытных, но с каждой минутой их число все росло и росло. Не­многим позднее, когда к вокзалу стали стекаться не успевшие еще даже переодеться рабочие заводов и фабрик, она уже превратилась в море. На пыльную броню танков сыпались цветы, в толпе раздавались возгласы «Да здравствует Советский Союз!». Зазвучал «Интернационал».

Правительство вывело на улицы все имев­шиеся силы: полицию, пожарные части, штаб­ную роту. Через некоторое время на вокзальную пло­щадь врезалась конная полиция, на крыше вокзала установили пулемет. Лошади полицейских начали топтать людей, а резиновые дубинки обру­шились им на головы. Стычка с каждой минутой становилась ожесточен­нее. Рабочие начали выворачивать камни из мостовой, вооружались коль­ями и досками.

С крыши вокзала раздалась пулеметная очередь, полицей­ские и жандармы, стреляя в воздух и толпу, начали со всех сторон теснить рабочих… То тут, то там, настигнутые пулей, падали люди. Рабочие стали забрасывать полицейских камнями, отбиваться палками, пошли вруко­пашную».

Каким образом разворачивались в те дни события в Риге, советский полпред В. К. Деревянский подробно осветил в своем докладе Молотову 3-го июля 1940 г. Он сообщал, что 17-го июня в 2 часа дня (время москов­ское) в Ригу вступили передовые части советских войск. Население встре­тило их восторженно, с красными знаменами. Полиция пыталась разогнать встречавших. После вступления в Ригу советские войска тут же заняли во­кзал, почту, телеграф, телефон, радио. Все передачи по радио, в том числе выступление президента К.Ульманиса, передавались только с предвари­тельного разрешения советских властей.

Что происходило далее, остается догадываться, поскольку информация из официальных источников, доступных обычному горожанину на тот момент, очень и очень скудна и носит явный пропагандистский характер, описывая происходящее в ярких и радужных тонах.

Большинство наблюдали ситуацию собственными глазами, выйдя на улицу, или черпали информацию из газет, которые, ввиду тех же событий, перестали быть объективными, поскольку подчинялись наскоро изданному указанию о содействии советским войскам и делали, как мне кажется, все возможное для более мирного и бескровного протекания перемены власти.

 

Показателен тот факт, что ни в одной крупной газете ни в «Сегодня», ни в «Jaunākās Ziņas» невозможно найти подробных описаний происходящего в эти дни на улицах города. Все умалчивается.

Причины этой секретности, как мне кажется, довольно просты: власти лишний раз не хотели будоражить умы людей. Да и кроме того, отныне все средства массовой информации находятся под контролем советского командования, не пропускающего в печать ничего «лишнего».

Вместе с тем, как можно понять причины из следующей заметки, почему все события преподносятся только с положительной оценкой. «Сообщение полпредства СССР» от 19-го июня («Сегодня», 19-е июня):
 

«Во вчерашних газетах была помещена заметка под заглавием «Меры для поддержания порядка при вступлении советских войск в Ригу». В этой заметке, между прочим, сообщалось, что поведение публики произвело чрезвычайно нежелательное впечатление на сов.войска, руководство которых якобы обратилось к латвийским учреждениям с просьбой воспрепятствовать нарушению продвижения войск.

Полпредство СССР заявляет, что с подобного рода просьбами советское командование к латвийским учреждениям не обращалось, и что это сообщение ни в какой мере не соответствует действительности. Население не препятствовало продвижению войск, и советское командование совершенно удовлетворено радушной встречей и приветствием населения».

Похожие заметки, на которые ссылается полпред, можно найти в «Kurzemes vārds» и «Latvijas kareivis» от 18-го июня. Вот, что сообщали журналисты читателю в тот день («Kurzemes vārds», 18-е июня):
 

«…до этого момента улицы были полупусты, однако после полудня на улицах собралось множество любознательных, которые в значительной мере мешали продвижению войск. Некоторые «темные элементы», несмотря на свое незначительное число, пытались спровоцировать толпу на беспорядки и даже столкновения. Для ликвидации недовольных была привлечена полиция, также были привлечены группы военных и пожарных».

О ситуации в городе рассказывают очевидцы событий 17-го июня:

«На улицах Риги начались столкновения встречающих с полицией. Они продолжались весь день, и полиция для усмирения толпы применила резиновые дубинки и даже огнестрельное оружие. Самые ожесточенные столкновения произошли возле привокзальной площади, поскольку советские танки остановились неподалеку от здания вокзала и множество горожан хотели лично поздравить советских танкистов, однако полиция не дозволяла желающим приближаться к колоннам.

