«Ситуация с соблюдением прав человека в Латвийской Республике остается достаточно неблагополучной. Правящая коалиция, сформированная по итогам парламентских выборов в октябре 2018 г., продолжает курс на построение моноэтнической модели государства. Русскоязычное население страны по-прежнему рассматривается ею в качестве чужеродного и дестабилизирующего элемента. Вследствие этого национально ориентированная политика официальных властей сопровождается многочисленными нарушениями прав нацменьшинств».

Читайте подробнее Доклад Министерства иностранных дел Российской Федерации «О ситуации с правами человека в отдельных странах»:https://bit.ly/2wppSPI

ЛАТВИЯ

Ситуация с соблюдением прав человека в Латвийской Республике (ЛР) остается достаточно неблагополучной. Правящая коалиция, сформированная по итогам парламентских выборов в октябре 2018 г., продолжает курс на построение моноэтнической модели государства. Русскоязычное население страны по-прежнему рассматривается ею в качестве чужеродного и дестабилизирующего элемента. Вследствие этого национально ориентированная политика официальных властей сопровождается многочисленными нарушениями прав нацменьшинств.

Основным проблемным аспектом правозащитной сферы в Латвии остается вопрос отсутствия у значительной части латвийского населения (по данным Центрального статистического управления (ЦСУ), 10,7 % или 205,5 тыс. жителей) гражданства. На протяжении долгого времени официальная Рига не предпринимала реальных шагов для урегулирования этой проблемы, ограничиваясь разного рода «косметическими» улучшениями.

Тем не менее, после вступления в силу с 1 октября 2013 г. поправок к Закону ЛР «О гражданстве» практически вдвое увеличилась доля получивших гражданство детей «неграждан», достигнув 90 % от их общего числа. Кроме того, 21 марта 2019 г. президент Латвии Р.Вейонис повторно внес на рассмотрение Сейма инициативу о предоставлении автоматического гражданства детям «неграждан», родившимся после 1 января 2020 г. 5 ноября 2019 г. принят соответствующий закон, который ознаменует фактическое прекращение «воспроизводства» данного статуса. Однако потенциальные изменения носят скорее символический характер и никак не повлияют на дискриминационное положение более чем 200 тыс. ныне живущих «неграждан». При этом проблема, касающаяся именно появления в Латвии на свет новых «неграждан», не является столь острой – в 2018 г. данный статус получили всего 33 ребенка (в 2016 г. статус негражданина получили 47 детей, в 2017 г. – 51). Таким образом, остается значительное число людей, а несовершеннолетних «неграждан» насчитывается в целом менее 5 тыс. чел. При этом положительной оценки заслуживают изменения, внесенные в 2013 г. в Закон о гражданстве 1994 г., позволяющие «негражданам» по собственной инициативе регистрировать своих детей, родившихся в Латвии, в качестве гражданина Латвии. Упрощена процедура регистрации при рождении. Запрос на предоставление латвийского гражданства для новорожденного ребенка, рожденного «негражданами», теперь может быть сделан только одним родителем, а не обоими, как ранее. Как следствие число новорожденных «неграждан» сократилось до 23 в 2017 г.[263]

«Неграждане» по-прежнему лишены целого ряда социальных, экономических и избирательных прав. В настоящее время латвийские правозащитники насчитывают около 80 различий между гражданами и «негражданами» (для сравнения: в 2004 г. – 61), в том числе 47 ограничений в плане профессиональной самореализации (в 2004 г. – 25). «Неграждане», в частности, не имеют права быть государственными, в том числе муниципальными чиновниками, занимать посты на военной службе, быть судьями, прокурорами и т.п. В общественно-политической сфере «неграждане» не могут выступать в качестве учредителей политических партий, лишены права участвовать в работе судов в качестве судебных заседателей, а также заключать сделки по покупке земли и недвижимого имущества без согласия муниципальных властей и т.д.

Неблагополучную ситуацию в сфере натурализации подтверждает официальная статистика: темпы получения гражданства с каждым годом снижаются (в 2016-2018 гг. этот показатель оставался на рекордно низком уровне и составил 987, 915 и 930 чел. соответственно; для сравнения: в 2005 г. было натурализовано 19169 чел., в 2012 г. – 2213).

Последнее комплексное исследование, посвященное отношению «неграждан» к натурализации, было проведено при поддержке Управления по делам гражданства и миграции МВД ЛР в 2016 г. Согласно его выводам, среди «неграждан» наблюдается постепенный рост интереса к получению гражданства. Однако на момент проведения исследования натурализоваться были готовы только 35 % из их числа (преимущественно молодежь до 20 лет).

При сохранении сложившейся внутриполитической установки латвийских властей можно прогнозировать дальнейшее снижение темпов натурализации. При этом сокращение количества «неграждан» уже сейчас происходит в основном лишь за счет естественной убыли этой категории населения и его миграционного оттока.

