РИГА, 20 авг — Sputnik, Андрей Солопенко.

Первая русская школа на территории современной Латвии была открыта в Риге в 1789 году. Так что русское образование здесь насчитывает более 230 лет.

Правда, с 2020/2021 учебного года все общеобразовательные предметы в средних школах должны начать преподаваться только на латышском языке, что явно негативно скажется на образовании на русском. Однако правозащитники не сомневаются, сохранить русскую школу в стране возможно, и принимают все необходимые усилия для достижения поставленной цели.

В ожидании «второй волны» исков

В стенах офиса партии «Русский союз Латвии» (РСЛ) прошла пресс-конференция, посвященная отправке в международные правозащитные структуры аналитических материалов по теме ликвидации права национальных меньшинств получать образование на родном языке.

«Сапсан» Москва — Юрмала, русские школы и никаких войск НАТО: Жириновский о Латвии мечты

 

Ведь согласно принятым в 2018 году поправкам к законам «Об образовании», «О всеобщем образовании» и «О вузах», обучение, как в публичных и частных школах, а также и в частных вузах должно осуществляться на латышском языке.

Для нацменьшинств, которые в Латвии, преимущественно говорят на русском языке, существенно снижается возможность обучения на нем в начальных и основных школах, а в средних школах это и вовсе становится невозможным.

В связи с этим многие родители подали жалобы на Латвию в Европейский суд по правам человека. Как отметила представитель Сообщества родителей Юлия Сохина, всего было отправлено 145 исков по публичным школам и более 50 исков по частным школам.

«Из этих 145 исков 124 иска получили регистрационные номера, что говорит о том, что они приняты и ожидают первого судебного решения, после того, как они будут рассмотрены единоличным судьей», – заявила Сохина.

Кроме того, по ее словам, в ближайшие дни будет запущена вторая кампания по подаче исков в международные суды. «После того как было вынесено негативное решение Конституционного суда Латвии по детским садикам, теперь и родители дошкольников могут отправить иск в Европейский суд», – отметила активистка.

Как сказала Сохина, юридическим обоснованием займутся юристы Латвийского комитета по правам человека, которые обязательно помогут неравнодушным родителям в составлении исковых заявлений, как в ЕСПЧ, так и в Комитет по правам человека ООН.

По ее словам, данные действия должны показать, что спрос на школьное образование на русском языке в Латвии имеется, несмотря на противодействия властей страны. «Русская община Латвии не согласна с теми реформами, которые сейчас происходят в образовании», – указала Сохина.

В надежде на международные инстанции

Следующим выступил секретарь Латвийского комитета по правам человека (ЛКПЧ) Александр Кузьмин, рассказав о том, какие усилия предпринимает ЛКПЧ на международной арене, отстаивая право русскоязычного населения страны учиться на своем родном языке.

По его мнению, именно позиция международных органов на уровне ООН и Совета Европы, вместе с массовыми протестными акциями могут ограничить власти Латвии в полном разрушении образования на языках нацменьшинств.

Как считает Кузьмин, контакты с международными правозащитными органами, а также донесение до них ситуации в Латвии являются крайне важными.

«Мы регулярно предоставляем обращения к Верховному комиссару ОБСЕ по делам национальных меньшинств, где мы касаемся решений Конституционного суда, нового законодательства по международным школам и воздействия уже принятого законодательства на детские сады», – подчеркнул он, добавив, правда, что хоть тема образования и является основной, но ЛКПЧ сообщает и о других проблемах, в частности о политическом давлении на инакомыслящих.

Также правозащитник указал, что он предоставляет и информацию в бюро специальных докладчиков ООН по делам меньшинств, по праву на образование и свободе слова.

«Именно эти три докладчика обращали внимание на нашу ситуацию и направили письма правительству Латвии, поясняя, в чем заключается их озабоченность, и почему международное право требует использовать родной язык в образовании. Но проблема в том, что Конституционный суд Латвии предпочел к ним не прислушаться, что показало его июньское решение по детским садам», – указал эксперт.

Кроме этого, Кузьмин обратил внимание на то, что в целом оценка международными организациями принятых законов, ухудшающих положение нацменьшинств в Латвии, является критичной, что ставит Конституционный суд в неловкое положение.

«В двух случаях КС даже пытался ответить на критику международного уровня, но сказал, что международные органы якобы не имеют полной информации. Хотя Латвия имеет такую возможность и пользуется ей, подавая свои доклады и для ООН, и для Совета Европы, и для ОБСЕ», – отметил правозащитник.

Наличие «оружия» для дальнейшей борьбы

Еще ЛКПЧ подготовил альтернативный доклад по поводу решения Венецианской комиссии в связи с реформой образования, о чем рассказал сопредседатель ЛКПЧ Владимир Бузаев.

По его словам, правозащитники вынуждены работать в условиях прогрессирующей русофобии во всех подконтрольных органах Совета Европы, а также противостоять хорошо слаженной государственной машине, имеющей значительно больше средств и возможностей. Однако, несмотря на это, комитет оказывается способен держать удар.

Ведь, как отметил Бузаев, Венецианская комиссия пошла на поводу у правительства Латвии, указав, что русские школы не могут подготовить выпускников, хорошо знающих латышский язык, а значит, попадают в ситуацию, когда они не способны конкурировать с латышскими сверстниками на рынке труда. Поэтому было решено: поправки к закону об образовании соответствуют законной цели и приняты на благо нацменьшинств.

В то же время, по мнению Бузаева, этот вывод в корне не верен, что доказывает статистика, по которой выпускники русских школ, благодаря знанию русского языка, находят работу быстрее, чем молодые латыши.

В свою очередь, оценивая качество образования, Венецианская комиссия, сославшись на результаты исследований ООН, пришла к заключению, что в детских садах, в отличие от школ, обучение на неродном языке все же несоразмерно, так как приводит к деградации и маргинализации детей.

Но, по словам Бузаева, и этот вывод не выдерживает критики. «Ни одно из этих исследований не было проведено по детским садикам, все они касались школ, с первого по восьмой класс. Поэтому выводы, что Комиссия сочла достаточными для детских садов, должны полностью соответствовать и школам», – заявил сопредседатель ЛКПЧ.

Правда, по государственным школам Комиссия делает полностью противоположный вывод, что, как предполагает Бузаев, уменьшает шансы на победу в ЕСПЧ. Однако, по его словам, шансы на победу в суде по детским садам и по частным школам, наоборот, резко вырастают, что дает правозащитникам оружие для дальнейшей борьбы.

Кроме того, он не исключает победы и по публичным школам.

«В нашем докладе, который мы собираемся отправить в Комитет по недискриминации ПАСЕ, указана ошибочность выводов Венецианской комиссии по публичным школам. Поэтому он дает основания требовать от Латвии, чтобы она встала в ряд цивилизованных стран, из которого она вышла», – подытожил Бузаев.

По теме

Верните русский в школы хотя бы на время карантина: активист взывает к премьеру
«Шито белыми нитками»: дело защитников русских школ закрыто
Нил Ушаков рассказал, почему не пошел «барабанить» против ликвидации русских школ
https://lv.sputniknews.ru/Latvia/20200820/14234723/Russkaya-shkola-v-Latvii-u-pravozaschitnikov-est-oruzhie-dlya-ee-sokhraneniya.html?fbclid=IwAR1KAAayLCZD1WDO6UmUt0KUA-iqEwYV3uAcfr-XOiRjfvmC-urj—8A8MI