Восемьдесят лет назад, 23 августа 1939 года нарком иностранных дел Советского Союза Вячеслав Молотов и его германский коллега Йоахим фон Риббентроп поставили подписи под советско-германским договором о ненападении. Сегодня этот договор, известный как «пакт Молотова-Риббентропа» и прилагавшийся к нему секретный протокол, наверное, самые демонизированные документы в истории дипломатии. Дошло до того, что Европейский парламент недавно принял резолюцию, в которой утверждается, что именно подписание этого пакта «открыло путь к возникновению Второй мировой войны».За дружным хором обличителей надёжно прячется неудобная правда, о которой знать всё же полезно, хотя некоторым и неприятно… Итак, при каких же обстоятельствах и условиях был подписан этот документ, до сих пор не дающий покоя многим современным политикам?Кто противостоял нацистской Германии? Растущая угроза германской экспансии всё сильнее ощущалась с начала 30-х гг. Легко блокировать её можно было путём заключения двусторонних договоренностей со странами Восточной Европы.Ещё в декабре 1933 года СССР предложил Польше подписать совместную декларацию о заинтересованности в неприкосновенности Прибалтики, но это предложение было отвергнуто Варшавой. Тогда же Политбюро ЦК ВКП(б) приняло решение о готовности СССР заключить региональное соглашение против возможной агрессии со стороны Германии.В мае 1934 года министр иностранных дел Франции Луи Барту предложил заключить договор о взаимопомощи между Францией и Советским Союзом. Французы также представили проект пакта, который должен был гарантировать неизменность восточных границ Германии («Восточное Локарно», поскольку западные границы Германии были гарантированы ещё в 1925 году договорами, подписанными в Локарно). Согласно проекту, СССР, Германия, Польша, Чехословакия и государства Прибалтики обязывались не нападать друг на друга и оказывать помощь в случае нарушения договора одной из упомянутых стран. Советский Союз поддержал этот проект, но против него выступили Германия, Италия и Польша, которой удалось склонить на свою сторону Латвию и Эстонию.17 марта 1938 года советское правительство предприняло очередную попытку по созданию системы «коллективной безопасности», предложив созвать международную конференцию для рассмотрения «практических мер против развития агрессии и опасности новой мировой бойни». Это предложение было отвергнуто Лондоном как «подрывающее перспективы установления мира в Европе».Отказ Великобритании от проведения международной конференции по противодействию агрессии был не случаен. Лондон двигался по пути «умиротворения» Германии, старательно подталкивая Гитлера на восток. Западные страны лояльно отнеслись ремилитаризации Рейнской области, к вмешательству Германии в испанскую гражданскую войну, к аншлюсу Австрии. Министр иностранных дел Великобритании Энтони Иден 2 декабря 1937 года деликатно уведомил Берлин, что Лондон не против ревизии границ в Восточной Европе — при условии, что это произойдет без войны.«Мюнхенский сговор» Осенью 1938 года, в Мюнхене состоялось совещание глав правительств Великобритании, Франции, Германии и Италии, на котором было утверждено отторжение от Чехословакии в пользу Гитлера целого ряда областей. «Мюнхенский сговор» состоялся за спиной Советского Союза и был воспринят в Кремле как наглядное свидетельство сближения Германии, Великобритании и Франции. Последовательно были заключены: мюнхенское соглашение (29 сентября 1938 года), а также британо-немецкий (30 сентября 1938 года) и франко-немецкий (6 декабря 1938 года) договора о ненападении.