Тематике «негражданства» в Латвии уделяется значительное внимание со стороны местных организаций гражданского общества, представляющих русскоязычное население, в первую очередь, Латвийского комитета по правам человека (ЛКПЧ). Организация ведет систематическую работу с международными правозащитными институтами, дипломатическим корпусом Риги и другими заинтересованными структурами. Данная активность вызывает подозрения у местных властей и на ежегодной основе находит отражение в отчетных докладах Службы государственной безопасности (ранее – Полиции безопасности).

На европейском уровне проблематика массового безгражданства в Латвии и Эстонии в 2017-2018 гг. рассматривалась в соответствующих комитетах Европейского парламента (ЕП) по инициативе евродепутата Т.Жданок и бывшего евродепутата А.Мамыкина, которым в 2016 г. удалось собрать 20 тыс. голосов граждан ЕС в поддержку петиции о предоставлении «негражданам» права голосовать не только на муниципальных выборах, но и на выборах в Европарламент. По итогам голосования Комитета по петициям ЕП в апреле 2018 г. было принято решение направить письма от депутатов Европарламента в адрес латвийских властей, выражающие обеспокоенность положением «неграждан». В апреле 2018 г. инициатива НПО «Федеративный союз европейских национальных меньшинств» (при активном участии Т.Жданок) «Minority Safepack» («Спасательный пакет для меньшинств») собрала более 1 млн подписей, необходимых для дальнейшего ее рассмотрения в структурах ЕС.

Положение в Латвии уязвимых групп населения (дети, женщины, пожилые люди, лица с инвалидностью) критике со стороны международных правозащитных институтов не подвергалось. В то же время уровень латвийского пенсионного обеспечения является одним из самых низких по ЕС. По данным агентства Eurostat, в Латвии доля пенсионеров, находящихся на пороге бедности, составляет 43,7 %. При этом в 2017 г. доля лиц, подверженных риску материальной необеспеченности, в целом составила, по оценкам, 23,3 % населения (на 1,2 % больше, чем в 2016 г.). При этом самый высокий (44,2 %) показатель зафиксирован в Латгалии – регионе с традиционным преобладанием представителей русскоязычного меньшинства.

В то же время продолжает оставаться дискриминационным положение проживающих в Латвии ветеранов Великой Отечественной войны. В отличие от признанных национальными партизанами – «лесных братьев» (многие из которых в годы войны служили в добровольческих легионах «Ваффен-СС») они не могут претендовать на надбавки к пенсиям и соцпакет. В январе 2018 г. был принят Закон о статусе участника Второй мировой войны, который фактически поставил знак равенства между солдатами Советской Армии и сражавшимися на стороне фашистов легионерами. Решение об установлении льгот для обладателей этого статуса самоуправления принимают самостоятельно.

Эти меры полностью следуют в русле проводимой латвийскими властями последовательной линии на исторический ревизионизм, оправдание и героизацию бывших эсэсовцев и их пособников, реабилитацию нацистских преступников. Прославление латышских легионеров «Ваффен-СС» и попытки представить гитлеровских приспешников «борцами за свободу» остаются одним из ключевых элементов доказательной базы концепции «советской оккупации» и «патриотического воспитания» молодежи[264].

Ежегодно в Риге 16 марта проводятся шествия бывших легионеров «Ваффен-СС» при участии представителей ультраправых партий. Эти акции неонацистов представляются официальной Ригой как «мирные мероприятия», якобы соответствующие демократическим стандартам.

Очередное позорное шествие легионеров в центре Риги состоялось 16 марта 2019 г. с участием парламентариев «Национального блока» и советника премьера по вопросам демографии. При этом латвийский Антифашистский комитет был лишен возможности проводить 16 марта полноценные «ответные» мероприятия. Несмотря на своевременную подачу соответствующих заявок, пикет ветеранов Великой Отечественной войны и бывших узников фашистских лагерей переносят от Памятника Свободы (конечная точка маршрута шествия в поддержку легионеров) в более отдаленное место под предлогом «обеспечения безопасности».

Марши ветеранов «Ваффен-СС» подвергаются серьезной критике международного сообщества. Функционирующая в рамках Совета Европы Европейская комиссия по борьбе с расизмом и неравенством в своих докладах неоднократно выражала озабоченность в связи с ежегодным проведением 16 марта церемоний поминовения латвийских легионеров «Ваффен-СС». ЕКРН обратила внимание на то, что члены парламента, принадлежащие к партии «Национальный альянс», которая входит в правящую коалицию, были замечены в участии в этих церемониях. ЕКРН неоднократно выносила рекомендации латвийским властям осудить все попытки увековечивания памяти воевавших в «Ваффен-СС» и сотрудничавших с нацистами, а также призвать членов парламента воздержаться от участия в подобных церемониях.[265] 

Однако вместо мер, направленных на борьбу с неонацизмом, в Латвии уже на государственном уровне предпринимаются попытки сместить акценты и предоставить латвийским неонацистам легальные основания для проведения своих акций. Так, президент Латвии Э.Левитс выдвинул инициативу объявить 17 марта днем памяти движения национального сопротивления. Данная инициатива подается в качестве стремления почтить память патриотов Латвии, сопротивлявшихся «оккупационным режимам». По сути, это – попытка на государственном уровне закрепить чествование «лесных братьев», часть из которых составляли бывшие легионеры СС, скрывавшиеся от правосудия.

