Президент Латвии Эгилс Левитс вернул в сейм на повторное рассмотрение поправки к Закону о безопасности публичных развлекательных и праздничных мероприятий. Президент считает, что в новой редакции закона имеются лазейки, позволяющие по-разному его трактовать.

Не запретят ли портянки?

Коротко напомню о сути поправок. Закон и раньше запрещал использование символики СССР и нацистской Германии на публичных мероприятиях. Однако речь шла о запрете лишь основных идеологических символов. Применительно к СССР – флаг, гимн, серп и молот с пятиконечной звездой.

Теперь будут запрещены и такие символы, которые использовались в советских силовых структурах: вооруженных силах, спецслужбах, милиции. Погоны, кокарды, шевроны, прочие элементы формы – все идет под запрет.

Решение сейма выглядит типичной весенней паранойей, но оно содержит совершенно очевидный политический смысл: лишить русское сообщество Латвии исторической памяти. Память, не материализованная в предметах, быстрее выветривается.

Флаг СССР, бюст Ленина и флаг Латвийской ССР

Люди приноровились отмечать День Победы и другие знаменательные даты (например, освобождение Риги от нацистов 13 октября), не используя основные советские символы. Да, запрещено поднимать знамя Победы с серпом и молотом. Но форма Красной армии и прочие военные атрибуты той эпохи позволяли ее достоверно воспроизвести и закрепить в народной памяти.

Это вызывало сильное и единодушное раздражение у всех правящих партий. Поэтому закон изменили. Как пошутил в социальных сетях кто-то из комментаторов, следующим шагом станет запрет портянок и кирзовых сапог: их ведь тоже носили в советской армии.

Магия серпа и молота

Что конкретно в новой редакции закона не понравилось президенту?

Поправки разрешают использовать запрещенную символику и форму, если, цитирую, «цель использования не связана с прославлением тоталитарных режимов и оправданием преступных деяний». По мнению Левитса, надо составить полный список таких исключений, чтобы застраховаться от разночтения.

Далее, он считает, что нельзя оставлять вопрос о допустимости использования символики и формы на конкретном мероприятии в компетенции самоуправлений. Вероятно, опасается, что власти Риги, Даугавпилса или Резекне смогут каким-то образом обойти запрет.

Кроме того, президент предложил добавить пункт о том, что ответственность за нарушения закона несут не только организаторы, но также участники и посетители мероприятия.

Насчет посетителей – это, конечно, круто. Надо ли понимать так, что советскую военную форму не только нельзя будет надевать, но на нее нельзя будет даже смотреть? Или щупать? Вероятно, коммунистические символы обладают магической силой.

Если просуммировать замечания Левитса, то очевидно, что они направлены на еще большее ужесточение закона.

Но, возможно, приостанавливая вступление поправок в силу, президент имел и еще одну, неафишируемую, цель. Недавно, в честь 75-летия знаменитой «встречи на Эльбе», главы России и США выступили с совместным заявлением, в котором подтвердили важное значение победы стран антигитлеровской коалиции над нацизмом.

На таком политическом фоне Левитс мог счесть неуместным и несвоевременным запрещать военную форму армии-победительницы. И слегка притормозил процесс.

Эсэсовский шеврон тоже подпадает под запрет

Принимая поправки, правящее большинство не учло, что их можно применить и в антинацистских целях.

Дело в том, что до сих пор, если говорить о нацистской символике, на публичных мероприятиях было запрещено только использование свастики. Теперь ситуация изменилась.

Новая редакция закона распространяет запрет на знаки отличия и прочие атрибуты формы военных или полицейских подразделений гитлеровской Германии, будь то вермахт, СС, Люфтваффе, гестапо и т. д. Тот или иной символ или элемент формы попадает под запрет, если он однозначно ассоциируется с одним из таких подразделений.

Латышские легионеры-эсэсовцы носили нарукавную нашивку в виде щитка цветов национального знамени, причем белая полоса идет не горизонтально, как на флаге, а по диагонали. Этот символ можно увидеть на мероприятиях 16 марта, присутствует он и на памятниках погибшим легионерам. Если строго следовать букве закона, он должен быть запрещен на публичных мероприятиях.

Насколько мне известно, подобный шеврон – такой геометрической формы и с белой диагональю – не использовался в довоенной латвийской армии или полиции. В форме современных латвийских вооруженных сил он также отсутствует. Следовательно, он однозначно указывает на латышский легион СС и подпадает под запрет.

Слабое утешение, конечно, но иногда приходиться добиваться своих целей, играя по чужим правилам.