Президент Латвии Эгилс Левитс дал большое интервью изданию Neatkarīga, в котором затронул темы отношения ко Второй мировой войне, к нацменьшинствам и образованию, а также объяснил, что такое «открытая латышскость», пишет press.lv, который перевёл публикацию на русский язык.

— Вы определенно полны впечатлений после участия в памятных мероприятиях по поводу 80-ой годовщины начала Второй мировой войны в Варшаве. Вы считаете правильным решение Польши не приглашать Владимира Путина на эти мероприятия?

— Я не хочу комментировать решения польского правительства. Но этот вопрос (о том, что Путин не был приглашен) я обсудил на встрече с президентом Польши Анджеем Дудой. В упомянутом мероприятии принял участие и президент Германии Франк-Вальтер Штайнмайер, который сказал прекрасную речь.

Как известно, Польша стала первой жертвой Второй мировой войны – 1 сентября 1939 года на нее напала Германия, а 17 сентября – советские войска. Президента Германии пригласили, потому что Германия – демократическая страна и имеет соответствующее отношение к своему прошлому и тем преступлением, которые она учинила по всей Европе, в том числе в Латвии, во время Второй мировой войны. Президент Германии напомнил об этом в своей речи и в соответствии с самоуважением демократической страны попросил прощения.

Если бы такой же настрой, отвечающий демократическим принципам, был и со стороны России, которая является идеологической, политической и юридической наследницей СССР, тогда и Россию пригласили бы на эти мероприятия. По крайней мере именно так объяснил мне это Дуда.

Он на мероприятии тоже говорил о том, как пострадали народы Европы, и отметил, что если бы Германия встретила сопротивление демократических стран после аннексии Австрии и присоединения части Чехии, чтобы было нарушением международного права и не было тогда осуждено, то, возможно, Вторая мировая война и не началась. Если бы Германия с самого начала «получила бы по пальцам», то это не зашло бы так далеко, сказал Дуда.

Он также отметил, что аннексия Крыма – что-то совершенно невообразимое в XXI веке. Поэтому международному сообществу следует на это отреагировать и нельзя соглашаться с таким нарушением международного права.

На мой взгляд, эта речь президента Польши была очень адекватной.

— Латвийское общество очень чувствительно реагирует на память о Второй мировой войне – вы, например, были бы готовы 8 мая пойти к Памятнику победы и возложить цветы?

— Мы отмечаем окончание войны 8 мая и в соответствии с этим памятные церемонии и проходят в Латвии. К Памятнику победы? Я думаю, что меня бы не поняли… на мой взгляд, это неправильное место.

К тому же я его не называю Памятником победы, я называю его Памятником оккупантам.

Есть другие места, где можно отмечать 8 мая – на Братском кладбище.

— Вы заметили, что на российских телеканалах звучали полные ненависти речи против вас – что вы помогаете ввести в Латвии законодательство, ущемляющее права нацменьшиств? Вы не чувствуете себя задетым?

— Мне кажется, это такой маргинальный случай. Да, я об этом читал. Это, конечно, было очень глупое заявление, но я не могу реагировать на все мировые глупости.

— Вы перед своим избранием и во время него говорили о таком понятии, как «открытая латышскость». Какими должны быть ее практические методы реализации?

— Открытая латышскость, на мой взгляд, это латышскость XXI века. Наша страна основывается на латышской нации, на тех, кто себя считает латышами.

Эту нацию выделяет латышский язык, культура, знание нашей истории и мировоззрение.

Мировоззрение латыша сильно отличается от мировоззрения жителя Шри-Ланки (ко мне только что приходил посол Шри-Ланки, поэтому такая аналогия). Латышскость – это ресурс, богатство, которое объединяет нас вместе как латышей, как граждан, чтобы мы построили свое сообщество и страну.

Латышскость – это цемент, который нас держит, чтобы мы объединились в страну. Латышскость это что-то осознанное, не врожденное, поэтому ее нужно передавать дольше, через школу и семью, чтобы она не развеялась.

Часть жителей Латвии относят себя к другим национальностям, но мы их сердечно приглашаем пользоваться латышским языком и культурой – никто не мешает им быть поляками или русскими, как не мешает и принять участие в заботе о латышскости. Открытая латышскость отрицает то, что каждый народ живет в своем закрытом мирке и имеет свое представление о латвийском государстве.

Для открытой латышскости, как практический элемент, очень важен переход школ нацменьшинств на латышский язык – нужно прекратить сегрегацию в школах по языковому признаку

и перейти на обучение всем на госязык, каковым является латышский язык. Поэтому школьная реформа очень важна, ее нужно продолжать и добиться, чтобы и детские сады перешли на латышский, потому что маленькие дети языки учат быстрее.

При этом Латвийское государство очень позитивно относится к языкам и культуре нацменьшинств – они могут быть дополнительным учебным предметом для тех, у кого другой родной язык. По сути, это единая для всей Европы модель, по которой уживаются нации.

https://nra.lv/politika/291014-levits-jamainas-gan-partijam-gan-ari-sabiedribas-attieksmei-pret-tam.htm?fbclid=IwAR2E3qJkULtGcjvsxs1uQ3dU2lzulDHO8TOQHBYzf4-5TwDGExCkSbdm9f8