Давайте вспомним историю, которая повторяется. Вспомним её на примере одной из русских школ в Латгалии, которая ещё в прошлом веке подверглась репрессии со стороны тогдашнего правительства. Ситуация — зеркальное отображение дня сегодняшнего.Те же методы, та же националистическая власть. Как не поверить, что история идёт по спирали.

Вспомним её на примере Лудзенской правительственной русской гимназии, которая работала с 1926 по 1935 год в здании по улице Латгалес, 62. Гимназия была центром местной русской культурной жизни.

Бывшая ученица этой гимназии Татьяна Павеле (ур. Асташкевич) так вспоминает свою «alma mater»: «В Лудзенской русской гимназии я проучилась 3 года. В 1935 г. наша гимназия, как и большая часть русских средних учебных заведений, была закрыта. На всю Латгалию была оставлена только одна русская гимназия в Резекне и русские классы при Даугавпилсской латышской гимназии.

Для русской молодежи это был страшный удар. В Резекне поехали учиться далеко не все мои одноклассники, кое-кто перешел в латышскую гимназию там же в Лудзе, часть же вообще остались без среднего образования. Я поступила в Рижскую правительственную русскую гимназию, которую и закончила в 1937 году.

Такому же процессу ликвидации подверглись и русские средние школы в Риге. Так, в моем классе в Рижской правительственной русской гимназии собрались воспитанники всех закрытых рижских школ. Класс был перегружен и весьма «разношерстный». Попав из маленького, уютного провинциального городка в столичное учебное заведение, я с трудом привыкала к новым условиям. Да и всем было нелегко, в особенности девочкам из маленьких частных гимназий.

Прощание со своей старой школой, как я узнала от новых школьных товарищей, у всех проходило очень эмоционально. Я же буду помнить этот горький день до самой своей смерти. На утреннюю молитву в актовый зал в этот день явились все педагоги. По их натянутым лицам мы почувствовали что-то неладное. По окончании молитвы директор гимназии Смирнов зачитал приказ Министерства образования о закрытии гимназии и сказал краткое, весьма сдержанное слово. И тут все зарыдали, и педагоги и ученики. Так мы и стояли строем, не шевелясь, не перешептываясь, и плакали. Не знаю сколько минут прошло, пока директор не сказал: «расходитесь по классам». В обычном порядке мы и разошлись, заговорили только в классах, но из шокового состояния не выходили весь день.

Моя старая гимназия была не только учебным заведением, это был культурный центр для всех русских в Лудзе. Здесь регулярно читались научно-популярные лекции, на которые приходило много слушателей, устраивались Дни русской культуры, концерты, благотворительные вечера. Душой этих начинаний был прежний директор гимназии, замечательный педагог и вообще исключительно светлая личность Иван Димитриевич Поляков, которого все очень любили и уважали и который по непонятным причинам уже в начале 1934-35 учебного года был снят со своего поста. С этого времени культурная жизнь русского общества в Лудзе постепенно заглохла».

Еще раз повторюсь, что это полностью созвучно дню сегодняшнему. Но я только хочу добавить, что буду жалеть при новом витке истории о том что образование будет снова на двух языках. На примере того ,что власть не делает уроки из прошлого, я думаю пора нам русским делать выводы. Пусть другая сторона испытает на своей шкуре школьный произвол.

Андрея Янович Ларионов