Публикации «Часа» о встречах президента Латвии Валдиса Затлерса с национальными партизанами (читай: «лесными братьями») и затем с представителями 130-го латышского стрелкового корпуса Советской армии еще раз подчеркнули, кто есть кто в нашей стране. Одним, воевавшим против собственного народа, — почет и помощь государства, другим, кто спасал Европу от коричневой чумы, — забвение и нищета. Изменится ли что-то после встречи на высоком уровне в судьбах немногих оставшихся в живых героических латышских стрелков? А пока ветераны бросили клич о помощи своим товарищам.

Ветераны помогут ветеранам. К. Априявский, Б. Чаша, Ф. Сегаль предпримут еще не одну попытку поддержать фронтовых товарищей.

От кого ждать помощи защитникам Москвы и освободителям Латвии?

Вычеркнутые из истории

После встречи с президентом ЛР Бируту Чашу, ветерана 130-го латышского стрелкового корпуса, журналисты буквально разрывали на части: что вы чувствуете, как вам кажется?.. Бирута Яновна девочкой-санинструктором вытаскивала из-под огня раненых, прошла весь путь латышской стрелковой дивизии от Гороховецких лагерей, где она сформировалась, до родной Латвии. Она тяжело пережила эту встречу и сейчас просто машет рукой в ответ на вопрос, что сказал президент.

— Не будет ничего! — горько произносит она. — Хотя говорил он со мной много, даже мужа моего вспомнил, генерала Ивана Чашу. В конце сказал, что поможет чем сможет…

Однако Бирута Яновна уверена, что помощи ждать неоткуда, сверху — точно.

— Литва многое сделала для своих ветеранов, у них ведь тоже была литовская стрелковая дивизия. Президент Гунтис Улманис тоже собирал нас, ветеранов 130-го корпуса и партизанских бригад. Вилис Самсонс еще возглавлял нашу организацию, сейчас он очень болен. Тогда еще начинали разговор о том, чтобы нам всем дать статус участников Второй мировой войны. Потом пришла Фрейберга, и мы поняли, что перемен к лучшему не будет. А Романовскис, тот, что из «настоящих» ветеранов (он уже умер), так прямо и говорил, что мы никогда вместе не будем.

Куда только не писали за эти годы и стрелки, и члены Ассоциации участников антигитлеровской коалиции. Вот и сейчас у президента осталось письмо, подписанное от имени стрелков и партизан Бирутой Чашей, от имени Ассоциации антигитлеровской коалиции Григорием Шадриным и Ассоциации участников Французского сопротивления Александром Хмелевским. Просьбы этих пожилых заслуженных людей, о каждом из которых можно написать роман, просты: признать всех ветеранов ВеликойОтечественной войны участниками Второй мировой войны и выделить пособие, которое получают легионеры и национальные партизаны.

Кстати, пособие это — 130 латов к пенсии, и, как оказалось, кое-кто из «героев войны» получает и компенсацию за ранения… от Германии.

Горькое забвение

Сегодня, к сожалению, говоря о ветеранах, и в том числе о латышских стрелках, больше приходится сетовать на отсутствие материальной поддержки, и не потому, что ветераны такие сребролюбцы. Просто многим не на что жить. В буквальном смысле слова. И хотя латышские стрелки все граждане Латвии, пенсии у них небольшие, даже меньше, чем у среднего пенсионера. Фронтовые годы в трудовой стаж в Латвии не засчитываются. Только то, что успели заработать на предприятиях и учреждениях советской Латвии. А многим раны не позволили даже выработать полный стаж.

Бирута Чаша, взяв на себя организацию товарищей-ветеранов, сейчас больше всего печется, чтобы все были сыты и могли купить лекарства. Так было и в послевоенные годы, когда она пришла преподавать в Латвийский университет. Голодных студентов она подкармливала, водила по театрам и музеям…

-У меня сейчас один лежачий, вообще не встает, другой встает, но нет сил выходить из дома, — рассказывает Бирута Яновна.

Сама она уже не может ухаживать за ослабевшими товарищами — силы тоже имеют свой предел. Но организовать помощь, собрать деньги нуждающимся однополчанам — на это она мобилизует силы. Ее рабочий кабинет — на диване. Под рукой справочники, толстые записные книжки, большая лупа и рядом телефон.