Это был катастрофический провал стратегии «коллективной безопасности». Перед СССР чётко обозначилась перспектива остаться в одиночестве перед Германией, фактически установившей господство над всей Центральной Европой. Ситуация осложнялась острым противостоянием с Японией на дальневосточных рубежах страны, вылившимся летом 1938 года в кровопролитные боевые действия на озере Хасан.Тем не менее, советские дипломаты продолжали попытки сформировать антигитлеровскую систему «коллективной безопасности». 17 апреля 1939 года Советский Союз предложил Великобритании и Франции заключить соглашение о взаимной помощи, предусматривающее оказание поддержки странам Восточной Европы в случае агрессии против них. Однако Великобритания и Франция вместо чёткого ответа прибегли к тактике проволочек. Более того, 26 апреля Лондон неофициально уведомил Берлин о том, что советское предложение принято не будет.В июле 1939 года Лондон проинформировал Берлин, что переговоры с другими странами (т.е. с СССР) «являются лишь резервным средством для подлинного примирения с Германией и что эти связи отпадут, как только будет достигнута единственно важная и достойная усилий цель – соглашение с Германией». Тогда же, СССР сделал последнюю попытку заключить союз с Великобританией и Францией, предложив подписать военное соглашение. Лондон и Париж пошли на проведение этих переговоров, однако делегации, посланные в Москву, не отличались представительностью. При этом английская делегация даже не имела письменных полномочий на ведение переговоров и подписание военного соглашения. Более того, она была снабжена весьма интересной инструкцией: для того, чтобы британское правительство не было «втянутым в какое бы то ни было определённое обязательство, которое могло бы связать нам руки при любых обстоятельствах», на переговорах «в отношении военного соглашения следует ограничиваться сколь возможно более общими формулировками». Заключать соглашение с СССР правительство Чемберлена не желало. Оно хотело лишь использовать сам факт переговоров для давления на Гитлера.Таким образом, Советский Союз вовсе не стремился к срыву переговоров с Францией и Великобританией. Напротив, советское руководство стремилось заключить чёткое, исчерпывающее соглашение, направленное на противодействие нацистской агрессии. Однако Великобритания заключать такое соглашение явно не желала, этому соглашению активно препятствовали Польша и страны Прибалтики. В связи с этим, соглашение так и не было заключено.Лишь после провала англо-франко-советских переговоров в Кремле было принято решение об обеспечении безопасности советских границ за счёт договора с Германией, которая САМА предложила сделать это!

Говорить о том, что Советский Союз неотвратимо и осознанно шёл к заключению пакта с нацистской Германией, значит заведомо отрицать очевидные факты. С момента прихода Гитлера к власти, внешняя политика СССР была последовательно направлена на противодействие германской агрессии и реваншизму.Многие историки оценивают советско-германский пакт как эффективную и необходимую тактику. После Мюнхенского сговора Советский Союз остался практически в изоляции, поскольку сразу после завершения мюнхенской конференции Чемберлен подписал с Гитлером британо-немецкую декларацию о ненападении, не проконсультировавшись с Францией и даже не сообщив ей об этом. Вскоре подобное соглашение между Францией и Германией в Париже подписал Риббентроп и Жорж Бонне.«Если бы, например, мистер Чемберлен по получению русского предложения сказал: „Да, объединимся вместе все трое и сломаем Гитлеру шею”, или какие-либо иные слова того же содержания, парламент это одобрил бы, Сталин это принял бы, и история могла принять другое течение… Вместо этого последовало долгое молчание, а тем временем подготовлялись разные полумеры и крючкотворные компромиссы»У.Черчилль, «Вторая мировая война»
Роль Польши в укреплении гитлеровской Германии Когда в октябре 1933 года Берлин заявил об отзыве своих представителей с конференции по разоружению, возникла угроза применения Лигой Наций санкций против Германии. Варшава заверила тогда Берлин, что не присоединится ни к каким санкциям против него.Не проконсультировавшись с союзниками, Польша предложила Германии заключить антисоветский союз. На тот момент подобное предложение оказалось слишком радикальным даже для нацистского руководства. Вместо этого 26 января 1934 года была подписана польско-германская декларация о мирном разрешении споров и неприменении силы (пакт Пилсудский-Гитлер), что значительно ухудшило отношения Польши с Чехословакией и Францией. Будущий второй президент Чехословакии Эдвард Бенеш заявил тогда польскому послу Гжибовскому: «Я расцениваю подписание вашего пакта с Германией как серьёзный удар по современной европейской политике. Это означает, что вы поддержите Германию, если она решит полностью отказаться от обсуждения разоружения и начнёт запасать оружие. Это означает, что вы покидаете фронт Женевы и даёте Германии возможность оправдывать свою экспансивную антиженевскую политику… Всё это ставит под удар так называемую французскую систему европейской безопасности и делает невозможным создание нашего общего восточного фронта против немецкой агрессии».В соответствии с пожеланиями Берлина и из-за территориальных противоречий с Литвой Варшава отказалась от подписания предложенной Советским Союзом декларации о заинтересованности в неприкосновенности Прибалтики, блокировала попытки создания «Восточного блока».На заседании Лиги наций 13 сентября 1934 года в Женеве Польша вышла из всех договоров о защите национальных меньшинств, а 28 сентября министр иностранных дел Польши Бек заявил: «Польша сообщает, что отныне связывает свою судьбу с судьбой Германии… Польское правительство провозглашает себя отныне свободным от каких бы то ни было обязательств по отношению к Чехословакии и напоминает о своем желании установить общую границу с Венгрией».

