17 апреля 1939 года СССР сделал Лондону и Парижу предложение, которое могло поставить крест на агрессивных планах Гитлера. Но его отклонили. Почему? Об этом в интервью нашему сайту рассказал обозреватель журнала «Историк», доктор исторических наук Олег Назаров.

Фото: Архивное фото. Лето 1939 года, делегации Великобритании и Франции прибывают на переговоры в Москву.
 

О предложениях, сделанных Советским Союзом европейским «партнерам» 17 апреля 1939 года, историк Олег Назаров делал доклад на конференции «Стратегия СССР по предотвращению Второй мировой войны в Европе и Азии». Его выступление вошло в сборник «На пороге войны. 1939 год», выпущенный Российским военно-историческим обществом. Он также был ответственным редактором двух исторических сборников — «Мюнхен-1938: Падение в бездну Второй мировой» и «Антигитлеровская коалиция-1939: Формула провала».

Что же за инициатива имела место 17 апреля 1939 года? В первом пункте Советский Союз предлагал Великобритании и Франции заключить соглашение о взаимопомощи в случае любой, в том числе военной агрессии в Европе «против любого из договаривающихся государств». Кроме того, Москва предлагала предусмотреть гарантии безопасности всем государствам Восточной Европы от Балтики до Черного моря. Насколько такой трехсторонний договор мог помешать агрессивным планам Германии?

— Олег Геннадьевич, история, как известно, не терпит сослагательного наклонения. Но все же, мог ли этот союз предотвратить Вторую мировую войну?

— Однозначно мог. Суть предложения Советского Союза сводилась к тому, чтобы создать политический и военный союз Великобритании, Франции и СССР, целью которого являлось предотвращение войны. Совокупная военная мощь трех держав однозначно превалировала над военным потенциалом гитлеровской Германии. Вермахт образца весны 1939 года еще не обладал той мощью, техникой и боевым опытом, какие приобрел к моменту нападения на Советский Союз 22 июня 1941 года. Вторую мировую войну можно было предотвратить и в апреле, и летом 1939-го, когда в Москве проходили трехсторонние переговоры военных миссий Великобритании, Франции и СССР. Ничем конструктивным они, правда, не закончились — по вине западных держав.

Nazarov-17042020.jpgДоктор исторических наук, обозреватель журнала «Историк» Олег Назаров

Даже когда в сентябре 1939 года Германия напала на Польшу, совокупная мощь Великобритании, Франции и Польши, СССР даже не берем, по всем параметрам превосходила военный потенциал Германии. А вместе с Советским Союзом — и подавно. Гитлера можно было остановить. Вопрос упирался исключительно в политическую линию руководства Великобритании и Франции. Но у них были совсем другие цели, что убедительно показали события весны и лета 1939 года.

— Но трехсторонний союз вряд ли помешал бы Германии наращивать военный потенциал. Возможно, в 1939 году на Польшу Гитлер и не стал бы нападать, но к 1941 году вермахт подошел бы, набрав силу. И тогда война все равно бы началась, да?

— В 1939 году предотвращение войны было реальной альтернативой. Но кто может сказать, что было бы в 1941 году, какие события произошли бы, какие страны вступили бы в игру? Любые предположения здесь — не больше чем гадание на кофейной гуще…

— Что заставило СССР выдвинуть свои предложения 17 апреля? Вообще, какая обстановка складывалась в Европе тогда?

— На протяжении  1937-1938 годов Великобритания и Франция проводили политику умиротворения Германии. Делали это Париж и Лондон за счет интересов и территорий третьих государств. Именно Великобритания и Франция по итогам Первой мировой войны установили для Германии такие границы, что миллионы немцев оказались за пределами территории страны. Три миллиона немцев проживало в Судетской области Чехословакии – страны, которой не было на карте Европы в течение трех столетий. Начиная свою экспансию, Гитлер заявлял, что просто хочет вернуть Судеты и живущих там немцев в лоно родины-матери. С этим тезисом англичанам и французам спорить было не очень удобно. К тому же они ничего не теряли.

В 1939 году Гитлер уверял, что после присоединения Судетской области он будет удовлетворен и в Европе наступит мир. Премьер-министр Великобритании Невилл Чемберлен, вернувшись в Лондон после заключения Мюнхенского соглашения, заявил, что он привез мир нескольким поколениям. Он был уверен, что Гитлер выполнит обещание. Но дальше произошло то, чего англичане и французы не ждали. В середине марта 1939-го, когда с заключения Мюнхенского соглашения не прошло и полугода, Гитлер ввел в войска в оставшуюся часть Чехословакии. Богемию и Моравию он присоединил к Третьему рейху, а Словакию, объявив независимым государством, превратил в своего сателлита, которое плясало под гитлеровскую дудку. Этим он нарушил мюнхенские договоренности, поставив Великобританию и Францию перед свершившимся фактом.

