Накануне Дня Победы члены Братства молодых староверов провели субботник на Братском захоронении воинов Красной армии на Ивановском кладбище. Всегда чистое и ухоженное, захоронение к празднику стало выглядеть еще аккуратнее.

Здесь, среди многочисленных памятных табличек с именами и безымянных, высится обелиск с восьмиконечным православным крестом, на котором выбита надпись: «Павшим воинам в боях под Ригой в июне 1941 г. Сотвори им, Господи, вечную память». У обелиска всегда лежат цветы, а в Светлую седмицу после Пасхи люди во множестве оставляли здесь свечи, пасхальные яйца, кусочки куличей.

За этим памятным местом ухаживают староверы, а есть на Ивановском еще одно братское воинское захоронение — на православном кладбище, пишет латвийская газета «СЕГОДНЯ».

История обоих уходит в 1941–1942 гг. 30 июня — 1 июля 1941—го части Красной армии, прикрывая в Московском форштадте отход основных сил, приняли бой с превосходящими силами наступающих на Ригу немецких войск. Более двух тысяч солдат погибло здесь с обеих сторон. Тела немецких солдат гитлеровская комендатура подобрала сразу, а тела красноармейцев оставались лежать непогребенными.

Тогда настоятели двух соседних приходов — церкви Усекновения главы святого Иоанна Предтечи, отец Николай Шалфеев, и Гребенщиковской старообрядческой общины, отец Лев Мурников, обратились к немецкому коменданту с просьбой разрешить похоронить убитых солдат. Отцу Николаю, хорошо говорившему по-немецки, удалось получить разрешение.

Около тысячи русских воинов похоронили в двух братских могилах — на православной части Ивановского кладбища, у вторых ворот — около 150 человек, тех, кого можно было опознать, и неизвестных солдат. И на новом старообрядческом кладбище возле железной дороги — около 800 человек. Погребенных отпели по—христиански.

Прихожане проявили большое участие в судьбе захоронения павших защитников города, стали собирать деньги на установление памятников. Оба прихода решили поставить на могилах гранитные обелиски с восьмиконечными крестами. Автором памятников был синодальный архитектор Владимир Шервинский.

Когда обелиски в 1942—м были установлены, оккупационные власти спохватились. Последовали допросы в гестапо духовных и мирских руководителей обоих приходов. Они выстояли и сумели доказать, что выполняли свой христианский долг. Одним из главных инициаторов сбора средств на памятники среди староверов был Константин Портнов. Его арестовали вместе с женой Верой и обоих расстреляли по пути в Саласпилс.

Памятник, возведенный на старообрядческом кладбище благодаря усилиям рижских христиан, стоит до сих пор. А мы спросим себя: по силам ли нам, нынешним, такой гражданский подвиг наших предков? Ведь они рисковали самым дорогим для человека — собственной жизнью.

Наталья ЛЕБЕДЕВА.