3 сентября 1947 года в Риге прошли торжественные похороны бывшего командира соединения красных латышских партизан, депутата Верховного Совета ЛатвССР Героя Советского Союза Отомара Ошкална. Сейчас на родине этого человека, в Латвии, его жизнь и деяния преданы забвению. Имеет большой смысл о них напомнить.

Из подпольщиков в партизаны

Родился Отомар Петрович Ошкалн 12 апреля 1904 года в Скуйенской волости Цесисского уезда в семье батрака. Он окончил реальное училище, позднее обучался в Берзайской учительской семинарии. Как и многие его сверстники, вышедшие из бедных семей, Отомар Петрович ещё в раннем возрасте увлекся левыми идеями, с 1921 года он – член Коммунистического союза молодежи Латвии. Тогда люди всерьёз верили, что только на пути к коммунизму можно покончить с массовой нищетой, дать всему народу равные возможности в жизни – не обошёл такой взгляд на жизнь и Ошкална.

В 1925 году он окончил Рижский учительский институт, работал педагогом. Поскольку от своих идеалов он отрекаться не собирался, это привело его к конфликту с государством. В 1934 году в Латвии произошел переворот, в результате которого единоличным диктатором стал Карлис Ульманис, «закрутивший гайки» в стране. В том же году Ошкалн был арестован за политическую деятельность и приговорён к тюремному заключению на несколько лет. Но это для него «уроком» не стало – в 1939 году Ошкалн, выйдя из узилища, вступил в коммунистическую партию, находившуюся тогда на нелегальном положении.

Для него и для других местных коммунистов всё изменилось в 1940-м, когда Латвия стала частью Советского Союза. В июле того года Ошкалн был избран депутатом Народного Сейма, в дальнейшем, в 1940-1941 гг., он уже – второй секретарь Екабпилсского уездного комитета КП(б) Латвии. С началом Великой Отечественной войны Отомар Петрович сразу же ушёл на фронт, участвовал в оборонительных боях в Прибалтике, попал в окружение и потом больше месяца выходил к линии фронта.

Территория Латвии была полностью завоевана Гитлером уже к 8 июля 1941-го. С каждым днём ненависть к захватчикам охватывала всё большее количество людей – истреблению подверглись не только проживавшие в Латвии евреи, но и многие представители иных национальностей. Символом нацистских зверств стало уничтожение в январе 1942 года деревни Аудрини, 200 жителей которой были показательно расстреляны. Из-за подобных акций недостатка в желающих сражаться с нацистами не было.

После того как Москва озаботилась поставкой в Латвию оружия и заброской подготовленных людей, сопротивление развернулось во всю мощь. Особо много неприятностей врагу причинил Латышский партизанский спецотряд «За Советскую Латвию» (Par Padomju Latviju), действовавший в составе 2-й Ленинградской партизанской бригады. Командовал им бывший сельский учитель Вилис Самсонс, а комиссаром стал Отомар Ошкалн. В марте 1942 года он окончил на Валдае краткосрочные курсы командиров среднего звена, а с 30 апреля 1942 года принял на себя полномочия комиссара.

Кстати, по воспоминаниям очевидцев, изначально возникли проблемы с заброской Отомара Петровича в тыл врага. Сам он хотел, чтобы его сбросили с парашютом, но летчики воспротивились. Дело в том, что партизанский комиссар был очень высокого роста, что явно не подходило для парашютиста. «Если нет подходящего парашюта, пешком пойду!» – отрезал Ошкалн. Вскоре он вновь оказался на родной латвийской земле.

У возглавляемого Самсонсом и Ошкалном формирования было много работы. Так, в начале декабря 1942-го отряд, проделав в тяжелейших зимних условиях 200-километровый рейд и разбив в нескольких боях брошенных против партизан карателей, обосновался близ юго-восточной границы Латвии в Освейских лесах. Латыши помогли белорусским «коллегам» очистить от врага Освейско-Себежский партизанский край и организовать охрану его западных границ, активно действовали и в самой Латвии.

