В рижском отеле «Моника» прошел семинар, посвященный соблюдению прав человека в странах Балтии. На нем собрались правозащитники из этих государств, которые, несмотря на широкое противодействие со стороны властей, по мере своих сил и ресурсов, все равно отстаивают права ущемляемых групп.

Открылся семинар презентацией книги научного сотрудника Высшей школы экономики, доктора философии Ксении Максимовцовой, посвященной языковым конфликтам в Латвии, Эстонии и на Украине.

В основе этой книги лежит диссертационное ислледование, которое Максимовцова выполняла в Гисенском университете в Германии. Работа заключалась в анализе развития языковой политики в Латвии, Эстонии и на Украине в период с 1989 по 2018 год.

Кроме этого, автора волновало, как эти языковые вопросы, обострившиеся после распада СССР, отражались в дискурсах различных электронных медиа. Максимовцова провела сравнительный анализ публичных дебатов в русскоязычных блогах и на новостных сайтах.

В Латвии и Эстонии автор исследовала комментарии в русских версиях порталов Delfi и дискуссии на портале Imhoclub, тогда как на Украине это были блоги в «Живом журнале».

Для Украины оказалось характерно, что большинство комментирующих блогеров поддерживают позицию о дискриминируемом положении украинского языка на Украине.

«Эта тенденция особенно заметна в обсуждениях с конца 2013 до начала 2015 года и в 2017 году, где аргументы «один язык – одна нация» и аргумент о так называемой экзистенциальной угрозе украинскому языку доминирует над аргументами о придании русскому языку статуса государственного», – подчеркнула Максимовцова.

В свою очередь, в Эстонии и Латвии, по ее словам, большинство комментаторов и блогеров утверждали, что русскоязычные жители являются объектами экономической и политической дискриминации.

«Самыми распространенными в дискуссии были аргументы защиты прав русскоязычных и экономический аргумент. То есть если они платят налоги, то должны иметь равные права с этническими эстонцами или латышами», – заявила эксперт, указав на то, что это и есть основное различие между рассматриваемыми странами.

Известный латвийский правозащитник Владимир Бузаев также сразу отметил эту разницу между странами и указал на ее возможную причину различия. По его словам, на латышских порталах можно прочитать все то же самое, что автор видела в украинских блогах, да и в русской прессе Латвии тридцать лет назад были такие же мнения.

«Мы все это уже прошли и получили свое, а те русскоязычные украинцы, когда получат по полной программе, тоже станут такими же, как мы сейчас», – предположил он.

Поэтому корень различий он видит в том, что государства находятся на разных стадиях. Если в Латвии и Эстонии власти предпринимают попытки избавиться от русского языка во всех сферах уже давно, то на Украине подобный процесс начался лишь в относительно недавнее время и не успел еще развернуться полным ходом.

Так что, по мнению Бузаева, все, что пережили русскоязычные Латвии, обязательно произойдет и на Украине, и последствия явно окажутся печальными для этой части населения.

Говоря о дискриминации русскоязычных в Латвии, Бузаев указал, что по части образования их прижали со всех сторон, особенно после вердикта Конституционного суда, указавшего, что перевод русских школ на латышский язык соответствует Конституции.

Однако, как отметил правозащитник: «Это открыло нам широкое окно в Европейский суд по правам человека», дав понять, что борьба за русские школы еще не окончена.

Латвийский комитет по правам человека подготовил типовой иск против школьной реформы, до конца февраля заинтересованные родители могут отправить его в ЕСПЧ. На данный момент уже отправлено 69 жалоб и еще многие иски находятся в процессе подачи. Так что в итоге жалоб будет явно больше, что, по мнению правозащитника, должно обеспечить более быстрое рассмотрение этого вопроса.

«Может, нам и не придется десять лет ждать ответа, что является сейчас стандартом для Европейского суда, а можно будет надеяться на разбирательство жалобы в приличное время. Недовольных много, их на самом деле около пятидесяти тысяч – и это только одних детей, а вместе с родителями еще больше.

Иски – это еще давление на правительство и на Конституционный суд, который по двум жалобам – по детским садам и частным вузам – решения пока не принял», – сказал Бузаев.

Юрист и правозащитник Александр Кузьмин был в числе нескольких общественников, встречавшихся с представителями Венецианской комиссии в Риге на прошлой неделе.

По его словам, до высоких гостей было донесено, как изменились законы Латвии в этой сфере, начиная от детских садов и заканчивая вузами, а также о требовании в каждом детском саду вводить латышскую программу.

Кузьмин указал, что он выступал на целом ряде международных мероприятий по этой теме, одним из которых был международный форум под эгидой ООН в Женеве. На нем правозащитник был заявлен докладчиком и смог говорить «не две, а целых семь минут», что для таких широких конференций является очень почетным.

Интересно, что после его выступления слова попросил представитель Латвии и отметил, что «образование в школах предоставляется на восьми языках меньшинств».

Правда, информация эта не совсем достоверна, ведь, как рассказал Кузьмин, «они выдали за образование на языках меньшинств в том числе и те ситуации, когда на этом языке изучался лишь сам родной язык соответствующих народов».

Литовская правозащитница Элла Канайте, тоже побывавшая на этом форуме, добавила, что слова представителя Латвии можно было понять так, что негативное отношение к русскому языку в Латвии обусловлено тем, что из-за него погибает латышский язык.

«Я была ошарашена вашим дипломатом», – заявила она.

Сама же Элла Канайте говорила о ситуации в Литве, где русские школьники большинство предметов изучают на русском, но проблему составляет экзамен по литовскому языку.

По ее словам, все ученики должны сдавать его по единым требованиям, что сильно ударяет по нелитовцам. Такой закон уже давно действует и в Латвии, и литовцы его явно скопировали.

Так что, если нынешнюю латвийскую реформу не удастся остановить в ЕСПЧ, то, думается, что наступления на школы следует ожидать и в других странах Балтии, ведь цель, поставленную Латвией, явно желают достигнуть и две ее соседки.

Андрей СОЛОПЕНКО, социолог, для Sputnik Латвия