Министерство внутренних дел Латвии представило разработанный спецслужбами проект новой Концепции национальной безопасности, в которой указано, что «Россия активно использует политику соотечественников и вовлекает этих людей в мероприятия, направленные против национальной безопасности страны». Насколько обоснованы подобные заявления и какова их причина, порталу RuBaltic.Ru рассказал сопредседатель партии «Русский союз Латвии» Мирослав МИТРОФАНОВ.

— Г-н Митрофанов, МВД Латвии представило, разработанный спецслужбами проект новой Концепции национальной безопасности, в котором обвинило Россию в использовании соотечественников, участвующих в мероприятиях, направленных против безопасности Латвии. На Ваш взгляд, что это — лишь проходное антироссийское заявление или декларация долгосрочной антироссийской стратегии?

— Доклад лишь формально связан с Россией, на самом деле причины его появления имеют внутренний характер. В частности, Служба Госбезопасности, которая участвовала в разработке доклада, претендует на сохранение и даже увеличение финансирования программ, направленных на упреждение мнимой российской угрозы. Ясно, что в контексте формирования бюджета 2020 года эта спецслужба активно борется за выделение себе финансирования, а значит, должна показать активность и нужность.

В связи с этим доклад получился, на мой взгляд, явно халтурным. Его невозможно комментировать с точки зрения здравого смысла, и уровень компетентности его авторов у меня вызывает озабоченность. Эти люди, живущие на деньги налогоплательщиков, совсем не разбираются в теме.

Они сеют панику, рассказывая о якобы растущей активности России, но на самом деле в последние годы Российская Федерация больше сосредоточилась на своих внутренних делах, и программы поддержки соотечественников, а также деятельность российских фондов имели тенденцию не расширяться, а к сужаться.

Например, в докладе приводятся два аргумента: Россия выделяет деньги на обучение студентов в российских вузах, и Россия использует тему сохранения памятников, чтобы создавать угрозу национальной безопасности страны.

По поводу студентов могу сказать, что эти программы обучения существуют десятилетия, и число молодых ребят, отправившихся по ним в Россию, не так и велико: в этом году было 135 человек, а раньше и того меньше.

Абсолютное большинство этих молодых людей остается после обучения в России или уезжает на Запад, так что никакой угрозы Латвии они представлять не могут.

Я не знаю ни одного выпускника из тех, кого наши союзные общественные организации рекомендовали бы для обучения в России, кто потом вернулся бы в Латвию.

Я считаю трагедией, что наша талантливая молодежь уезжает. Конечно, если смотреть на далекую перспективу, это может нанести удар по Латвии, когда активные и умные ребята предпочитают уезжать, а не работать здесь и приносить пользу стране. Однако думаю, что составители доклада мыслили уж точно не в этой плоскости.

— А что насчет сохранения памятников, там как раз заметна активность населения?

— Если спецслужбы вдруг озаботились этой темой, то, во-первых, им следует всерьез заняться расследованием недавнего сбора подписей за снос Памятника Освободителям в Риге — не угрожают ли инициаторы национальной безопасности? Надо смотреть, кто и зачем все это запустил — внепарламентские неонацисты, собравшие подписи, и их сторонники в парламенте, которые с восторгом продвигали идею о сносе монумента. Именно они стали будоражить общество, сеять ненависть, что действительно угрожает национальной безопасности.

Во-вторых, давайте подумаем: с чего вообще тема памятников и России появилась в этом докладе? Могу предположить, что поводом стала наша акция. Весной этого года Русский союз Латвии организовал несколько субботников, и люди пришли на уборку территории, очистили заросшие травой плиты у подножия Памятника Освободителям.

Очевидно, что со стороны спецслужб эту акцию выгодно рассматривать как… инспирированную Россией! И если бы авторы доклада удосужились проверить собственную оперативную информацию, то они должны были бы признать, что забота о памятнике — это исключительно наше собственное решение.