Латвийские официальные лица регулярно выступают с публичными заявлениями, направленными на оправдание и даже героизацию пособников нацистов. Очередным примером служит заявление министра обороны Латвии А.Пабрикса на акции на кладбище легионеров у населенного пункта Море 27 сентября 2019 г., посвященной «75-летию оборонительных боев против Красной Армии». Глава оборонного ведомства Латвии в своей речи назвал легионеров СС гордостью латышского народа и государства и призвал чтить их память. Позицию главы оборонного ведомства Латвии поддержал его однопартиец – министр регионального развития Ю.Пуце, который заявил, что не видит проблем в его высказывании о «героизме» латышских легионеров.

Инструментом продвижения политики властей являются латышскоязычные СМИ. Так, накануне 16 марта 2019 г. СМИ отметились очередными публикациями, подготавливающими почву для «правильного» восприятия населением этой даты и связанных с ней мероприятий. Их авторы напоминали о тех «унижениях, которые выпали на долю латышей по вине СССР», а также противопоставляли празднование 16 марта торжествам по случаю 9 мая в г. Риге у «навязанного оккупантами символа Победы» – памятника воинам-освободителям в Пардаугаве.

Власти Латвии насаждают призывы к сохранению памяти о пособниках нацистских преступников не только среди жителей страны, но и активно стремятся выйти на европейский уровень. Так, с подачи музея оккупации Латвии 23 сентября 2018 г. в г. Зедельгем (Бельгия) открыт памятник латышским легионерам «Ваффен-СС», которые в конце войны оказались в местном лагере для военнопленных.

Для Латвии характерны и другие попытки героизации нацизма и фальсификации истории. Из последних примеров – дело Г.Цукурса, причастного к уничтожению еврейского населения в годы Великой Отечественной войны, сбор подписей за снос памятника воинам-освободителям и осквернение мемориала в г. Риге.

Так, в феврале 2019 г. Генеральная прокуратура Латвии приняла решение закрыть уголовный процесс о возможной причастности Герберта Цукурса (состоявшего в рядах «команды Арайса», подразделения латышской вспомогательной полиции и получившего кличку «рижский мясник») к уничтожению еврейского населения Латвии в годы Второй мировой войны. Следствие велось с 2006 г. по статье 71 Уголовного закона Латвии «геноцид». В действиях Г.Цукурса латвийская прокуратура не обнаружила предусмотренного статьей 71 состава преступления. Однако после обращения в мае 2019 г. Совета еврейских общин Латвии к Генеральному прокурору по данному вопросу 16 сентября 2019 г. стало известно, что Генеральная прокуратура Латвии приняла решение возобновить уголовный процесс против Г.Цукурса, указав, что заключение, подготовленное ведущим данное дело прокурором, было принято «преждевременно, не использовав все предусмотренные в Законе об уголовном процессе следственно-процессуальные действия по получению и проверке доказательств». Для ведения дела был назначен другой прокурор.

Продолжаются попытки по уничтожению памятника воинам-освободителям Латвии в Риге. И это при том, что демонтаж этого монумента является нарушением российско-латвийского межправительственного Соглашения от 30 апреля 1994 г. о социальной защите проживающих на территории Латвийской Республики военных пенсионеров Российской Федерации и членов их семей. В марте 2019 г. инициатива некоего У.Полиса за демонтаж этого памятника собрала более 10 тыс. подписей граждан Латвии. Этого количества подписантов было достаточно для начала рассмотрения инициативы Сеймом, которая была передана в первую инстанцию – комитет Сейма по мандатам и этике. 13 июня 2019 г. дискуссия в Сейме по поводу дальнейшей судьбы этой инициативы продолжилась: большинство депутатов (45) проголосовали за её передачу в профильные комиссии Сейма – по иностранным делам и по образованию, культуре и науке. 11 сентября 2019 г. Комиссия Сейма по образованию, культуре и науке не поддержала инициативу о сносе монумента, но и не отвергла её, пообещав изыскать другие способы нейтрализации «негативного влияния» памятника. При этом большинство депутатов высказалось за то, что в нынешнем виде монумент существовать не может. В качестве основного варианта предлагалось кардинальное изменение интерпретации смысла и значения памятника. В итоге инициатива была передана на рассмотрение Комиссии Сейма по иностранным делам.