— Я Рубиксу часто звоню, когда кто-то из наших оказывается в критическом положении, он всегда помогает. Нам и 20 латов — помощь. Путевки, лечение, стоматология, материальная помощь — это все нам дает, спасибо, российское посольство. От страны ничего не видим — здесь мы оккупанты. И это очень горько. Из помещения, где много лет собиралось наше общество, нас выставили в первые же дни независимости.

Бирута Яновна говорит, что ей-то самой хватает, она получает пенсию и за мужа- генерала. Но почему-то нет-нет да и просит у родственников 5- 10 латов — не хватает заплатить за квартиру. Потому что ее пенсия частенько уходит на обеды и сухие пайки для товарищей. У нее нередко можно застать боевых друзей за тарелкой супа.

— Те, кто вдвоем остались, им еще как-то хватает, — говорит она, — а вдовцам и у кого нет помощи от детей, очень тяжело приходится. Вот Ян Розе на старости лет ютился в однокомнатной квартирке у сестры, потому что неудачно приватизировал свою квартиру и остался на улице. Так и умер в нищете…

Ян Розе — полный кавалер ордена Славы. Таких героев в Латвии было по пальцам пересчитать. Кстати, из 17 000 латышских стрелков, вернувшихся домой, сейчас осталось 282…

На помощь придут товарищи

Помочь бедствующим латышским стрелкам вызвались такие же ветераны войны. Генерал-майор Фридрих Сегаль рассказал «Часу»:

— Я видел выступление Бируты Чаши по телевидению. Нельзя, чтобы те, кто защищал подступы к Москве, освобождал Латвию, жили в таких условиях и не имели самого необходимого. Мы, военные пенсионеры, участники войны, получаем пенсию от России, а наши товарищи, с которыми мы воевали под Москвой в одних окопах, зачастую голодают.

Инициативу поддержал и активист общества блокадников Карл Априявский:

— Участники войны, проживающие в Латвии, в силу политических моментов не могут рассчитывать на помощь от своего правительства. Но и Россия, которая у себя чествует ветеранов, так до сих пор и не нашла возможности взять на себя постоянную заботу о ветеранах. Разовые подарки ко Дню Победы не решение вопроса для нуждающихся в лечении и заботе людей. В 1994 году президент Ельцин распорядился немедленно помочь участникам войны, проживающим за пределами России. Следующий президент Путин тоже обращал на это внимание и отдал соответствующие распоряжения. И латвийские организации ветеранов не раз обращались к России. Но все ответы застревают на уровне МИДа. Неужели нельзя хотя бы помочь латышским стрелкам? Ведь победный салют гремел и в честь 130-й латышской стрелковой дивизии.

Фридрих Иосифович Сегаль предложил Бируте Чаше помощь от организаций военных пенсионеров:

— У нас пенсии больше, и мы можем отчислять пожертвования от своих пенсий и даже открыть счет для латышских стрелков.

Вопрос деликатный, и Бирута Чаша заметила, что не дело помогать одним пенсионерам, отрывая заслуженное у других. Тогда на этом импровизированном совете ветеранов было решено еще раз обратиться в Россию — вдруг новый президент услышит. Ведь Дмитрий Медведев приглашает разговаривать с ним в интернете. Вот и подумали ветераны начать новую атаку со всех фронтов — и письменно, и виртуально. А может, и мэр Москвы Лужков, который знает о заслугах 130-й латышской стрелковой дивизии, подключится. Пока еще есть кому помогать.

http://perevodika.ru/articles/4481.html

…Латышские стрелки — это эпоха, это героизм и мужество, это сложные судьбы, но это всегда было, как сейчас принято говорить, брендом. О них писали романы, ставили кинофильмы и слагали поэмы. Это наши соотечественники, которые родились в соседней деревне или выросли на твоей улице. Это честь и гордость Латвии. Я горжусь тем, что знакома со многими и рассказывала о них на страницах «Часа». Им тяжело, горько, но посмотрите на них. И сегодня, когда им под 90 и за 90, — это люди, вызывающие уважение. Вот только не все ложатся спать сытыми, не все могут вовремя обратиться к врачу и даже отдохнуть в собственном углу. И стыдно должно быть стране и соотечественникам, что цвет нации оказался в таком положении. Но, видимо, национальный цвет поменялся.