Впоследствии польское правительство начало проводить крайне античехословацкую политику, чтобы заполучить Тешинскую область, разделить Словакию между Польшей и Венгрией (отдать ей Подкарпатскую Русь) и таким образом создать общую границу с Венгрией, а также помешать выполнению обязательств, следующих из чехословацко-советских военных договорённостей.Когда Германия начала ревизию европейских границ, аналогичные действия предприняла и Польша. В марте 1938 года Варшава организовала провокации на демаркационной линии с Литвой, предъявила ей ультиматум, требуя официально признать польской территорией оккупированную поляками в 1920 году и аннексированную ими в 1922 году Виленскую область. В противном случае Польша угрожала Литве войной. Эта инициатива получила поддержку Берлина. Чуть позже вместе с Германией Польша приняла участие в расчленении Чехословакии, захватив Тешинскую область. Фактически Польша выступила в роли соагрессора. В состоявшейся 20 сентября 1938 года беседе с Гитлером польский посол в Берлине указал, что именно позиция его страны позволила парализовать возможную помощь Чехословакии со стороны Советского Союза.

«Немцы были не единственными хищниками, терзавшими труп Чехословакии. Немедленно после заключения Мюнхенского соглашения 30 сентября польское правительство направило чешскому правительству ультиматум, на который надлежало дать ответ через 24 часа. Польское правительство потребовало немедленной передачи пограничного района Тешин… Пока на них падал отблеск могущества Германии, они поспешили захватить свою долю при разграблении и разорении Чехословакии».У.Черчилль, «Вторая мировая война»Непосредственно после подписания договора в Мюнхене, 30 сентября 1938 года, Польша отправила ультимативную ноту Чехословакии с требованием немедленно передать ей Тешинскую область. Потом Польша предъявила претензии на области Оравы, Спиша и Чадци. Министр иностранных дел Бек так ответил на возражение о том, что чехословацкая общественность хотела бы союза с Польшей: «Гитлер даёт больше».

В марте 1939 года Польша опять оказалась по одну сторону баррикад с Германией, активно поддержав идею оккупации Подкарпатья Венгрией.Современные польские историки пытаются убедить нас, что в 30-е годы Польша всего лишь проводила политику «равновесия» между Германий и СССР.
В действительности, довоенная Польша стремилась как можно сильнее сблизиться с Германией и неизменно выступала с антисоветских позиций.О странах Балтии В декабре 1933 года СССР предложил Польше подписать совместную декларацию о заинтересованности в неприкосновенности Прибалтики, однако Варшава это предложение отвергла. Получив отказ польского руководства, Кремль попытался добиться гарантий независимости прибалтийских стран от Германии. Берлину было предложено подписать протокол, в котором правительства Германии и СССР обещали бы «неизменно учитывать в своей внешней политике обязательность сохранения независимости и неприкосновенности» прибалтийских государств. Германия также отвергла это предложение. Следующей попыткой надежно обеспечить безопасность стран Прибалтики стал советско-французский проект «Восточного пакта», однако и ему было не суждено воплотиться в жизнь: правительство Франции в июне 1934 года отказалось предоставить гарантии прибалтийским республикам.Советский Союз попытался обеспечить нейтралитет Прибалтики при помощи соглашения с Англией и Францией. Москва дважды, в апреле и мае 1939 года, предлагала западным великим державам предоставить совместные гарантии прибалтийским республикам, однако безуспешно.Переговоры СССР с Англией и Францией ещё шли, когда 7 июня Латвия и Эстония заключили с Германией договоры о ненападении. Вслед за этим Эстонию посетили руководитель Генштаба сухопутных войск Германии генерал-лейтенант Франц Гальдер и руководитель Абвера адмирал Вильгельм Канарис. Укрепление позиций Германии в Прибалтике происходило прямо на глазах. Давние опасения советского руководства о превращении Прибалтики в плацдарм для агрессии против СССР воплощались на практике. Суть дилеммы, перед которой оказалась Москва, заключалась в том, что сохранение её позиций в регионе становилось отныне возможным лишь посредством войны с Германией или путём достижения соглашения с ней.«Советскому Союзу было жизненно необходимо отодвинуть как можно дальше на запад исходные позиции германских армий, с тем чтобы русские получили время и могли собрать силы со всех концов своей колоссальной империи… Им нужно было силой или обманом оккупировать Прибалтийские государства и большую часть Польши, прежде чем на них нападут. Если их политика и была холодно расчетливой, то она была также в тот момент в высокой степени реалистичной». У.