Председатель Общереспубликанского общества ветеранов Владимир Сергеевич Норвинд© Sputnik / Sergey Melkonov

Выдворив из Латвии Владимира Норвинда, эта страна нарушила Декларацию прав человека и договор с Россией. Беззащитными чувствуют себя десятки тысяч проживающих там российских граждан. Им можно предложить неправовое, но эффективное средство против полицейского произвола.

Чудовищное выдворение из Латвии гражданина России, 75-летнего общественного деятеля Владимира Сергеевича Норвинда, нарушило ни много ни мало шесть статей Всеобщей Декларации прав человека. Это документ, на котором основаны все принципы Организации объединенных наций. Присоединиться к нему должно каждое государство-член ООН.

Поэтому очень неприятно читать в социальных сетях обывательские рассуждения о том, что любой иностранец находится в чужом государстве в гостях, и хозяева имеют право его в любой момент выставить из дома. Давайте просто пройдемся по тексту Декларации.

Ст. 3. «Каждый человек имеет право на жизнь, свободу и личную неприкосновенность». На каком основании был лишен свободы Норвинд, почему он даже в больнице находился под стражей?

Ст. 8. «Каждый человек имеет право на эффективное восстановление в правах компетентными национальными судами в случаях нарушения его основных прав.» Даже в предписании о выдворении было сказано, что Норвинд имеет право опротестовать это решение. Но его выдворяли в выходные, когда жаловаться было некому.

Ст. 9 «Никто не может быть подвергнут произвольному аресту, задержанию или изгнанию». Про изгнание – это как раз в точку.

Ст. 12. «Никто не может подвергаться произвольному вмешательству в его личную и семейную жизнь…» У Норвинда есть жена, дочь, внуки. Все они – граждане Латвии, которые не могут с ним воссоединиться: въезд в Россию на время коронавируса закрыт.

Ст. 16, п.3 «Семья является естественной и основной ячейкой общества и имеет право на защиту со стороны общества и государства». Еще раз та же мысль выражена еще более определенно.

Ст. 19 «Каждый человек имеет право на свободу убеждений и на свободное выражение их». Это для тех, кто будет искать подоплеку произошедшего в тех или иных высказываниях Владимира Сергеевича.

Обратите внимание – в Декларации вообще ни слова не сказано о гражданстве. Понятно почему – звание человека выше, чем статус гражданина. И государства-члены ООН не вправе нарушать права человека вне зависимости от того, какое у него гражданство.

Как Латвия нарушает права человека и договор с Россией

Но это еще не все. Латвия нарушила международное право, а именно Соглашение между правительствами Латвии и РФ о социальном обеспечении военных пенсионеров,  подписанное в 1994 году и ратифицированное парламентами обеих стран. Вот ст. 2 этого соглашения:

«Лица, на которых, согласно статье 1, распространяется действие настоящего Соглашения и которые постоянно проживали на территории Латвийской Республики по состоянию на 28 января 1992 года сохраняют право на беспрепятственное проживание на территории Латвийской Республики, если они того пожелают.»

Норвинд – один из тех, кого защищает это соглашение. Слово «беспрепятственно» в нем звучит, как неприкрытый цинизм.

Латвия проявила себя в этой истории с самой чудовищной стороны. Она нарушила все, что можно. Есть же еще и гуманитарный аспект: у старика прихватило сердце, его отвезли в больницу, но вылечиться не дали. Поэтому в России его встречала карета «скорой помощи», срочно доставившая Норвинда в больницу.

Разумеется, ни Декларация, ни Соглашение не могут защитить преступника. Если власти считают, что совершено преступление, то они должны возбудить уголовный процесс.

Статей в законе предостаточно, вот по ним судят то одного, то другого общественного активиста. Но суды Латвия проигрывает, потому пытается расправиться с инакомыслящими беззаконно.

 

Над проживающими в Латвии гражданами России висит теперь дамоклов меч

Стоит министерству внутренних дел заявить, что человек несет потенциальную угрозу безопасности Латвии – и этого вполне достаточно для депортации. Ничего доказывать не надо – благодать. Самое жуткое, что процесс практически необратим.

