Фиаско «Согласия» на выборах Рижской думы – результат не только очевидных ошибок последних лет. Потерпела поражение долговременная стратегия партии, нацеленная на приход к власти ценой отказа от идеологии.

Провал партии «Согласие» после десятилетнего нахождения во власти в Риге – главный итог внеочередных выборов. Более того, сами эти выборы были проведены в первую очередь потому, что латышские партии почувствовали возможность перехватить власть в столице и очень сомнительными способами довели Думу до роспуска.

Предательство как исток

Сегодня многочисленные недоброжелатели партии – не скрою, что я уже более четверти века состою в этой группе политических наблюдателей – перечисляют причины неудачи. Но этот анализ, к сожалению, довольно поверхностный. Перечисляется очевидное – коррупция, отказ от защиты интересов русскоязычного населения, неискренность в программных установках, цинизм недавнего кумира Нила Ушакова, уехавшего в Брюссель и бросившего товарищей…

Все это справедливо, именно поэтому от партии отвернулись ее поклонники. Но все это последствия серьезнейшей стратегической ошибки, совершенной более 17 лет назад, в начале 2003 года.

Именно тогда мы говорили о том, что все окончится катастрофой. И вот сегодня эта катастрофа наконец произошла.

Многие уже и забыли, что в постсоветской истории нашей страны было почти пять лет, когда русскоязычному избирателю не надо было задумываться, за кого голосовать. В 1997 году из тюрьмы был освобожден харизматичный Альфред Петрович Рубикс, которого и поклонники, и противники воспринимали, как символ противостояния латышскому национализму.

Первый секретарь ЦК Коммунистической партии Латвии Альфред Петрович Рубикс на XXVIII съезд КПСС.

© Sputnik / Алексей Бойцов
Первый секретарь ЦК Коммунистической партии Латвии Альфред Петрович Рубикс на XXVIII съезд КПСС.

Первое, что Рубикс предложил на воле, – это объединить все три тогдашние партии, представлявшие интересы русскоязычных. Как водится среди политических сил, претендующих на один и тот же электорат, отношения между этими партиями были холодными. Но идея оказалась настолько привлекательной для избирателя, что объединение произошло.

И сразу случилось главное: этническая мобилизация. Любой избиратель, говорящий по-русски, знал: есть наши, за которых только и можно голосовать. А любой негражданин знал, что его задача в день выборов – заставить встать с дивана и пойти проголосовать немногочисленных тогда русскоязычных граждан страны.

Эффект был огромный.

Если на выборах 1995 года русскоязычных представляли 11 депутатов из двух партий, то в 1998 году – уже 16. Это до начала натурализации, когда подавляющее большинство нелатышей было лишено права голоса!

В 2002 году – 25 мест, хотя натурализация только начиналась. Попутно после муниципальных выборов 2001 года объединение «За права человека в единой Латвии» (ЗаПЧЕЛ) получило представительство во всех больших городах, а в Риге вошло в правящую коалицию.

И как гром среди ясного неба через три месяца после выборов лидер тогдашней Партии народного согласия (ПНС) Янис Юрканс потребовал выйти из объединения. Объяснение было простое: хватит сидеть в оппозиции. Наши партнеры из «Равноправия» и соцпартии в принципе неприемлемы для латышей. А мы должны искать общий язык с большинством и быть представлены в правительстве.

Янис Юрканс, министр иностранных дел Латвии. Конференция по человеческому измерению СБСЕ (Совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе), 1991.

© Sputnik / Алексей Бойцов
Янис Юрканс, министр иностранных дел Латвии. Конференция по человеческому измерению СБСЕ (Совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе), 1991.

Такой очевидный кидок и избирателей, и коллег по объединению, и собственных однопартийцев, к сожалению, в последующие годы стал фирменным стилем согласистов. Но сама партия почти не сопротивлялась вождю. Более того, посулами и угрозами он увел с собой большинство депутатов фракции. А еще через несколько месяцев убедил выйти из объединения и соцпартию, которой на тот момент руководил Рубикс. Классическая картина «Я тебя породил, я тебя и убью!»