Черчилль, «Вторая мировая война»В марте 1939 года Германия оккупировала остатки Чехословакии. Это было прямым нарушением мюнхенских соглашений, однако ни Великобритания, ни Франция, заранее располагавшие информацией о планах Гитлера, не оказали противодействия агрессору. Всё ограничилось дипломатическими протестами, а Лондон даже тайно вернул в Прагу (то есть нацистам) хранившиеся в английских банках чехословацкие активы. Вместе с тем, действия Гитлера не могли не вызвать беспокойство, а потому 18 марта британское правительство запросило Советский Союз, Польшу, Грецию, Турцию и Югославию об их позиции в случае нападения Германии на Румынию. В ответ Москва предложила созвать международную конференцию с участием СССР, Великобритании, Франции и восточноевропейских стран для обсуждения сложившейся ситуации. Лондон, в свою очередь, предложил подписать англо-франко-советско-польскую декларацию о консультациях в случае агрессии. Это предложение, направленное на формирование системы «коллективной безопасности», как и многие другие до него, было сорвано Польшей. Варшава отказалась подписывать этот документ.7 июня 1939 года в столице Германии состоялось подписание договоров о ненападении между Германией, Латвией и Эстонией.Как видим, разумная альтернатива пакту Молотова-Риббентропа существовала лишь одна: заключение англо-франко-советского соглашения. Однако Лондон заключать это соглашение не пожелал. После этого все альтернативы подписанию соглашения с Германией оказывались для СССР слишком опасными. Ни одно ответственное правительство на подобный риск пойти не могло.Соответствие советско-германского договора международной дипломатической практике Заключение договора о ненападении между СССР и Германией никоим образом не противоречило ни международной дипломатической практике, ни действующему тогда праву.Секретный протокол к пакту Молотова-Риббентопа, как правило, цитируют не целиком и оставляют без внимания следующий пассаж: «В случае территориально-политического переустройства областей, входящих в состав Прибалтийских государств (Финляндия, Эстония, Латвия, Литва), северная граница Литвы одновременно является границей сфер интересов Германии и СССР. При этом интересы Литвы по отношению Виленской области признаются обеими сторонами».Таким образом, о разделении сфер влияния договорились не только СССР и Германия: отдельно подчёркивались интересы Литвы.Разграничение интересов и сфер влияния не было чем-то исключительным и не считалось аморальным. Когда в марте 1938 года Польша, организовав вооружённые провокации на границе, угрожала Литве войной, Берлин уведомил Варшаву о том, что в случае войны претендует на Клайпедскую область Литвы. Остальной территорией Польша может распоряжаться сама…Несколько месяцев спустя, во время расчленения Чехословакии, выяснилось, что и Германия, Польша претендуют на одну и ту же чешскую территорию — город Богумин. Германия согласилась уступить этот город полякам. Активно договаривалась о разграничении сфер своего влияния Великобритания. Летом 1939 года британцы предлагали Германии раздел сфер влияния в Европе и в мире, причём за Гитлером планировалось признать гегемонию в Восточной и Юго-Восточной Европе. В 1944 году глава британского правительства Уинстон Черчилль предложил разграничить сферу советско-британского влияния в Восточной Европе.Таким образом, своим содержанием секретный протокол к советско-германскому пакту о ненападении совсем не нарушал норм действовавшего на тот момент международного права. Это прекрасно знают профессиональные юристы. Секретный протокол про разделение сфер влияния между нацистской Германией, с одной стороны и Советским Союзом, с другой, был составлен так, что формально не нарушал принятой в то время практики составления международно-правовых документов и традиций.Экономическое сотрудничество Нередко пишут, что «советско-германский договор 1939 года включал в себя несколько аспектов, одним из которых было тесное экономическое сотрудничество». Это выдумка от начала и до конца. Об экономике речи не шла даже в секретном протоколе. Экономическое сотрудничество СССР с Германией набрало обороты после того, как эти два государства после подписания Рапалльского договора (1922 год) вышли из международной изоляции. Однако после прихода к власти, Гитлер не развивал экономические отношения с Советским Союзом. Всё большее значение для него стали приобретать экономические связи Германии с Великобританией и Соединёнными Штатами.Советский Союз поставлял Германии, прежде всего, сырьё и зерно, а в обмен получал машиностроительную продукцию, в основном станки, которые впоследствии очень помогли победить в войне. Но в отличие от Великобритании и США Советскому Союзу на время войны не пришлось принимать закон типа Trading with the Enemy (о торговле с врагом), так как вся его торговля с Германией немедленно прекратилась с началом боевых действий.В 1945 году в Соединённых Штатах расследованием торговли с врагом занимались тысячи человек в Министерстве финансов. Например, фирма «Стандарт Ойл» всю войну поставляла нацистам нефть.Немецкая фирма «Опель» принадлежала американской компании «Дженерал Моторс» с 1929 года. Американцы владели «Опелем» на протяжении всей войны и потом вплоть до 2017 года. Интересно, что во время войны происходило с дивидендами? Доискаться правды можно. Но кто же её опубликует?!Обида Японии Обычно забывают о ещё одном немаловажном последствии «пакта Молтова-Риббентропа». Как известно, советско-германский договор о ненападении был подписан как раз тогда, когда на Дальнем Востоке, в районе реки Халхин-Гол советские войска вели боевые действия с Японией, этим восточным союзником Германии. Для Токио заключение советско-германского соглашения стало настоящим шоком.

