В субботу, 4 апреля, на 96-ом году ушел из жизни Николай Петрович Пашута. А совсем недавно, в феврале, мы отмечали его 95-летний юбилей. Об этом и статья

Героев былых времен осталось немного, и тем ценнее для нас те из их, которые и сегодня, несмотря на свой запредельный возраст, остаются в строю. Николай Петрович Пашута, которому 10 февраля исполняется 95 лет, один из них. Непременный участник всех мероприятий у Памятника Освободителям Латвии и Риги, он имеет непосредственное отношение к событиям, в честь которых памятник воздвигнут. Начал воевать в болотах под Пинском, а кончил в болотах под Приекуле. И 13 октября 1944 года, день освобождения Риги, он помнит хорошо.

От Днепра до Даугавы

Николай, уроженец Киева, к началу войны успел окончить 9 классов. Черниговскую область, в которой к тому времени жили они с мамой, немцы успели оккупировать к сентябрю. Призван в Красную армию в 1943 году, после освобождения левобережной Украины.

Боевое крещение красноармеец Николай Пашута принял под Гомелем. Участвовал в кровопролитных боях при переправе через Днепр. Их рота выдержала пару атак и, вдруг приказ: бойцов 25-го года рождения перебросить в тыл, на уборку урожая.

— Что бы ни говорили сегодня, личный состав берегли. Командиров, допускавших неоправданные потери, наказывали. Враг не сдается? Снарядов не жалеть! А солдаты пусть сидят по окопам. Про победы к праздничным датам — все враки. Вот и под Гомелем сняли молодняк из-за больших потерь. Сельхозработы шли вперемежку с боевой подготовкой.

Летом 44-го Николай Петрович оказался под Пинском. Оттуда их двинули на Брест и дальше, на Белосток. Вступили в Польшу. Вдруг приказ: «Окопаться!» Начали сооружать укрепления. И тут же новый приказ: «Окапывание прекратить. Деревья не трогать». Оказывается, частная собственность! Это к вопросу о «зверствах» советских солдат на освобожденных от немцев территориях. Сегодня душераздирающие истории на эту тему мы часто слышим от бывших легионеров и их заступников.

— Однажды построили нас, — продолжает Николай Петрович. — «Сейчас будет оглашен приговор военного трибунала», — говорят. Вывели двух бойцов без ремней. Читают приговор: «Совершили преступление перед польским народом, украли поросенка. Приговорены к расстрелу». С мародерами не церемонились.

Из-под Белостока часть Николая Пашуты через глубокий тыл перебросили в Прибалтику. Продвигались с боями на юго-запад, через Эстонию в сторону Риги.

— Бои шли динамично. Брали рубеж, подтягивали тылы, а немцы отходили, выставляя арьергард. За день 15—20 км проходили. Наутро снова сбивали немцев с рубежей. Остановились на высоком берегу Малой Юглы, в 14 километрах от Риги. Рано утром 13 октября взвод наших разведчиков участвовал в форсировании Киш-озера, а вечером вернулся на велосипедах через шлюзы. Немцев на них уже не было.

Курляндский котел

А уже на следующую ночь их погрузили на машины и через Елгаву и Шяуляй отправили в Курляндию, под Приекуле и Салдус. Там шли кровопролитные бои. Потери были выше, чем в ходе наступления на Ригу. Легионерам есть чем гордиться.

— У нас была задача дожать, а у них была задача — прорваться и сковывать силы советской армии. Там были и власовцы. Когда шли в наступление, матерились по-русски.

В бою 26 октября Николай Петрович был ранен и «за проявление выдающейся воинской доблести и показ образцов выполнения заданий командования» награжден медалью «За Отвагу». Два месяца он пролежал в госпитале, после которого снова отправился на передовую. Туда же, в Курляндию. Попал в 135-й полк (46-й дивизии), в котором и служил до конца войны.

8 мая принимали капитуляцию Курляндской группировки.

— Накануне объявили последний штурм. Самолеты разбросали листовки с призывом сдаваться. И пошли немцы с белыми флагами. Не описать, что тут началось: все кричат, обнимаются, целуются. Неделю принимали пленных.

В мирное время – как на войне

После Победы Николай Петрович окончил высшее инженерно-авиационное училище, служил инженером авиаполка в Литве, Латвии и Эстонии, демобилизовался в 1972 году в звании майора и с тех пор живет в Риге.

Инженерное дело пригодилось ему и в новые времена. Когда ветерану было уже за семьдесят, он стал энергоуправляющим домом и энергично внедрял свою методику расчета затрат тепла на подогрев и циркуляцию воды.
Его незаурядной общественной активности завидует и молодое поколение его партии — «Русский союз Латвии».

Он отмечен в отчетах полиции безопасности за ношение в советские праздники советской военной формы, провел несколько часов в полицейском участке среди других пикетчиков за переименование улицы Дудаева. Николай Петрович — непременный участник октябрьского форсирования Кищ-озера, посвященного подвигу его однополчан, именно отсюда начавших освобождение Риги.

Текст: Александр Малнач

Фото: Александр Иванов