В тылу врага

«Операции проводились небольшими боевыми группами, наносившими удары по самым уязвимым местам противника. Главными видами операций были подрыв железных дорог и немецких эшелонов, ноч­ные налеты на учреждения оккупационных властей и полицейские участки, внезапные нападения из засады на легковые и гру­зовые машины врага, схватки с по­лицейскими караульными постами и патрулями. После завершения операции небольшие партизанские группы могли незамеченными вернуться на свою базу», – рассказывает рижский историк Игорь Гусев. Одно время партизаны почти ежедневно взрывали главную магистраль гитлеровцев в При­балтике: двухколейную линию Псков – Даугавпилс – Вильнюс. 

В начале 1943 года был создан Латвийский штаб партизанского движения, которым руководил подполковник Артур Спрогис. При штабе организовали радиоцентр, поддерживавший связь с отдельными отрядами. Только в течение 1943 года партизаны взорвали 83 эшелона (уничтожив 64 паровоза и 755 вагонов), разрушили 16 мостов, три узла связи, разгромили 15 гарнизонов и полицейских участков, уничтожили один самолет, три танка и бронемашины. В следующем же году они активно помогали советским войскам изгнать немцев из Латвии, а затем сражались в лесах Курляндии, где немецкая группировка держалась до самого конца войны.    

Прославленный партизан Вилис Самсонс (партизанский псевдоним Бралис Дадзис – Братец Репей) умер относительно недавно – в 2011 году. Много позже он вспоминал своего бывшего комиссара, которого пережил на шестьдесят с лишним лет: «И вот в феврале 1942 года в дивизии – мы тогда стояли под Старой Руссой – появился Отомар Ошкалнс: мой коллега-учитель, тогда уже опытный партийный работник. Он набирал особо крепких и проверенных людей для организации партизанского движения на территории оккупированной Латвии. К тому времени уже набирало силу народное сопротивление в Риге, Лиепае, Аудрини, Лудзенском районе. Набралась группа порядка 80 человек, и с нею я, 22-летний Вилис Самсонс, отправился через фронт на родину – в тыл врага. На рубеже 1942-1943 годов был создан Особый латышский партизанский отряд, Отомар Ошкалнс был комиссаром. Партизаны действовали на территории восточных уездов Латвии».

Как рассказывал Самсонс, храбрецы работали отрядами по 30-50 человек, разбросанными на большой территории от реки Зилупе до города Валки. «Взрывали железную дорогу, эшелоны, которые шли на фронт в сторону Пскова, гарнизоны и штабы, карали предателей по решению народного трибунала. В марте-июле 1944-го были созданы три партизанские бригады. Я был назначен командиром Первой латвийской партизанской бригады, в составе которой действовали 3000 человек. Имён партизан немцы не знали, хотя в отряд вливались многие местные жители, равно как и дезертирующие из полиции и немецкой армии сельчане. За голову «комиссара бандитской бригады» немцы обещали 10 тысяч рейхсмарок. Большие деньги – можно было приобрести неплохое хозяйство. Но никто не позарился на награду», – резюмировал бывший партизанский командир.

Отомар Ошкалн (справа) с командиром 1-й Латвийской партизанской бригады Вильгельмом Лайвиньшем 

Те, кому довелось послужить вместе с Ошкалном, и спустя годы вспоминали его исключительно тепло. Бывшая малолетняя участница партизанского отряда Лиене Зейлиш, родителей которой нацисты бросили в тюрьму, спустя сорок с лишним лет рассказывала на страницах газеты «Ригас балсс», как верные люди переправили её в Белоруссию, в деревеньку Гнилцы. «Здесь партизаны Латвии разместили свою хозяйственную часть и госпиталь, куда меня, неожиданно горько разрыдавшуюся, привели обогреться. Вскоре один из раненых, выглядывавший в окно, радостно сообщил: «Идёт малыш!» Только вопреки сказанному я увидела не малыша, а седобородого великана с добрыми искорками в глазах. Он поднял меня своими огромными руками, усадил на колени и с какой-то щемящей нежностью в голосе принялся утешать: «Успокойся, не плачь, вытри слёзы, дочка. Страхи твои уже позади…» Человеком, отогревшим мою душу, был Отомар Петрович Ошкалн, собственноручно затем вписавший мое имя в штабные документы латышских партизан. Впервые после потери родителей взрослый, сильный человек ласково назвал меня дочкой, и я стала почитать его как родного отца. Впрочем, работая в лесном госпитале, кочуя по базам народных мстителей, я убедилась в том, что отцом его считали все партизаны Латвии. И почтительно называли либо Стариком, либо ласкательным именем Батька. А ведь тогда ему не было и сорока лет. Любимец всех партизан, живой, общительный, душевный Отомар Ошкалн был для них старшим товарищем, воспитателем, отцом…»