Япония заявила тогда Германии протест, указав, что советско-германский договор противоречит Антикоминтерновскому пакту, в котором стороны обязались «без взаимного согласия не заключать с СССР каких-либо политических договоров». 28 августа японский кабинет министров во главе со сторонником войны против СССР Киитиро Хиранума подал в отставку.Концепция японской внешней политики оказалась изменена: вместо экспансии на северо-восток, в направлении СССР, Япония в конечном счёте повернула на юг. В мае 1941 года Советский Союз и Япония подписали договор о ненападении. И, несмотря на все заверения, которые официальный Токио давал Берлину — о том, что в случае необходимости Япония выполнит свои обязательства и расторгнет договор с СССР — даже в самые тяжёлые для Советского Союза месяцы 1941 и 1942 годов японские войска так и не вторглись в пределы СССР. Значение этого факта для победы Антигитлеровской коалиции в войне весьма велико!Можно ли считать «предательским ударом» ввод Красной Армии на территорию Польши 17 сентября 1939 года? К середине сентября 1939 года Польша уже потерпела сокрушительное поражение в войне с Германией, польское правительство 17 сентября покинуло страну. Польской армии, как организованного, управляемого целого больше не существовало… Каждое подразделение действовало на свой страх и риск и самоотверженный героизм польских солдат уже ничего не мог изменить. Боевые действия превращались в последовательное добивание немцами остатков неприятельских частей. Реально польского государства более не существовало… В этой ситуации ранее подписанные советско-польские договоры теряли свою силу, о чём советское правительство и уведомило 17 сентября польского посла в Москве. Требуемые нормы международного права Кремлём были соблюдены. Таким образом введение советских войск на территорию Западной Украины и Западной Белоруссии не нарушало принятых на себя Советским Союзом международных обязательств.

Вступив 17 сентября 1939 года в Польшу, Советский Союз де-факто восстановил свою западную границу по линии Керзона, установленной Верховным советом Антанты ещё в 1919 году. Таким образом, Польшу просто лишили её насильственных территориальных захватов 1921 года.Право на «самопомощь» В действовавшем по состоянию на сентябрь 1939 годам международном праве существовала норма, отсутствующая в праве современном – т.н. «право на самопомощь». В рамках права на самопомощь государство, которое считало, что действие другого субъекта международного права представляют угрозу для его жизненно-необходимых интересов (а последние трактовались весьма обширно), могло в соответствии с практикуемым на тот момент международным правом прибегнуть к силовым действиям для устранения этой угрозы.Поражение польских войск создавало более чем реальную угрозу безопасности СССР. Германские войска вступили на территорию Западной Украины и Западной Белоруссии. Конечно, согласно достигнутой 23 августа договоренности, эти территории находились в советской сфере влияния, однако Гитлер к этому времени нарушил слишком много международных договорённостей.Таким образом, введение советских войск на территорию Западной Украины и Западной Белоруссии проводилось в полном соответствии с правом на «самопомощь».Необходимо отметить, что этим правом во время Второй мировой войны активно пользовались Великобритания, Франция и США. Так в феврале 1940 года Великобритания и Франция спланировали военную оккупацию территории нейтральных скандинавских стран — Норвегии и Швеции. Операция сорвалась лишь потому, что Германия оккупировала Норвегию раньше. 10 мая того же года английские и французские войска оккупировали принадлежащие Голландии острова Аруба и Кюрасао, обосновав это стремлением предотвратить захват Германией ресурсов голландских колоний. После захвата Гитлером Дании сначала английские, а позже и американские войска высадились на землю Исландии, состоявшей в унии с Данией. В августе 1941 года для недопущения усиления позиций Германии в Иране, Великобритания и СССР совместно ввели туда свои воинские части.Все эти акции по форме ничем не отличаются от введения подразделений Красной Армии на территорию Западной Украины и Западной Белоруссии. И если мы будем считать незаконными советские действия в сентябре 1939 года, то столь же возмутительными и требующими осуждения следует признать действия Великобритании, Франции и США в 1940-1941 годах.