Еще одним проявлением циничного переписывания истории является отношение властей Латвии к деятельности антифашистских организаций. Так, спецдокладчик Совета ООН по правам человека по современным формам расизма указывает в своем докладе 38-й сессии Совета, что в ежегодном докладе полиции по охране общественного порядка за 2016 г., опубликованном в апреле 2017 г., была сделана запись, согласно которой неофициальные празднования Дня Победы над нацистской Германией представляют угрозу национальной безопасности[266]. Какие-либо предпосылки изменения такого подхода со стороны латвийских властей отсутствуют.

В первой половине 2019 г. кампания латвийских властей по «десоветизации» и нивелированию значимости подвига солдат Красной Армии, приравнивании их к сражавшимся на стороне фашистов латвийским легионерам СС достигла беспрецедентных масштабов. 30 мая 2019 г. Сейм передал на рассмотрение Комиссии по правам человека и общественным делам поправки к закону о собраниях, шествиях и пикетах, вводящие запрет на использование георгиевских ленточек на публичных и праздничных мероприятиях, а 20 июня в окончательном чтении одобрил поправки, запрещающие носить униформу тоталитарных режимов, к которой была отнесена и форма Советской Армии, в ходе общественных мероприятий.

Демонтаж в ночь с 30 октября на 1 ноября 2019 г. памятника советским подводникам Балтики, находившегося недалеко от Штаба морских сил Латвии, за которым ухаживали общественные активисты  из объединения моряков и местные жители, вызвал опасения общественников, что эта акция может спровоцировать цепочку подобных акций.[267] Данный памятник был снесен в нарушение российско-латвийского соглашения 1994 г. о социальной защите российских военных пенсионеров, при этом проводившее эти работы Государственное агентство по недвижимости сообщило, что во время демонтажа памятник развалился и восстановлению не подлежит.

Все более заметным становится активно внедряемый властями тренд на сужение сферы применения негосударственных языков. Латышский язык является единственным языком, разрешенным для общения с органами власти, использования в топографических знаках и других надписях, а также в документах, удостоверяющих личность.[268] В этой связи Консультативный комитет Рамочной конвенции о защите национальных меньшинств пришел к заключению, что языковая политика руководства страны ведет к сокращению пространства использования других языков, в частности языков национальных меньшинств, и, как следствие, ограничивает право этнических и языковых меньшинств на свободу выражения мнения. 

В 2017-2018 гг. депутаты Сейма от Национального объединения неоднократно пытались продавить законодательные поправки, принуждающие работников сферы обслуживания использовать только государственный язык, а также запрещающие предвыборную агитацию на русском языке и ретрансляцию российских каналов на территории Латвии.

Фактическая ликвидация русскоязычного образовательного пространства осуществляется через всеобъемлющую реформу образования (перевод школ и детских садов на латышский язык обучения, разработка и внедрение нового содержания образования, оптимизация школьной сети, запрет на преподавание на русском языке в частных вузах).

Так, в апреле 2018 г. были одобрены очередные поправки к Закону «Об образовании» и к Закону «О всеобщем образовании», предусматривающие постепенный полный перевод школьного обучения на латышский язык с 2021-2022 учебного года. В соответствии с ними в основной школе (7-9 классы) преподавание будет осуществляться в пропорции 80 % на 20 %, в средней (10-12 классы) – только на государственном языке.

Начиная с 2017-2018 учебного года, все учащиеся, в том числе и те, кто учился по программам национальных меньшинств, обязаны сдавать централизованные экзамены на латышском языке по таким предметам, как математика, химия, биология, физика, информатика, география и экономика.

В июне 2018 г. были приняты поправки к Закону о высшей школе, предусматривающие запрет на обучение на русском языке также и в частных вузах и колледжах. Аккредитация программ на русском языке останется в силе до истечения их срока, но набор на них новых студентов с 2019 г. уже не ведется.

Попытки заинтересованной общественности добиться пересмотра школьной реформы не увенчались успехом. 23 апреля 2019 г. Конституционный суд ЛР огласил решение по иску против поправок к Закону об образовании, поданному партией «Согласие». Суд признал образовательную реформу, направленную на фактическую ликвидацию билингвальных школ, соответствующей Конституции Латвии.

В русле общей дискриминационной политики, направленной на постоянное введение ограничений на использование русского языка в сфере образования, оказались и меры латвийских властей, серьезно переформатировавшие дошкольное образование в стране. 1 сентября 2019 г. вступили в силу Правила Кабинета министров Латвии № 716 от 21 ноября 2018 г., регламентирующие дошкольное образование. Данные правила предусматривают использование латышского языка в качестве основного средства общения во время игр с детьми младшего возраста. Правозащитники отмечают, что перед разработкой этих мер консультаций с представителями национальных меньшинств и правозащитниками, занимающимися защитой прав нацменьшинств, не проводилось.

Озвучиваются намерения властей по полному переводу всего дошкольного образования на латышский язык. Об этом, в частности, договорились основные политические силы Латвии на заседании 23 сентября 2019 г. коалиционного совета по сотрудничеству (в его состав входят пять правящих партий) в ходе обсуждения поправок, имеющих целью обязать самоуправления обеспечить обучение на госязыке в каждом муниципальному дошкольном учреждении, в том числе в детских садах национальных меньшинств.

