Сложный для себя выбрала путь Латвия, но интересный. С конца 80-х мы играем в войнушку, в «наших» и «ненаших». Последних сначала красиво назвали «пятой колонной», а потом для удобства сократили до «врагов».

Эта неделя стала какой-то особенно тяжелой — и по концентрации выплеснутого в пространство оскорбительного кошмара со стороны Нацблока, и принятию реформы, еще свежи душераздирающие события в ABLV, а уже вовсю говорят о следующих жертвах. Правительство что-то мямлит, президент ждет, поздравит ли Трамп Путина, Ринкевич высылает российских дипломатов и так далее, и тому подобное.

Говорят, что история повторяется и «сколько витков соберет в себя эта спираль», неизвестно. В Латвии спираль пока с мелкими кольцами: еще свежи в памяти жесткие уроки 90-х, как вот они – подоспели новые. Аккурат к 100-летию. Специально к 100-летию, я уверена.

Вообще, я считаю себя довольно адекватным человеком, радуюсь успехам страны и латвийцев, переживаю за провалы. Не стану с придыханием говорить о Празднике песни, но если будет билет – схожу. Речь президента послушаю в НГ в силу своих профобязанностей. Могу пошутить над чем-то, могу поныть «доколе», могу резануть и даже намеренно обидеть, но стараюсь выбирать выражения и понять многое. В общем, живу так, как это делают многие другие жители Латвии, латыши они или нелатыши. Я все помню про кидалово наших соотечественников начала 90-х, мстить никому не собираюсь, но при случае и необходимости припоминаю. Мне до сих пор неприятно от многих воспоминаний, но мудрости прибавилось, а жизнь одна.

Не знаю, считается это лояльностью или нет, мне, если честно, плевать. Те, кто этот термин придумал, деньги давно распилил. По шкале Dombrava un Pulciņš, я, вероятно, враг. Я считаю, что враги – это они. Потому что они рушат мои ценности. Для меня самой большой ценностью всегда будут отношения между людьми, и я буду строить их так, чтобы мне и моим близким было комфортно.

Но. Непростой процесс наших взаимоотношений снова усложнили. Вы меня извините, я не люблю везде цитаты рассовывать, но очень уж просится. Кто помнит «Покровские ворота», вспомнит диалог между затюканным бывшей женой Хоботовым и ее новым мужем, Саввой Игнатьичем в конце фильма, когда те явились за бедным Львом в больницу забирать его к себе, на новую квартиру.

— Савва… Ты объясни, зачем тебе нужно, чтоб я у вас жил? Тебе-то что за радость?! — Вот ведь… На всех языках говоришь, а по-русски не понимаешь. Живут не для радости, а для совести. Что делать, коли ты без нас пропадешь. — А почему ты вбил себе в голову, что я без вас пропаду?! -…Да… Пора тебя брать!

Не знаю и не хочу знать, что на уме у Шадурскиса, Дзинтарса и Шноре с Домбравой, может идеология, а может деньги, там все ясно. Но вот общаясь с нормальными латышами, я все время условно спрашиваю у них вот это самое: «Тебе-то это зачем?» И все время наталкиваюсь на ответы, типа: «Тебе так будет лучше» или «Ты без нас пропадешь». А когда уже сказать нечего: «Ну здесь же Латвия».

И что?

Можно сколько угодно говорить про благие намерения (“тебе так будет лучше”) и конкурентоспособность русских школьников (“ты без нас пропадешь”), но очевидно, что это не главная цель. Никто уже давно не пропадает, все приспособились, все течет в своей последовательности, люди устраиваются, кто-то в Латвии, кто-то уезжает, что не может Шноре с Домбравой не радовать опять же. На нацпочве конфликтов нет, латыши с русскими живут и работают бок-о-бок, выпивают, пережениваются и общаются. Ну встречаются эмоциональные выплески, но основные баталии идут и подогреваются на политической сцене.

И все же мы же не столь наивны, чтобы думать, что политики все это делают сами по себе. Вопреки расхожему мнению о том, что они страшно далеки от народа, политики очень чутко реагируют на настроения этого самого народа. Так что эта реформа от души поддержана электоратом латышских партий, то есть нашими с вами соседями по лестничной клетке и коллегами по работе.

К большому-большому сожалению.

Нам всем дали понять, что цель одна – сделать так, чтобы как можно быстрее в Латвии перестала звучать русская речь. Просто чтобы вот мы проснулись однажды в Латвии и все вокруг было бы только на латышском. И так заманчива эта прекрасная картинка, что дождаться ее невозможно, а надо сотворить сейчас, немедленно. И повод есть – 100-летие Латвии.

Пора вас брать, короче.

Мне очень хочется, чтобы мои друзья-латыши, коллеги-латыши и просто знакомые знали – мы все понимаем, зачем вы это делаете. Мы одно понять не можем – вам лично, каждому, это зачем? И да, нам хочется услышать в ответ что-то более аргументированное, чем “ну здесь же Латвия”.