Следует также помнить, что Западная Украина и Западная Белоруссия не были этническими польскими территориями, эти земли были самовольно захвачены Польшей в 1921 году. Территории, на которых проводились «пацификации», а попросту говоря — карательные операции; территории, на которых уничтожались православные церкви, а лучшие земли заселялись польскими переселенцами. Варшава воспитала у населения Западной Украины и Западной Белоруссии лютую ненависть, и не случайно в сентябре 1939 года на этих землях стихийно возникали повстанческие группы, нападавшие на отступавшие польские части.Все очевидцы сентябрьских событий 1939 года свидетельствуют об энтузиазме местного украинского и белорусского населения, о его искреннем желании воссоединиться со своими собратьями. Об этом пишут даже те, кто к советской власти относился враждебно. Решения Народных собраний о присоединении к СССР, безусловно, отвечали настроениям большинства населения Западной Украины и Западной Белоруссии. Присоединение Западной Украины и Западной Белоруссии к СССР проходило с соблюдением действовавших в то время норм международного права и в соответствии с волей подавляющего большинства населения этих земель.В 1920-1945 годах плебисциты, подобные проведённым на Западной Белоруссии и Западной Украине, организовывались неоднократно. Они признавались международным сообществом несмотря на то, что зачастую проводились не только в присутствии войск заинтересованной стороны, но и в условиях прямого давления на голосовавших. Такими, например, были плебисциты 1921 года в Силезии (проходил в условиях террора польских войск по отношению к местному немецкому населению) и 1922 года в Виленском крае (проходил в условиях оккупации края польскими войсками).Можно вспомнить и более интересный пример. После оккупации Дании нацистской Германией в 1940 году Великобритания и США, воспользовавшись правом на «самопомощь», ввели войска в Исландию — точно так же, как в 1939 году после разгрома Польши Советский Союз ввёл войска на Западную Белоруссию и Западную Украину. В 1944 году в Исландии всё ещё стояли американские части. В этих условиях был проведён референдум о прекращении унии с Данией. Согласно этому референдуму (результаты которого никто не ставит под сомнение), проведённому при наличии иностранных оккупационных войск, Исландия получила государственную независимость!Что же касается этики и высокой нравственности в международных отношениях, то следует помнить, что и тогда и сейчас, как правило, торжествует право сильного в отстаивании своих национальных интересов. Характерным примером здесь могут служить боевые действия, предпринятые британцами в Мерс-эль-Кебире.

Весло ли галеры средь мрака и льдин,
иль винт рассекает море, — у Волн, у Времени голос один:
«Горе слабейшему, горе!» Р.Киплинг
. Нападение на Мерс-эль-Кебир

Нападение британского флота на французские корабли, находившиеся на своей базе Мерс-эль-Кебир во французском Алжире, осуществлённое 3 июля 1940 года, стало одним из самых циничных проявлений беспощадной и предельно прагматичной политики Великобритании, лишённой всяческих сантиментов и сомнений в своей бесспорной правоте. Это нападение стало частью операции «Катапульта», проведённой вскоре после заключения перемирия между Францией и Германией. Не прошло и двух недель с тех пор, как англичане и французы являлись союзниками… И вот теперь британские моряки безжалостно и умело топят своих недавних боевых товарищей! За два дня французы потеряли только погибшими 1297 человек…

Кто сегодня пользуется плодами от «пакта Молотова-Риббентропа»? В настоящее время отнюдь не Россия «пользуется результатами пакта», а именно территориями, приобретёнными СССР в период с 23 августа 1939 года по 22 июня 1941 года. Территориальными приобретениями СССР владеют: нынешняя Литва (Виленский край), Белоруссия (западные области), Украина (западные области) и Молдавия (вся территория страны без Приднестровья). Удивительно и странно, но активно осуждая «пакт Молотова-Риббентропа», все эти государства вовсе не стремятся по справедливости вернуть эти земля обратно, в состав Польши!