Новоизбранный президент Латвии Эгилс Левитс мог быть хорошо знаком с нацистским карателем, который обвиняется в геноциде

Две недели назад Следственный комитет России возбудилуголовное дело по признакам преступления, предусмотренного статьей 357 Уголовного кодекса РФ, — геноцид. Речь идет о массовых убийствах мирных граждан, совершенных нацистами в 1942-1943 гг. в районе деревни Жестяная Горка Новгородской области.

Латышский след

Казни осуществляла специальная группа («тайлькоманда»), члены которой, как сказано в пресс-релизе Следственного комитета, «систематически расстреливали, причиняли не совместимые с жизнью телесные повреждения холодным оружием и иными способами мирным гражданам, в том числе женщинам, детям, а также военнопленным. (…) На месте деревни Жестяная Горка оккупантами было расстреляно более 2600 человек, в основном это жители Ленинградской (ныне Новгородской) и Псковской областей, преимущественно русские по национальности, а также евреи и цыгане».

В состав карательной группы, наряду с немцами, входили и жители Латвии, более тридцати человек. Этот факт был установлен еще в ходе расследования, проведенного по горячим следам, в 1944 году.

Однако советское руководство опасалось разрушить идеологический догмат о дружбе народов СССР. Поэтому на открытом заседании военного трибунала, которое состоялось в Новгородском кремле в конце 1947 года, «латышский след» был всячески затушеван. На скамье подсудимых находились только немцы, включая руководившего карателями генерала Герцога Курта.

Заново к этому вопросу советские органы госбезопасности вернулись уже только в 1960-х гг. К тому времени те, кто зверствовал в Жестяной Горке, вполне комфортно прижились в разных западных странах, правительства которых, по понятным причинам, не горели желанием выдавать СССР военных преступников.

Биография карателя

Российский историк Борис Ковалев в статье «Вооруженные формирования из Прибалтики на Новгородчине (1941—1943 гг.)» кратко приводит биографию одного из карателей — Яниса Цирулиса:

«Янис Цирулис 1910 года рождения, уроженец города Валка.

В 1935—1939 годах он учился в офицерской школе, получил звание старшего лейтенанта. В 1940—1941 годах служил в территориальном корпусе Латвии. В самом начале войны дезертировал из Красной армии и оказался в полицейских частях. В 1942 году его перевели на службу в Жестяную Горку.

В 1944 году Цирулис оказался в латышском легионе, где он командовал одним из батальонов 34-го полка. Окончание войны застало его в Германии. Естественно, на родину он возвращаться не стал.

На протяжении нескольких лет бывший каратель являлся заместителем командира так называемой латышской рабочей роты при американской армии. Принимая активное участие в деятельности латышских эмигрантских кругов в ФРГ, сделал определенную политическую карьеру — стал председателем организации «Даугавас ванаги».

Ветеран и гимназист

Янис Цирулис умер 18 ноября (символично!) 1979 года. Мне удалось отыскать некролог, посвященный его уходу в мир иной.

Разумеется, в нем нет ни слова о кровавых «подвигах» покойного в Жестяной Горке. Эта глава в его биографии деликатно пропущена. Написано, что свой боевой путь Цирулис начал в 34-м полку легиона СС. Так сказать, воин без страха и упрека, а не убийца женщин и детей.

Есть еще кое-что интересное. Уже покинув пост главы западногерманской организации «Даугавас ванаги», Янис Цирулис с 1973 по 1978 год являлся членом мюнстерского отделения «ястребов».

Именно тогда семья Левитсов переселилась из Риги на ПМЖ в Германию. В 1973 году Эгилс Левитс окончил 12-й класс латышской гимназии в Мюнстере, которой «Даугавас ванаги» покровительствовали. Сам Левитс рассказывает, что уже во время учебы в мюнстерской гимназии активно включился в общественную жизнь латышской эмиграции («тримды»). И продолжил эту активность, работая преподавателем в той же гимназии.

Два активиста, старый и молодой, в одном городе, в немногочисленной этнической среде… Трудно представить, что их пути не пересекались.

Вообще, тесные контакты с представителями латышской эмиграции, причем самого радикального толка, заметно повлияли на мировоззрение Эгилса Левитса. Известно, например, о его сотрудничестве с бывшим руководителем «Перконкруста», идеологом латышской версии нацизма Адольфом Шилде.

Ну а у Следственного комитета РФ есть основания вызвать нового президента Латвии на допрос в качестве свидетеля. Кто знает, может быть, ветеран Цирулис, посещая латышскую гимназию, рассказывал гимназистам о своем боевом пути более подробно и откровенно, чем об этом написано в его некрологе?

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.