Бывшие депутаты Верховного Совета Латвии рассказали, как принималась Декларация о восстановлении независимости.

РИГА, 4 мая 2020 года — Sputnik, Андрей Солопенко. 

Четвертого мая 1990 года депутаты Верховного Совета большинством голосов приняли Декларацию о восстановлении независимости Латвийской Республики, что обусловило появление на карте нового государства. Какой путь прошла страна за эти 30 лет, насколько правильный выбор был тогда сделан, и что может ожидать Латвию в будущем, рассказали некоторые экс-депутаты Верховного Совета, бывшие очевидцами тогдашних событий.

«Нельзя отбирать то, что было»

По мнению эк-депутата ВС ЛР Владлена Дозорцева, члена Народного фронта Латвии, голосовавшего за принятие Декларации о восстановлении независимости, сейчас, через 30 лет, некоторые его надежды по поводу того, какой он представлял себе независимую Латвию оправдались, однако в других моментах он испытывает разочарование. «Некоторые проблемы были решены не так, как я бы хотел, например, вопрос гражданства. Но, что касается самого принятия Декларации о восстановлении независимости, то там все на месте, я поддержал этот документ», – отметил он.

По его словам, последний вариант Декларации обсуждался в его кабинете, на 13-ом этаже Дома печати, где он работал, будучи главным редактором журнала «Даугава». «Тогда как раз и обсуждался главный вопрос, что декларировать – полную независимость, все и сразу, или переходный период. Мой вариант был – декларировать переходный период, поскольку реально он и был. Тогда еще частично действовало законодательство советской Латвии и СССР, кроме тех законов, которые противоречили бы первым четырем статьям Сатверсме. А с другой стороны, уже вступало в силу новое законодательство. Это типичный переходный период. И пункт о нем был включен в текст. Так что, этот вариант соответствовал моим представлениям о том, что должно было быть», – подчеркнул Дозорцев.

Правда, как он считает, годовщину принятия Декларации надо отмечать не 4 мая, а 15 февраля, когда предыдущий Верховный Совет ЛССР принял Декларацию по вопросу государственной независимости Латвии. В свою очередь, Декларация 4 мая, по его словам, являлась развитием предыдущего документа. Также, указывает Дозорцев, и вопросы гражданства обсуждались много раз, начиная со второй программы Народного фронта, членом редколлегии которой он был и участвовал в ее разработке.

«В итоге там было довольно неопределенно сказано и можно было в ту или другую сторону читать этот текст, потому что эта тема всегда была «горячей картофелиной» для НФЛ. По сути дела, тактика была такая – проблемы гражданства оттягивать сколько можно. Но с принятием в августе 1991 года конституционного закона о выходе из СССР, понятно, что остановить радикалов было уже невозможно. Они консолидировались в парламенте, а дальше сработал демократический механизм – голосование – кого больше. Большинство же национально мыслящих депутатов консолидировалось по принятому варианту», – сказал Дозорцев.

Сам он придерживался других взглядов и считал, что можно менять законы, но нельзя отбирать у людей то, что им было дано. «Люди были гражданами Латвии по закону своего времени, и надо было оставить гражданство всем. … И я считаю, это своей личной драмой, что не получилось, так как я хотел. Ничего ужасного я не видел, что все те, кто прописан в Латвии, кроме служивших на срочной службе, получат гражданство. А нормы натурализации могут быть любые: и ценз проживания, и знание языка, и клятва, но это должно было быть отнесено к тем, кто будет тут существовать после принятия закона о гражданстве. Я же и сам потерял гражданство по этой процедуре», – заявил экс-депутат.

Однако, по его мнению, за прошедшие 30 лет с большими или меньшими трудностями, но Латвия создает демократическое государство, и успешно вступила в те международные организации, в которые она стремилась. «Другое дело, что радикалы все еще настаивают на решении проблемы деоккупации, но я считаю, что все деоккупационные классические процедуры за эти годы произошли, и если кто-то считает, что не решены вопросы отселения тех, кто приехал в советский период, то этого никогда не будет. А сам этот деоккупационный период, по моему мнению, закончился тогда, когда Латвия легитимно вошла в Европейский Союз, передав ему часть своего суверенитета», – подытожил Дозорцев.

За независимость без выхода

В свою очередь Альфред Рубикс, в то время Первый секретарь ЦК Коммунистической партии Латвии, не голосовавший за Декларацию о восстановлении независимости Латвии, считает, что его тогдашнее решение было правильным. «Я не был против независимости, но мы от одной зависимости, если она была в Советском Союзе, попали в еще большую зависимость от США. Я это предполагал и выступал за то, чтобы был референдум на этот счет, и не отождествлял конституционное право выйти из СССР, с необходимостью выходить из него в тот момент», – заявил он.

По его мнению, такой необходимости тогда не было, да и в самом Верховном Совете было достаточно много людей из Коммунистической партии. «Жаль, что мой предшественник Янис Вагрис их всех разлагал и сделал совсем другими. Да и среди тех, кто проголосовал за независимость, оказался добрый десяток стукачей, тех, кто сотрудничали с КГБ и доносил все. Видимо, они понимали, что обстановка меняется, и хотели выслужиться. Да и сам Дайнис Иванс был делегатом XVIII партийной конференции, в ней участвовал, все знал, и все видел, а приехал и стал вести совсем другую политикуе, – вспоминает Рубикс.