Вплоть до 3-х часов дня все новые массы народа стекались к вокзалу, полиция предусмотрительно вызвала подкрепление. Вскоре им на помощь прибыли дополнительные взводы вооруженной полиции и конные полицейские, которые тут же начали разгонять толпу, ставшую к этому моменту более агрессивно настроенной. Разгоняемые демонстранты ринулись в сторону охраняемой префектуры.

Стоявшие в ее оцеплении полицейские, не поняв намерений бегущей толпы, открыли по ней огонь. В свою очередь, на выстрелы толпа ответила булыжниками. Тяжело ранены трое полицейских».

Тем не менее, в противовес приведу информацию из официального источника, заметка «Жители на улицах приветствуют президента» («Jaunākās Ziņas», 18-е июня):
 

«Вчера после полудня около 16 часов президент К.Ульманис отправился в поездку по столичным улицам. Президента сопровождали: адъютант полковник М.Лукин и секретарь Я.Рудумс. Машина выехала из Замка по ул.11 Ноября доехала до понтонного моста и свернула на ул.Грецинеку. По внутренним улочкам машина выехала на привокзальную площадь.

Медленно проезжая в открытом автомобиле, президент соблюдал все правила движения. В дальнейшем поездка продолжилась к зданию вокзала, по ул.Марияс и ул.Матиса, оттуда по ул.Бривибас обратно к Замку. Собравшиеся на улицах люди соблюдали дисциплину, приветствовали президента и кричали «Да здравствует президент!».

Кажется, что в городе спокойно и ничего особенного не происходит. Остается неясным, кто же все-таки прав, говоря об обстановке в городе. Для большей убедительности озвучим еще одно свидетельство участника событий (Янис Гринвалдс, 17-е июня):
 

«Красная армия входит в Ригу. Мимо вокзала на улицу Марияс едет машина Ульманиса. Её провожают удивление и свист. Льётся кровь у префектуры. Раненых рабочие увозят. Около 22 часов рядом с кинотеатром Splendid Palace мне в грудь тычет револьвером капрал батальона генерального штаба. Не даёт идти на улицу Свободы. «Силой заставим подчиниться!». Зовёт двух вооружённых солдат батальона генерального штаба, приказывает показать паспорт и идти домой».

От себя добавлю, в источнике указывается, что автор этих воспоминаний в середине 1930-х сидел в тюрьме за политические воззрения – протестовал против авторитарного режима Ульманиса.

Как видно из вышесказанного, население разделилось на два лагеря. Одни поддерживали действия Советского Союза, другие продолжали верить в принципы независимого государства.

В качестве доказательства факта массовых народных волнений можно принять во внимание скоропалительный закон о порядке. Министру внутренних дел Корнелийсу Вейдниексу пришлось срочно принимать строгие меры по наведению порядка, которые подразумевали: запрет на собрания в группах более 4-х человек, ограничение передвижения частных лиц в ночное время (с 22 часов до 4 часов), запрет держать открытыми торговлю крепкими напитками, рестораны, трактиры и другие питейные заведения, а также оружейные магазины.

За неисполнение этого распоряжения нарушителю грозил штраф до 1 000 латов или 3 мес. ареста, или обоими видами наказания вместе. Распоряжение вступило в силу 18-го июня. С 18-го июня Рига объявлена на осадном положении, а со следующего дня и вся Латвия переводится в режим чрезвычайного положения.

Как можно узнать из заметки «Заслуженные наказания нерадивым гражданам», нашлись такие, кто попал под действие Закона о порядке («Jaunākās Ziņas», 18-е июня):
 

«Вчера во время вхождения советских войск в Ригу многие граждане устроили инциденты, мешая движению, обществен­ному спокойствию и порядку. Рижский префект К.Яунарайс сегодня утром наказал…».

Далее следует список задержанных из 13 человек. Штрафы нарушителям назначены в размере от 500 до 1 000 латов, к некоторым применен арест на 3 мес. Кстати, в дальнейшем, по информации от 22-го июня, можно узнать, что аресту за неподчинение этому закону подверг­лись около ста человек, которых заключили под стражу в Центральную тюрьму.