Юрканс жив и здоров, но так и не объясняет свой тогдашний поступок. Очевидно, он изначально был настроен на такое. Один из лидеров Народного фронта Латвии, в результате внутренних интриг выкинутый из правительства в оппозицию, стремился доказать свой патриотизм разрушением потенциально опасного для государственности политического объединения.

Судьба его покарала очень быстро: началась борьба за сохранение образования на русском. «Равноправие» эту борьбу возглавило, ПНС от нее уклонилась. В результате партия раскололась и не прошла пятипроцентный барьер на выборах Европарламента и Рижской думы. Перед парламентскими выборами 2006 года Юрканс был фактически изгнан из нее, началась эпоха Нила Ушакова.

 

Гений политических технологий

Новый лидер, малоизвестный молодой журналист, свалился ниоткуда, участники партийного съезда, проголосовавшие за него, даже не были уверены, состоит ли он в партии. Но и как три года назад, подчинились воле руководства. Увы, холопство изначально было характерной чертой этих деятелей.

Ушаков оказался очень удачлив. Он заручился негласной поддержкой неких влиятельных российских деятелей, практически руководил политикой очень популярного Первого Балтийского телеканала, безудержно рекламировавшего партию. Уже в том же 2006 году, буквально в последнюю минуту перед выборами, было разгромлено «Равноправие», сохранившее бренд ЗаПЧЕЛ. Партия с трудом преодолела барьер.

А через три года Ушаков стал мэром Риги. С тех пор партия сумела стать монополистом на русском фланге, поглотив соцпартию и вытеснив из политики запчеловцев. Козырем молодого лидера стала успешность – мы у власти, мы не сидим в оппозиции.

Председатель объединения "Центр согласия" Нил Ушаков утвержден на должность мэра Риги, 2009

© Sputnik / Оксана Джадан
Председатель объединения «Центр согласия» Нил Ушаков утвержден на должность мэра Риги, 2009

Это привело некоторое количество латышских голосов, фракция росла после каждых выборов Сейма: 29 человек в 2010 году, 31 – в 2011. Но количество не переходило в качество, потому что латышские партии легко договорились между собой не пускать согласистов во власть.

В 2013 году Ушаков еще раз упрочил свои позиции в Риге, получив чуть не две трети мест в Думе. Но на выборах Сейма дела пошли хуже – в 2014 году только 24 места, в 2018 – 23, уже меньше, чем в триумфальном 2002. И это при том, что прошла натурализация, дав более 100 тысяч избирателей, что в каждом следующем русском поколении неграждан все меньше.

Просто избиратель, который хочет только поддерживать власть, от партии отвернулся. А это – именно латышский избиратель, которому кажется естественным в своей стране поддерживать своих, а не инородцев.

В 2017 году на рижских выборах латышские партии шли под лозунгом «Долой Ушакова!» и чуть было не добились своего.

«Согласие» удержало минимальный перевес, но стало понятно, что это последний раз. И партия ударилась во все тяжкие: коррупционные скандалы один за другим, циничный подкуп депутатов бессмысленными синекурами в муниципальных предприятиях, игнорирование очередной атаки государства на русскоязычное образование.

Безыдейность как политическая идея

Вот тут важно понять: чудовищные провалы последнего времени вроде бегства лидера в Брюссель, еще за несколько месяцев до того клявшегося в верности родному городу, неприглядная грызня оставшихся без начальника депутатов, пассивность фракции в Сейме, категорически не умеющей действовать в оппозиции – следствие изначально неверно выбранной стратегии.

Сама по себе идея согласия порочна в политике. Компромисс достигается борьбой политиков, жестко защищающих интересы своего избирателя. Проси побольше, получишь хоть что-то – только этот принцип торговли работает. Согласия же можно достигнуть не только упорной торговлей, но и безропотной капитуляцией…

Партия последовательно избегала говорить, что представляет интересы русскоязычных, хотя опиралась главным образом на их голоса. Социал-демократическая риторика воспринималась как лицемерие, потому что в стране именно национальный вопрос является ключевым.