Буквально через неделю Гитлер захватил и принадлежавшую Литве Клайпеду (Мемель). Действия Берлина шокировали Париж и Лондон. Это были откровенные акты агрессии, ничем не прикрытые. И вот тогда Великобритания и Франция напряглись. Ответить какими-то реальными действиями не смогли.

Произошедшее вынудило англичан и французов повернуть свой взор на СССР. На протяжении всего 1938 года Лондон и Париж проводили такую линию, словно Советского Союза вообще не существовало. «Решим все без русских», — такой у них был девиз. Но в марте 1939-го им пришлось вспомнить об СССР. По дипломатическим каналам они начали зондировать позицию СССР, добиваться какой-то реакции.

Напомню, что позиция Москвы по чехословацкому вопросу была четкой: Советский Союз оказывал этой стране политическую поддержку, готов был оказать и военную. Но у нас не было общей границы. К тому же президент Чехословакии Эдвард Бенеш так и не обратился к СССР с просьбой о помощи. Он предпочел капитулировать перед Германией.

Весной 1939 года Великобритания и Франция ждали от Москвы какого-то заявления или предложений. Таковые последовали 17 апреля. Предложения состояли из 8 пунктов, суть которых – заключение англо-франко-советского политического и военного союза.

— СССР предлагал гарантировать безопасность всех приграничных государств от Черного моря до Балтийского. Почему Лондон и Париж не соглашались? Они были готовы защитить только Румынию и Польшу?

— Их интересовали еще гарантии Бельгии и некоторым другим странам. Сыр-бор возник из-за того, что они не хотели гарантировать безопасность Эстонии, Литве и Латвии. Хотя после захвата Германией Клайпеды стало понятно, что одним из основных направлений гитлеровской экспансии станет Прибалтика. Для Советского Союза такой сценарий был крайне нежелателен. Ведь если бы Прибалтика оказалась под контролем гитлеровской Германии, то части вермахта располагались бы в критической близости от наших западных границ. Смертельная угроза возникала бы для Ленинграда.

СССР настаивал на том, чтобы союз трех держав гарантировал безопасность прибалтийских стран. Англичане и французы давать такие гарантии не хотели. Этот трудный вопрос в процессе переговоров весны и лета 1939 года так и не был решен.

— Из-за прибалтийского вопроса договоренности так и не состоялись?

— Нет, не только. Польша не хотела пропускать части Красной армии через свою территорию навстречу немцам. Создать антигитлеровскую коалицию не удалось и из-за позиции Великобритании и Франции. Они хотели, чтобы Советский Союз выступал на их стороне везде, где им это было выгодно. И в то же время не хотели делать ответных шагов.

Конечно, Прибалтика была сферой наших интересов номер один. Когда Германия захватила Клайпеду, а Великобритания и Франция никак на это не ответили, руководство прибалтийских стран сразу же переориентировалось на Германию. В руководстве Литвы, Латвии и Эстонии имелись прогерманские политики, выступающие за то, чтобы их государства стали протекторатом Германии.

Кстати, весной 1939 года речь о включении прибалтийских стран в состав СССР вообще не шла. Если бы англичане и французы в этом вопросе пошли бы нам навстречу и гарантировали защиту Прибалтики, эти страны сохранили бы свой суверенитет. Но западные «партнеры» думали только о своих интересах.

В Лондоне и Париже хотели, чтобы СССР и Германия воевали между собой, а они смотрели бы на это со стороны. Или участвовали по минимуму. История с той же Польшей наглядно показала, какими «хорошими» союзниками были Даладье и Чемберлен. К СССР они относились намного хуже, чем к Польше. После того, как поляки получили гарантии Лондона и Парижа, в Варшаве были уверены, что находятся под мощной защитой и немцы к ним не полезут. А если полезут, то полякам надо будет всего две недели продержаться, а потом с запада ударит мощная французская армия. 3 сентября англичане и французы войну Германии объявили, а воевать не стали. Хотя на западе Германии сильным боевым потенциалом вермахт не обладал.

— Когда тройственный союз провалился, Советскому Союзу пришлось подписывать пакт о ненападении с Германией…

— Ничего другого не оставалось, это была вынужденная мера. Англичане и французы подписали аналогичные пакты еще в 38-м году. Дания и вся Прибалтика подписали договоры с Германией в 1939-м. Мы были в самом хвосте этого «движения».

— А где все это время были вездесущие США?

— Тогда они не были такими вездесущими, как сейчас. До второй половины 1941 года в США господствовали изоляционистские настроения. Американцев интересовало происходящее в западном полушарии – в Латинской Америке, в Канаде. В Вашингтоне не очень хорошо представляли, что делалось в Европе. Тогда в европейскую политику американцы особо еще не лезли.

http://postkomsg.com/history/224664/