В числе про­чих ограничений правительством было вынесено весьма огорчительное постановление для большинства горожан. На основании решения о защите интересов вкладчиков в банковских уч­реждениях 17-го и 18-го июня прекращены все выплаты с текущих счетов и депозитов, оста­новлена выдача кредитов.

Из телеграммы полпреда В.К.Деревянского от 18-го июня об обстановке в городе 17-го июня:
 

«Особенно большое скопление демонстрантов было после работы в 20 час. вечера. Движение носило стихийный характер. Латвийские власти пытались вывести на улицу про­тив демонстрантов войска и танки, но по нашему требованию они были убраны. Наше коман­дование приняло меры к установлению порядка в городе».

Вечером 17-го июня в 21 час 30 мин. в замке под председательством президента К.Ульманиса на внеочередное заседание собрался кабинет министров. Во время перерыва, в 22 часа 15 мин., президент обращается по радио с известной речью к народу.
 

Печальный итог 17-го июня: 2-е убиты, 27 человек с огнестрельными ранами доставлены в больницы, пострадали 16 полицейских.

На следующий день, 18-го июня, посол Великобритании К.Орд направляет в Лондон шифротеле­грамму:

«Вчера вечером в Риге имели место серьезные беспорядки, когда население, значительная часть которого встречала советские войска приветственными возгласами и цветами, вступило в столкновение с полицией. Сегодня утром все спокойно».

Однако спокой­ствие, как увидим, продолжалось недолго. Днем в столице состоялись новые антиправительст­венные демонстрации, столкновения с войсками и полицией. Президент объявляет страну на осадном положении. Вечером того же дня в Ригу прибывает советский эмиссар А.Вышинский. На вокзале, по поручению президента К.Ульманиса, его встречают адъютант президента пол­ковник М.Лукин и министр иностранных дел В.Мунтерс.

Вместе с официальной делегацией прибыли чины советского полпредства в полном составе во главе с В.К.Деревянским. В тот же день Вышинский наносит визит президенту государства. Полпред прибыл в Ригу с заданием Москвы сформировать новое, лояльное СССР, латвийское правительство.

 

В городе царит настоящая паника. Люди раскупают товары, запасаясь впрок.Министр тор­говли Я.Блумбергс с целью урегулировать спрос наделяет ценовых инспекторов полномочием определять количество приобретаемых потребителями товаров. Инспектор А.Элперс ограничи­вает нормы на приобретение: обуви, кожаной одежды, льняных и хлопковых тканей. При по­купке больше установленной нормы этих товаров, продавец должен просить у покупателя большую цену, определяемую инспектором. Все указанные товары запрещено продавать в кре­дит. За каждую такую покупку продавец обязан вписать в паспорт покупателя вид и количество товара, приобретенного покупателем. Распоряжение вступает в силу 18-го июня.

Полицейская хроника 
 

Из донесений начальника управления политической полиции риж­ского района Я.Винтерса о событиях 17-19 июня:

17 июня. На окраине города найдены вывешенными два красных флага без надписей. На двери Национального театра обнаружена записка следующего содержания: «Тут разбили наши головы». На фабрике велосипедов «Латвелло», вследствие агитации, на час ранее положенного вре­мени прекращены все работы. Особенно активными были некие Шмушкович, Вольский и Си­роткин. На следующий день указанные личности на фабрике обсуждали события столкновений полиции и толпы на привокзальной площади.

18 июня. 8 час. 30 мин. на предприятии А/О «Латвияс кокс» в Вецмилгрависе, по адресу Мелдру 3, работник Ансис Кадикис, проживающий по адресу ул.Эммас, 26, призвали рабочих прекратить работы и, в соответствии с призывом Центрального комитета, отправиться в Ригу, поскольку остальные рабочие уже согласились на это шествие. В подстрекательстве приняли участие Янис Мелналкснис, живущий на ул.Стабу, 19, и Александр Паеманис, живущий в Ман­гальской волости, в случае неповиновения они пригрозили протестующим репрессиями. Заве­дующий лесопилки Гайкис приказал зачинщикам не мешать работать, те в свою очередь напали на администрацию и не позволили сообщить в полицию о случившемся. В итоге этой акции ра­боту прекратили примерно 400 рабочих.

Против виновных начато следствие, задержаны Алек­сандр Арвидс и Владимир Паеманис. Янис Мелналкснис находится в бегах и уклоняется от аре­ста. Рабочие вечерней смены в полном числе приступили к работам.