Латышизация образования затронула и частные учебные заведения. 4 июля 2018 г. президент Латвии Р.Вейонис утвердил поправки, затрагивающие возможность воспользоваться услугами частных вузов с русскоязычными программами обучения (с 2019 учебного года новых наборов студентов не производится). Данные поправки игнорируют интересы трети студентов-частников, обучавшихся в Латвии на русском языке, и в настоящий момент оспариваются в Конституционном суде депутатами партии «Согласие».

14 ноября 2019 г. Конституционный суд Латвии признал соответствующим основному закону страны перевод обучения на государственный язык в частных школах для национальных меньшинств.

Все упомянутые меры по переводу образования на латышский язык при этом проводятся властями без учета мнения самих учеников. По данным опроса латвийских школьников, проведенного газетой «Latvijas Avize», большинство из них считает русский язык крайне востребованным для повышения своей конкурентоспособности на рынке труда. Многие из них заинтересованы в изучении русского языка, поскольку считают его инструментом межнационального и международного общения, который открывает им возможности работы не только на российском направлении, но и с другими странами.

В этой связи КК РКЗНМ выразил мнение о том, что принятые в апреле 2018 г. поправки к Закону об образовании, предусматривающие перевод школьного обучения на латышский язык к 2020-2021 учебному году, ставят учащихся, принадлежащих к национальным меньшинствам, в заведомо невыгодное положение с точки зрения успеваемости, что в свою очередь может отрицательно сказаться на их возможностях успешной интеграции в социально-экономическую жизнь общества.[269]

Формальных ограничений на участие в политической жизни и управлении государством (за исключением проблемы «неграждан») в Латвии не зафиксировано. В то же время можно говорить об избирательном давлении на леворадикальные силы, позиционирующие себя в качестве борцов за права русскоязычного населения. Так, в июне 2018 г. евродепутату, сопредседателю партии «Русский союз Латвии» Т.Жданок было отказано в участии в выборах в Сейм (6 октября 2018 г.) на основании Закона о выборах, запрещающего участвовать в них лицам, после 13 января 1991 г. состоявшим в определенных советских организациях (Коммунистическая партия и т.п.). Вместе с тем, языковые требования используются в качестве предлога для прекращения полномочий избранных членов местных советов. Один из таких случаев касается депутата Балвской думы Ивана Баранова, мандат которого был аннулирован на основании недостаточного владения латышским языком. Мэр г. Даугавпилса Рихард Эйгим был оштрафован в октябре 2017 года за недостаточное владение латышским языком. Ему было предложено улучшить знание латышского языка в течение шести месяцев, после чего он должен сдать новый экзамен.[270]

Нарушения гражданских свобод в Латвии (свобода выражения мнения, собраний и вероисповедания) периодически возникают в контексте проводимой официальной Ригой политики принудительной дерусификации всех сфер общественной жизни.

На активистов, стремящихся сопротивляться официальной линии на латышизацию общественной жизни и ухудшению правового и социального положения российских соотечественников, в последнее время оказывается колоссальное давление. В течение 2018 г. прошла серия арестов борцов за права нацменьшинств и лидеров русскоязычной диаспоры (А.Гапоненко, В.Линдерман, Ю.Алексеев). Началось преследование соотечественников, активно выступающих за сохранение русских школ – 11 человек вызывали на допрос в Полицию безопасности в связи с организацией Вселатвийского родительского собрания в марте 2018 г., против восьми из них (включая Т.Жданок) до сих пор проводится расследование в рамках уголовного дела. Всем им предъявляют обвинения в разжигании национальной розни и действий, направленных против государственной целостности и безопасности Латвии.

С этих же позиций следует расценивать и более ранние меры. Так, в 2015-2016 гг. были приняты поправки к Закону «Об образовании», в соответствии с которыми педагогов и администрации школ обязали быть лояльными государству, в противном случае новая редакция закона предусматривает увольнение «нелояльных» учителей и директоров школ. Очевидно, что эта правовая норма направлена исключительно на искоренение всякого инакомыслия в школах нацменьшинств, создает атмосферу подозрительности и опасений, что не способствует укреплению доверия между различными слоями общества.

Осенью 2017 г. были также приняты поправки к Закону об обществах и фондах, предусматривающие возможность упрощенного закрытия организаций, если они угрожают безопасности страны и общественному порядку, которые, по словам представителей Национального объединения, «в случае нарушений позволят пресекать деятельность финансируемых Кремлем негосударственных организаций».

Требования к определенному уровню владения латышским языком предъявляются практически во всех профессиях, перечисленных в приложении к правилам Кабинета министров № 733 от 7 июля 2009 г. «Об объеме знания государственного языка и порядке проверки навыков владения государственным языком, необходимых для выполнения профессиональных и должностных обязанностей, получения постоянного вида на жительство и приобретения статуса постоянного жителя Европейского сообщества, и о государственной пошлине за проверку владения государственным языком» – это около 3600 профессий и должностей, включая такие, как могильщики, пастухи, конюхи, водители автобусов.