Тщатся стереть героя из памяти

Это была очень нелёгкая жизнь. В беседах с прессой Вилис Самсонс делился особенностями партизанского быта: «Жили мы в шалашах, покрытых лапами елей. Спали вдоль стен, посередине горел костер. Ноги грелись, а волосы иногда примерзали. У нас и оружия-то было мало. Часть людей из местных жителей, которые хотели воевать, мы оставили на легальном положении – они были проводниками, снабженцами, собирали продукты, организовывали выпечку хлеба». К слову, в правоте своего дела Самсонс не испытывал сомнений до самых последних дней жизни: «План «Ост» предусматривал даже не онемечивать Прибалтику, а просто, освободив территорию, в течение 15-20 лет переселить сюда немцев. Латышскому народу угрожала смертельная опасность…»

Со временем возглавляемое Самсонсом формирование разрослось до трёх партизанских бригад. Ошкалн стал комиссаром 3-й Латвийской партизанской бригады. «Его поразительное умение сплачивать, идейно закалять людей с особой силой проявилось во время дерзкого перехода этой бригады в лесные массивы левобережья Даугавы. Проделав по тылам оккупантов пеший переход в несколько сот километров, бригада Ошкална обосновалась в Бирзгальских лесах, приступив к активным действиям в Екабпилсском, Рижском и Бауском уездах. Этот исключительно скромный человек отличался бесстрашием. Он мужественно сражался сам, увлекая людей личным примером», – вспоминает Л. Зейлиш.

Одновременно с работой в свой бригаде Отомар Петрович являлся членом оперативной группы Центрального комитета КП(б) Латвии. Также Ошкалн трудился секретарем подпольного Земгальского обкома партии. Основной задачей этого органа было привлечение новых людей в партизанские отряды. Только за первые восемь месяцев 1944 года благодаря деятельности обкома партизанские отряды пополнились почти 400 новыми бойцами.

Освобождение Латвии от нацистов закономерно внесло новые перемены в жизнь и Ошкална. В 1944 году он 1-й секретарь Рижского уездного комитета КП(б) Латвии, позднее стал депутатом Верховного Совета Латвийской ССР 2-го созыва. После окончания Великой Отечественной войны он перешел на хозяйственную работу, трудился министром технических культур Латвийской ССР. Экс-партизан был удостоен звания Героя Советского Союза (28 июня 1945 г.)  «за образцовое выполнение заданий командования в борьбе против немецко-фашистских захватчиков в тылу противника и проявленные при этом отвагу и геройство». Также был награжден орденами Ленина, Отечественной войны II степени, медалями.

Увы, военное лихолетье подорвало здоровье Ошкална – тем более что он и после окончания боевых действий вкалывал, как проклятый. 1 сентября 1947 года в возрасте 43 лет Отомар Петрович умер.

В современной Латвии Ошкалн вычеркнут из истории, государство сделало всё возможное, чтобы его забыли. Несколько улиц и железнодорожную станцию, некогда названные в его честь, давно переименовали, имя его вымарали из школьных учебников…

Олег Левицкий

https://www.ritmeurasia.org/news—2019-09-15—latyshskij-partizan-otomar-oshkaln-biografija-geroja-44862?fbclid=IwAR1tsyoYRb_lBes99fJyc6s1ns1smLBQZj7cNN8z0ru0a6Y5cDhgCAwfEQ8