В свою очередь, говоря о народном голосовании за независимость, прошедшем в марте 1991 года, Рубикс указывает на некорректную постановку вопроса, которая могла ввести людей в некоторое заблуждение. «Вопрос звучал так: «Вы за демократическую и независимую Латвию?», ну, а кто этого не хотел, все хотели. Но за этой формулировкой скрывалась то, что это равноценно тому, что вы хотите выйти из СССР. Хотя это совсем не равноценно. Так что это было предательством в чистом виде, в том числе и партийцев», – отметил экс-депутат.

Говоря о том, чего Латвия достигла за 30 лет, Альфред Рубикс подчеркнул, что те, кто хотел нажиться, естественно, может быть довольным, тогда как простому народу радоваться нечему. «К примеру, Годманис и ему равные, конечно, хапанули, да и по сей день еще не продали и не награбили из того добра и недвижимости, что было создано всеми при СССР. Они явно считают, что Латвия пошла правильным путем. Но также я видел сейчас и нищих, которые ходят и попрошайничают. Зарплаты и пенсии у многих людей такие маленькие, что не то, что жить, а существовать невозможно», – подчеркнул он.

Он считает, что путь, которым пошла Латвия, неправильный, и населению нужно это понять.

«С точки зрения экономики будет только хуже, потому что запаса никакого нет, а внешний долг страны растет. В связи с коронавирусом обстановка только ухудшается, да и от Евросоюза никаких благ ожидать не приходится. Конечно, кое-какие деньги они дали, но они не спасают страну, и большинство людей готовится к тому, что придется нищенствовать. … Поэтому ничего хорошего я не вижу и чувствую, что Латвия хочет стать одним из штатов США. Я знаю, что мои слова могут воспринять, как недружественные Латвии, но я считаю, что нужно открыть глаза и посмотреть, куда же мы идем», – подытожил Рубикс.

В ожидании изменений к лучшему

Также не голосовала за Декларацию восстановления независимости и нынешний депутат Европарламента Татьяна Жданок, тогдашний депутат Верховного Совета. По ее словам, последующие события показали ее правоту. «Мы выступили с заявлением, что правовая преемственность с довоенной республикой представляется нам неприемлемой. Мы предупреждали, что эта формула приведет к очень печальным последствиям для нацменьшинств, что и случилось в 1991 году. Так что, все наши опасения подтвердились», – сказала Жданок.

По ее мнению, у Латвии была возможность пойти другим путем, и такой вариант даже обсуждался. «Авторы Декларации о восстановлении независимости в своих воспоминаниях, как, например, Роман Апситис говорили, что были подготовлены два варианта текста «максимальный», тот, который в итоге и был принят, и «минимальный». В принципе, чтобы понять, по какому пути пойти, они смотрели на ситуацию в Литве, где похожий документ приняли в марте. Также отслеживали и реакцию Михаила Горбачева, и когда увидели, что его реакция оказалась очень вялой, и было принято решение идти именно по жесткому сценарию», – указала экс-депутат Верховного Совета.

Однако, как подчеркнула Жданок, хотя в Литве и приняли декларацию, где тоже говорилось о восстановлении довоенного государства, но по такому пути страна все же не пошла. «Там ситуация с территорией была другая, и мог бы встать вопрос о принадлежности Вильнюса, или Клайпеды, поэтому в Литве не настаивали и на реконструкции довоенного гражданства, а приняли нулевой вариант. Латвия же решила идти по своему пути, но если бы реакция Горбачева была другой, то и ситуация в нашей стране была бы совсем иной, не такой как сейчас», – считает она.

По ее мнению, через 30 лет после принятия Декларации ситуация в Латвии является катастрофической, ведь по отношению к одной лингвистической группе проводится политика насильственной ассимиляции, и нет никакого основания ожидать положительного развития страны. «Эта атмосфера приводит лишь к тому, что люди перестают верить в свое государство, в том числе и латыши, которые, как и другие жители, массово уезжают из Латвии», – заявила депутат Европарламента.

В то время Жданок указывает, что не была бы в политике, если бы не считала, что эту ситуацию можно изменить. «Сейчас как раз такой момент, что можно переосмыслить ситуацию и найти возможность резко развернуть курс этого корабля. Евросоюз в целом и страны Восточной Европы и постсоветского пространства в частности будут наблюдать очень резкие изменения на геополитической сцене. Однополярный мир прекратил свое существование, ожидаются тектонические сдвиги, и для народа Латвии надо найти лучший выход», – заявила политик.

Выход этот она видит в налаживании связей с ближайшим соседом, а не в потакании интересам заокеанской державы. «Я уверена, что он заключается не в полном подчинении интересам заокеанского хозяина, который притом отказывается от своей роли надзирателя за тем, что происходит на европейском континенте. Поэтому надо внимательно смотреть, что происходит, вспомнить, кто является исторически и географически нашим соседом и стараться восстановить как минимум нормальные и конструктивные отношения с Россией», – резюмировала Татьяна Жданок.

Читать далее: https://lv.sputniknews.ru/politics/20200504/13667882/K-chemu-prishli-za-30-let-nezavisimosti-mneniya-eks-deputatov-VS-Latvii.html