Андрей Бердников

Решающая фаза ликвидации русского образования в Латвии проходит фактически при молчаливом наблюдении русских жителей. Наконец узрели пользу? Или смирились? Своим мнением с press.lv поделился политолог Андрей Бердников.

— Хотя протестов нет, но недовольство русской общины чувствуется, — говорит Бердников. – Меня больше всего поражает, как именно происходит перевод русского образования на латышский: русские в этот процесс не вовлечены, и никого не интересует, насколько община готова его принять.

Даже непопулярные реформы можно проводить, если люди будут знать, что получат от этого какие-то блага. К примеру, в Швеции вполне можно обходиться английским языком, но выше определенного уровня без знания шведского по карьерной лестнице не продвинешься.

В Латвии русские люди не чувствуют, что знание латышского языка улучшит их жизнь. Что бы им ни говорили про равноправие, они знают, что на практике это не работает.

Все знают, что самые престижные структуры на государственном уровне по сути моноэтничные. Поэтому люди выбирают стратегию «уезжать». В этом основная проблема перевода русских школ на латышский – русские родители не верят, что их детям будет от этого лучше, потому «реформа» и не работает.