Подобная языковая практика отрицательно сказывается на возможности занятия государственных и муниципальных должностей латвийскими гражданами, не являющимися носителями языка, в частности лицами, принадлежащими к национальным меньшинствам.

В соответствии с правилами Кабинета министров № 733 от 7 июля 2009 г. члены руководящих органов НПО также обязаны владеть латышским языком на уровне носителей языка (уровне С1 – самый высокий). Согласно процедуре, они могут обратиться в Центр государственного языка (действующий при Министерстве юстиции) с просьбой понизить требования к членам совета директоров. Вместе с тем критерии, которые должны применяться Центром государственного языка при рассмотрении исключений, остаются неопределенными.

В соответствии с Законом о государственном языке другие языки могут использоваться только в крайне ограниченных обстоятельствах при обращении в государственные органы, такие как полиция, медицинские учреждения, спасательные службы (в случае чрезвычайных ситуаций, срочных вызовов, медицинской помощи, преступлений или других нарушений закона).

Несмотря на то, что многие местные органы власти, в том числе в Риге, предоставляют услуги устного перевода, латышский язык по-прежнему является единственным языком, используемым муниципальными органами власти независимо от доли населения, принадлежащего к национальным меньшинствам. Эти законодательные нормы создают трудности в получении госуслуг для некоторых пожилых жителей, в частности для тех, кто не изучал латышский язык. По результатам последней переписи 40,2 % жителей Риги заявили о русской этнической принадлежности, а на русском языке, согласно тому же источнику, дома говорят 55,8 % жителей Риги и 60,3 % жителей Латгальского района. КК РКЗНМ неоднократно повторял свою позицию о том, что «нынешний подход к ограничению использования других языков несовместим с Рамочной конвенцией о защите национальных меньшинств и, кроме того, считает, что он может быть контрпродуктивной».[271]

КК РКЗМ отметил отсутствие прогресса в давнем вопросе относительно права лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам, записывать свои имена и фамилии на языке меньшинств в официальных документах. Процедура расшифровки личных имен, происходящих из других языков, на латышском языке и их использование в личных документах, определяется Законом о государственном языке, Законом о документах, удостоверяющих личность, правилами Кабинета министров №114 от 2 марта 2004 г. «Правила о написании и использовании личных имён на латышском языке, а также их идентификации», правила  Кабинета Министров № 134 от 21 февраля 2012 г. «Об удостоверяющих личность документах». Практика транскрипции на латышском языке в свидетельствах о рождении и документах, удостоверяющих личность, личных имен, используемых лицами, принадлежащими к национальным меньшинствам, написаны в соответствии с грамматическими правилами латышского языка, и не учитывают нормы языков меньшинств. Способ написания личных имен является правом, охраняемым Рамочной конвенцией, и является неотъемлемой частью культурных традиций.[272]

К сожалению, отсутствуют какие-либо договоренности относительно празднования Рождества православных верующих по юлианскому календарю. Это особенно проблематично для русских, белорусов и украинцев, многие из которых являются православными христианами, в частности для детей школьного возраста и трудящихся, исповедующих эту религию. Многочисленные предложения, внесенные в Сейм, по изменению законодательства в отношении официально признанных праздников были отклонены.

При формально существующем плюрализме мнений в латвийском обществе на основные информационные ресурсы, распространяющие отличные от официальной точки зрения, оказывается значительное давление, в том числе финансово-юридического характера. Наиболее показательным в данном контексте стало приостановление в 2014 г. и 2016 г. вещания телеканала «РТР-Планета», а также канала «Россия РТР» в феврале 2019 г. сроком на три месяца на основании решения латвийского Национального совета по электронным СМИ (НСЭСМИ). Поводом для принятия такого решения стали озвученные в новостных и аналитических передачах канала оценки событий на Украине, отличавшиеся от официальной их трактовки Ригой, в которых Совет усмотрел «разжигание ненависти и призыв к военным действиям».

В ноябре 2019 г. запрещена трансляция 9 российских телевизионных каналов (формальное основание – бенефициаром является российский предприниматель Ю.В.Ковальчук).

18 июня 2019 г. НСЭСМИ обратился в Сейм с просьбой принять поправки к закону, позволяющие ограничивать трансляцию телепередач любых стран на территории Латвии, если они нарушают установленные ограничения, а именно содержат призывы к насилию или разжиганию ненависти, дискриминации в отношении какого-либо лица или группы лиц; призывы, несущие опасность для общественного порядка, в том числе госбезопасности и обороны и т.д. По мнению Совета, это позволит эффективно обеспечивать защиту информационного пространства Латвии.