Для получения финансирования спецслужбы свои доклады основывают на фактах, но совершенно фантастически их интерпретируют. Уборка площади у памятника в их больном воображении увязалась с масштабной угрозой со стороны России. То есть, по мнению «экспертов», если они сами никогда бесплатно и без приказа ничего не делают, то это значит, что и мы не можем действовать по велению совести. Обычная ошибка латышских политиков и чиновников — переносить собственную мотивацию на других людей.

— А к чему, по Вашему мнению, могут привести их такие нелепые интерпретации? Ведь если спецслужбы получат больше денег, то и свои мифы о российской угрозе они станут навязывать сильнее.

— Влияние доклада на Россию можно сравнить с комариным укусом для слона. В первую очередь документ бьет по русской общественности Латвии. Ведь любые наши волонтерские действия впредь могут быть изображены как стремление России нанести удар по латвийской безопасности. В связи с этим рукой подать до вывода, что русские Латвии в целом являются угрозой безопасности.

Понимают спецслужбы это или не понимают, но подобными докладами они накачивают истерию и готовят почву для массовых расправ.

Подобные настроения среди не очень образованных, но обозленных людей уже присутствуют. Я получил угрозу от молодого человека, который пообещал: «Когда начнется война, ты будешь первым, кого я отстрелю». Обозленные люди с неустойчивой психикой воспринимают сигналы, идущие от госучреждений Латвии, как благословление на насилие.

Все 1930-е годы в Латвии нарастала нетерпимость в отношении национальных меньшинств и политических оппозиционеров. Ее накачивали газеты и правые политики.

И в 1941 году еще фашисты не успели установить оккупационную власть на территории Латвии, а воспитанные в духе нетерпимости «национальные активисты» начали расправляться с местными евреями и «неправильными латышами».

Для того, чтобы это не повторилось, надо исключить натравливание дураков на оппозицию, в том числе отказаться от параноидального увязывания действий русских общественных организаций с «российской угрозой».

При этом необходимо признать, что отношение разных группировок латышской правящей элиты к России различается.

Помимо силовиков и потворствующих их антироссийской истерии националистов, в правительстве есть еще и экономический блок, который явно не хочет лишний раз ссориться с Россией.

Результирующий вектор латвийской политики имеет умеренно антироссийскую направленность. Особенно это заметно на фоне радикальной риторики руководства соседней Литвы.

— В таком случае, как Вы считаете, есть ли возможность противостоять описываемой Вами тенденции?

— Мы не можем заставить спецслужбы прекратить публиковать «фейки» и нагнетать истерию. Мы продолжим защищать русское образование и заботиться о монументах, посвященных разгрому нацизма. «Эксперты» от спецслужб продолжат искать в этом след соседнего государства, а не находя — каждый год публиковать туманные и алармистские доклады, основанные на предположениях.

Но что мы можем делать и что делаем — это максимально информировать международные инстанции о происходящем.

В начале этого года мы провели слушания в Европарламенте по поводу политических репрессий в Латвии и Литве, и могу сказать, что после этого (хотя, может быть, это и совпадение) ситуация в Латвии немного стабилизировалась.

Евросоюзу совершенно не выгодно натравливание латышского большинства на русских Латвии, поскольку это рано или поздно может привести к насилию. Евросоюз нас не любит, но еще более он незаинтересован в насилии на своей территории. И наша задача — раскрыть европейской элите глаза на то, к чему Латвию подталкивает безответственная пропаганда латвийских спецслужб.

Андрей Солопенко

https://www.rubaltic.ru/article/politika-i-obshchestvo/20092019-spetssluzhby-latvii-gotovyat-pochvu-dlya-rasprav-s-russkimi-sootechestvennikami/?fbclid=IwAR33ws3WNNIvI3EuMQpve5Qn17my2bRvAUXglsj3TdD9_kVhu9zYB00D5-M