Здесь и показала свою слабость ориентация на пребывание во власти любой ценой. Для этого необходимы латышские голоса, а русскому избирателю деваться некуда, у партии монополия. Вот она ничего и не делает в защиту русского образования. Но латышский избиратель все равно уйдет – массированная русофобская пропаганда дает результат рано или поздно. В итоге – разбитое корыто: нет ни власти, ни поддержки избирателей, обидевшихся на предательство.

Что будет дальше

Мы видим то, что было понятно изначально: пребывание во власти не может быть политической идеей. Сколько ни подкупай избирателей разными социальными льготами, расплата все равно придет. На политических технологиях можно выехать какое-то время – а что потом?

Кстати, коррупция – тоже результат безнадеги. Раз нет идеи, ради которой пришел в политику, так хоть поворовать остается, пока дают… И сразу почему-то приходят в выборные органы депутаты с соответствующими наклонностями.

В Латвии с ее извечной несправедливостью по отношению к русскоязычной общине голосование может быть только этническим. Поэтому переименование ЗаПЧЕЛ в Русский союз Латвии (РСЛ) себя оправдало: надо честно объяснить, кого ты представляешь.

 

Возможно ли создание объединенной русской партии, подобной большому ЗаПЧЕЛу? Это было бы идеально. Вообще не нужна избирательная кампания с ее неизбежным лицемерием, хвастовством, несбыточными обещаниями и огромными затратами! Избиратель знает: голосовать надо за наших. И в день выборов ни о чем не задумывается, как в том счастливом 2002 году.

И это – мировая практика. Болгарские турки, словацкие и румынские венгры, шведы Финляндии, албанцы Черногории и Македонии, поляки Литвы, арабы Израиля не думают, за кого им голосовать. Почему в Латвии этническое голосование принято ругать – ума не приложу.

Но сегодня слишком разругались обе русских партии за почти два десятилетия, чтобы говорить об объединении.

Должно смениться поколение политиков, «Согласию» важно признать ошибки, показательно покарать коррупционеров во главе с Ушаковым.

Само по себе существование двух партий не так плохо: конкуренция между более и менее радикальной тоже полезно. Важно помнить, что умеренность не означает лицемерия – цели партии и электорат, на который она опирается, необходимо четко назвать. Социал-демократия – это ни о чем. Этническая партия должна быть экономически центристской, потому что в общине всегда будут и богатые, и бедные.

 

В заключение – немного об РСЛ. На этих выборах случилось главное: партия прошла барьер. Больше не будет рассуждений, что голосовать за нее рискованно, потому что голос может пропасть. Нет никаких сомнений, что в будущем она будет представлена и в Сейме.

Очень правильно, что избиратель поддержал тех политиков, которые все эти трудные годы были уверены в своей правоте и настаивали на порочности соглашательства в политике. Надо понимать, что русскоязычные в Латвии у власти могут находиться только в тех немногих муниципалитетах, где составляют значительное большинство граждан. Это нормально, работать в оппозиции важно, трудно и интересно. В Сейме и Риге мы будем в оппозиции всегда.

Прошедшие выборы завершили очень трудный период в истории русскоязычных латвийцев. Время, когда наша община была охвачена ложной идеей погони за властью, закончилось. И теперь важно не только покарать виновных, но и учесть ошибки, чтобы их никогда не повторять.

https://lv.baltnews.com/school_Russian/20200901/1024158259/Otkryvaya-novuyu-glavu-Chto-oznamenovali-rizhskie-vybory-v-zhizni-russkoyazychnoy-Latvii.html?fbclid=IwAR23aBmdKzzYVGt-7SuIxjL4UOS58Y1zpsS1bLGxkuM9Bjz5xTBwIekNUUE