Конституционным судом Латвии 5 июня 2003 г. были отменены языковые квоты на радио- и телепередачи. Статья 32 Закона об электронных средствах массовой информации предписывает общегосударственным и региональным электронным и телевизионным средствам массовой информации показывать 65 % всех программ, за исключением рекламы, на латышском языке. В 2014 г. Сейм принял поправки к Закону об электронных средствах массовой информации, согласно которым подавляющее большинство коммерческих (частных) радиостанций, в частности тех, которые работают на основе лицензий на вещание, с января 2016 г. должны перейти на вещание на латышском языке. Это коснулось бы 50 из 67 радиостанций. После протестов 17 декабря 2015 г. в эти положения были внесены поправки, отложившие их вступление в силу на 2017 г. и сократившие число «пострадавших» радиостанций до 37. Поправки к закону 2016 г. обязывают радиостанции заполнять не менее 90 % еженедельного эфирного времени собственным контентом, очевидно, в целях ограничения ретрансляции контента иностранного производства. Для обеспечения соблюдения языковых квот поправками к Кодексу об административных нарушениях был назначен штраф за нарушение лицензионных условий от 2100 евро до 10000 евро.[273]

Выбрав карательный подход, власти направляют негативный сигнал носителям языков национальных меньшинств, в частности русского языка. Это свидетельствует о несогласии с его присутствием в эфире и, как следствие, в общественной жизни Латвии. В целом КК РКЗНМ признал, что, условия и требования, установленные настоящим законодательством, нарушают Рамочную конвенцию, выходят за рамки лицензионных требований и неоправданно препятствуют частным вещателям, тем самым ограничивая доступ к СМИ лицам, принадлежащим к национальным меньшинствам.[274]

Случаев пыток и негуманного обращения, в том числе в местах лишения свободы, зафиксировано не было. В то же время латвийские власти признают, что не все тюрьмы в стране находятся в надлежащем состоянии, в связи с чем сейчас обсуждаются вопросы реорганизации и строительства новых мест лишения свободы.

Разжигание национальной или расовой вражды является уголовно наказуемым деянием (статья 78 Уголовного кодекса Республики Латвии). Вместе с тем латвийским законодательством не установлены нормы, запрещающие массовое распространение, производство или хранение письменных, изобразительных и иных материалов, направленных на унижение достоинства человека или группы лиц по признаку расы, языка, религии, национального или этнического происхождения, а также предусматривающие ответственность за публичные оскорбления, диффамацию или угрозы по вышеперечисленным признакам.[275]

Латвийские власти регулярно сообщают о преступлениях на почве ненависти в Бюро по демократическим институтам и правам человека ОБСЕ. В 2015 и 2016 гг. латвийские власти сообщали БДИПЧ об 11 инцидентах на почве ненависти в год. В предыдущие годы число подобных зарегистрированных инцидентов было выше: 13 – в 2014 г., 22 – в 2013 г. и 18 – в 2012 г.

В 2016 г. Латвийский центр по правам человека (ЛЦПЧ) провел опрос среди представителей 11 НПО и мигрантов, а также иностранных студентов, обучающихся в Латвии, относительно проявлений нетерпимости и дискриминации. Почти 68 % были жертвами, а 33 % – свидетелями инцидентов на почве ненависти или проявлениями дискриминации, или слышали о таких случаях. 13 % респондентов стали жертвами нападений или попыток нападения, либо слышали о других жертвах таких нападений. По мнению респондентов, инциденты на почве ненависти были мотивированы расовым происхождением (36 %), этническим происхождением/ксенофобией (25 %), языком (22 %), религией (6 %). Вместе с тем НПО и представители меньшинств указали Европейской комиссии по борьбе с расизмом и нетерпимостью на то, что жертвы разжигания вражды предпочитают не сообщать о подобных случаях в полицию из-за сомнений в способности или готовности правоохранительных органов эффективно расследовать эти инциденты.[276]

Более 40 % граждан третьих стран сообщают о том, что они подвергались дискриминации, например, во время обращения в государственные органы, полицию, медицинские учреждения, при прохождении пограничных пунктов, а также на улице и в общественном транспорте.[277]

ЕКРН отметила усиление исламофобской риторики в Латвии в общественно-политических дискуссиях. В ходе обсуждения принятия Латвией беженцев по квотам были отмечены исламофобские комментарии, приравнивающие беженцев к террористической угрозе и направленные в целом против мигрантов. Вопиющие примеры включают случай с латвийским предпринимателем, который использовал пространство Интернет для разжигания расовой вражды к лицам африканского происхождения, объявив о своей готовности расстреливать их, а также комментарии пользователей сети Интернет, призывающие к сожжению мусульман.[278]

Нередки случаи антисемитских высказываний в сети Интернет, угроз в адрес еврейской общинной школы, вандализма и осквернения еврейского кладбища в Риге. Латвийские СМИ сообщали, что еврейское кладбище в Резекне четыре раза подвергалось актам вандализма в августе и сентябре 2017 г. [279]

Международные правозащитные организации неоднократно обращали внимание латвийских властей на проблемы с правозащитной ситуацией в стране, особенно в части, касающейся положения нацменьшинств.