В свое время из Латвии был выдворен активист борьбы за русские школы Александр Казаков. Он родился и вырос в Риге, уезжал отсюда только на учебу в Московский университет.

Во время Атмоды работал в безумно популярной газете «Балтийское время» — органе Народного Фронта. В благодарность был награжден статусом негражданина. Принял российское гражданство.

В августе 2004 года произошло несчастье – скончалась его супруга, гражданка Латвии. И вот 3 сентября, когда весь мир с ужасом смотрел на развязку трагедии в Беслане, Александра пригласили в полицию безопасности «на беседу» и, в чем был, повезли выдворять.

У Казакова была старая мать, нуждающаяся в уходе. Поэтому через много лет судебных разбирательств было признано, что его депортировали противоправно, распоряжение было отменено.

Но поздно: МИД Латвии успел внести его в черные списки, а это решение в судебном порядке опротестовать нельзя. Когда мать умерла, Александра даже проститься с нею не допустили.

Поэтому понятно, что, приняв российское гражданство, человек попадает в западню. В любой момент его могут выгнать из дома, как собаку. И ничего не сделаешь – разве что пройти натурализацию и тогда отказаться от российского гражданства. Причем военным пенсионерам, подобным Норвинду, натурализация запрещена законом.

Что же делать? Мой (автор Александр Гильман – прим. Baltnews) совет: спрятать поглубже российский паспорт, особенно если вы занимаетесь общественной деятельностью. Перед этим пойти к нотариусу, составить генеральную доверенность на верного человека. И просить этого человека ходить по вашим делам, когда возникает необходимость.

Мы же совсем недавно видели прецедент. Белорусские власти решили выдворить из страны оппозиционеров. Это, конечно, грубейшее нарушение прав человека – но почему нельзя Белоруссии, если можно Латвии?

Привезли их на границу, а одна из оппозиционеров, Мария Колесникова, порвала свой паспорт. И ее депортировать уже нельзя: для пересечения границы необходим этот и только этот документ.

В результате Колесникова оказалась в тюрьме. Это парадоксальным образом лучше, чем быть депортированным. Потому что будет суд, взрыв негодования в мире. Белоруссия понемногу уже начала отпускать политзаключенных.

А вот депортированным надеяться не на что – особенно, если они не являются гражданами страны, которая их выгнала.

Когда человека выдворяют, самое важное – выиграть время. Потому что в суде у него есть шансы, там адвокат будет говорить о гуманности, перечислять статьи Декларации прав человека, которые нарушаются.

Депортация Норвинда: русским хотели показать на их место

Поэтому и Казакова, и Норвинда выдворяли по-воровски, тайно. Пока Александра везли к границе, я стал свидетелем разговора депутата Европарламента Татьяны Жданок с руководством погранохраны. Важный чин честно смотрел в глаза и говорил, что ничего о Казакове не знает.

Это государство лживо, и наивно рассчитывать ему противостоять без хитростей. Если нет паспорта, то российская сторона не примет депортируемого.

Был такой прецедент много лет назад: из Латвии пытались выдворить в Россию известного бунтаря Владимира Богданова. Российского паспорта у него не было. Его сажали в вагон в Зилупе, в Себеже высаживали и сажали во встречный поезд. Через какое-то время этот процесс пограничникам надоел, и Богданова оставили в покое.

Теперь поезда больше не ходят, депортация происходит непосредственно на границе. Никто не согласится оставлять депортируемого на нейтральной полосе, чтобы он там давал пресс-конференцию журналистам обеих стран. Это скандал, а срочность для того и необходима, чтобы скандала избежать.

Понимаю, что мой совет лежит вне правового поля. Но с волками жить – по-волчьи выть. Если кто-то может предложить более перспективную позицию защиты, я с удовольствием его выслушаю.

ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ

«Ассимилируйся или деградируй»: о русских в Латвии

Посольство России в Латвии осудило высылку Владимира Норвинда

«Ветераны России» осудили депортацию российского ветерана из Латвии