На других крупных предприятиях (Вайрогс, ВЭФ, Эренпрейс, Фэлдхун, завод Кузнецова, Квадрат, цементная фабрика Шмита, Ильгюцемская стекольная фабрика, Неофеникс, фабрика Суперфосфата, Рижская мануфактура, Юглас мануфактура, Ригас Аудуми, Латвияс коквилна и др.) никаких помех в работе не констатировано и рабочие в полном числе вышли на работу.

10:00. На стекольной фабрике Козловского в Пардаугаве рабочие, в количестве 75 человек, прекратили работы и направились в Ригу смотреть прибытие советских войск. Рабочие вечер­ней смены пришли в полном числе.

11:40. Напротив Замка причалил русский миноносец «Минск».

12:00. Поступило сообщение с предприятия А/О «Бекона экспертс». Среди рабочих, веду­щих строительные работы (около 100 чел.), проводится агитация о прекращении работ. Агита­ция началась 17-го июня после полудня и особенно усилилась вчера вечером. Подстрекателями выступили 6 строителей. Работы все же не были прекращены и продолжались нормально.

12:05. Ранее стоявшие танки возле почты, префектуры и вокзала двинулись в сторону при­города.

14:00. На латвийский пароход «Konsul Heinz», стоящий в районе таможни, явилась неиз­вестная персона и стала призывать рабочих прекратить выгрузку парохода, добавляя, что необ­ходимо праздновать. После этого требования работы были прекращены. В 14:30 отчасти пре­кращены работы на пароходе «Skrunda», однако позднее были возобновлены.

18:00. Из Задвинья в направлении Кишэзерса проехало множество тяжелых машин с рус­скими солдатами, которые позднее разместились в районе Чиекуркалнса. На аэродроме призем­лилось большое количество советских самолетов.
Поступила информация. В связи с прошедшими столкновениями 17-го числа между поли­цией и толпой, некоторые русские офицеры высказались, что латвийская полиция оказалась че­ресчур снисходительна.
В городе найдены 8 коммунистических прокламаций с заголовком: «Товарищи, Латвийский трудовой народ».

19 июня. На фабрике «Темпо», на которой, между прочим, задействованы 14 евреев, пре­кращены все работы, потому что 18-го числа мастер не явился на работу, вследствие чего ра­боты были приостановлены. Сегодня утром предприятие продолжило работу.
В оживленных местах города, возле вокзала, понтонного моста, префектуры, почты, на площади Виенибас и др. горожане держатся тихо, никаких волнений вблизи военных колонн не замечено. Фабрики и торговые предприятия работают в обычном режиме.
Советские военные силы размещены в районах: аэродром, площадь Виенибас, Лубанское шоссе, ул.Кишэзера, в районе Шмерлис и Чиекуркалнс. Столпотворений и происшествий в этих районах также не замечено.

Такой видел ситуацию в городе начальник полицейского управления. Но вернемся к нашей хронике событий.

В попытке нормализации обстановки в городе латвийское правительство задействовало и вывело на улицы все доступные ресурсы силовых структур, однако вскоре было вынуждено их отозвать. Причину этого можно узнать из телеграммы полпреда В.К.Деревянского от 18-го июня:

«… Мною и нашим командованием предъявлено латвийским властям требование о вы­воде их артиллерийских частей из Риги, которые были выведены из лагерей после вступления наших войск, якобы для поддержания порядка. Появлений айзсаргов в форме почти не было. … Все предприятия и учреждения, в том числе банк, телефон и телеграф функционируют нор­мально. Вчера вечером нами была разрешена работа радиофона с условием, что программа пе­редач впредь будет согласовываться с нами и что нелояльных по отношению к СССР и Крас­ной Армии сообщений к передаче допущено не будет.

Сегодня с утра разрешили возобновить нормальную работу порта. Потребовали издания специального распоряжения, запрещающего принимать совзнаки в обмен на местную валюту и при отпуске товаров в магазинах, что было немедленно выполнено. Потребовали создания специального органа по снабжению наших час­тей всем необходимым, который и учрежден во главе с генералом Хартманисом. При исполнении своих обязанностей находятся пока президент и министры».

Иначе говоря, страна полностью контролируется советскими войсками, латвийское правительство выполняет номинальные функции, обеспечивающие легитимность проводимой политики Советским Союзом.