Латвия не подписала Европейскую хартию региональных языков от 5 ноября 1992 г., а основополагающую Рамочную конвенцию Совета Европы о защите национальных меньшинств ратифицировала только в 2005 г. Эта процедура была осуществлена ею с двумя оговорками, ограничивающими действие положений Конвенции, в соответствии с которыми национальным меньшинствам в местах их компактного проживания предоставляется возможность общаться с властями на родном языке, а также использовать его в топографических названиях. Кроме того, в принятой при ратификации РКЗНМ латвийским парламентом дополнительной декларации отдельно оговорено, что «неграждане» не являются субъектами упомянутой Конвенции, то есть они не рассматриваются Ригой в качестве представителей национальных меньшинств.

Всего за последние годы опубликовано несколько десятков подобного рода рекомендаций и предложений, причем в этой работе участвовали не только структуры Совета ООН по правам человека, Совета Европы, ОБСЕ, но и Парламентские ассамблеи СЕ и ОБСЕ. В течение 2019 г. профильные организации также неоднократно обращались к наиболее болезненным для Латвии темам.

Так, 30 августа 2018 г. Комитет по ликвидации расовой дискриминации в заключительных замечаниях по очередном периодическому докладу Латвии о выполнении Международной конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации за период 2008-2016 гг. выразил обеспокоенность образовательной реформой, а также проблемой «неграждан». Эксперты рекомендовали Латвии предпринять необходимые усилия, чтобы языковая политика и законодательные нормы не приводили к прямой или косвенной дискриминации населения.

Согласно докладу КК РКЗНМ от 23 февраля 2018 г. Латвия должна активнее способствовать интеграции нацменьшинств в общественную жизнь. Комитет подверг критике ряд политических инициатив, в том числе направленных на продвижение латышского языка в сфере образования, СМИ и др. Они, по мнению Консультативного комитета, ограничивают права лиц, принадлежащих к нацменьшинствам, и увеличивают их чувство «исключенности». В негативном ключе также были отмечены ограничения избирательных прав «неграждан» на местных выборах и поправки «о лояльности» педагогов от 2016 г.

Кроме того, в 2019 г. международные структуры поднимали вопрос об имеющемся в Латвии «дефиците демократии». В январе 2019 г. Бюро по демократическим институтам и правам человека ОБСЕ обнародовало подготовленные по итогам последних выборов в Сейм ЛР материалы. По оценкам Организации, в голосовании могли бы принять участие около 227 тыс. совершеннолетних «неграждан». Латвии было рекомендовано повысить вовлеченность граждан в политические процессы через повышение темпов натурализации, в частности, упрощение процедуры получения гражданства, а также увеличение числа бесплатных курсов латышского языка.

Функционирующая в рамках Совета Европы Европейская комиссия по борьбе с расизмом и нетерпимостью в своем очередном докладе от 4 декабря 2018 г. (опубликован 5 марта 2019 г.) отметила, что в ближайшие два года будут особо пристально следить за созданием в Латвии спецподразделения Госполиции по работе с уязвимыми группами населения, а также за обеспечением присвоения автоматического гражданства детям «неграждан».

Одновременно Латвии было рекомендовано уделять больше внимания правам цыган, беженцев, а также провести расследования по заявлениям о расовой дискриминации в секторе здравоохранения.

В марте 2019 г. в Латвии с визитом находился Верховный комиссар ОБСЕ по делам нацменьшинств Л.Заньер. Он дал осторожные оценки проводимой реформе образования, а также выразил обеспокоенность проблемой массового безгражданства, в том числе приветствовал законодательную инициативу президента Р.Вейониса о предоставлении автоматического гражданства детям «неграждан».

Правительство Латвии по-прежнему отказывается признавать рекомендации профильных институтов относительно существования в стране института «неграждан» и необходимости сохранения русскоязычного образовательного пространства. В их подаче специфика сложившейся в Латвии ситуации обусловлена преимущественно историческими особенностями, в частности, пребыванием Латвии в составе СССР («советской оккупацией» в 1940-1991 гг.). Делается акцент на том, что с учетом концепции «двойной оккупации» из международного права никоим образом не вытекает обязанность Латвии автоматически присваивать гражданство лицам, которые никогда не являлись гражданами Латвии и въехали в Латвию во время «оккупации».

Латышизация образования, по мнению правящих кругов, приведет к уравниванию конкурентных возможностей выпускников латышских и билингвальных школ.

Таким образом, латвийские официальные лица дают четкий сигнал, что ввиду некой «особой» исторически сложившейся ситуации в стране они не намерены предпринимать каких-либо существенных действий для улучшения положения нацменьшинств. Политика культурной и лингвистической дискриминации будет, видимо, продолжаться, что неминуемо приведет к увеличению оттока населения из страны.