Очередная битва за русское образование в Латвии проиграна. Недавнее решение Конституционного суда республики, подтвердившего законность перевода школьного образования на латышский язык, перечеркнуло надежды русской общины на то, что хотя бы в частных школах можно будет учиться на родном языке. Нет, высший суд Латвии, упомянув некие «исторические обстоятельства», связанные с «русификацией» и «депортациями», отказался удовлетворить иск по частным учебным заведениям. Как ранее и по государственным школам…

А между тем обучение на русском языке в Латвии имеет глубокие исторические корни, хотя в нынешних учебниках по истории об этом и не принято упоминать. Вот и растут местные школьники в полной уверенности, что русские жители Латвийской Республики — это наследие «оккупации». И очень удивляются, когда узнают, что в старой Риге еще в XII веке существовал целый квартал, который назывался Русским.

Более трехсот лет назад в Риге появилась община староверов, представители которой на протяжении трех веков вносят ощутимый вклад в развитие науки, культуры и экономики Латвии. Например, одним из ярких просветителей, немало сделавших для развития образования на русском языке, был профессор, ученый, политик и общественный деятель старообрядческой общины Иван Ферапонтович Юпатов (1865–1944). Памяти этого выдающегося человека, одного из авторов довоенного закона «Об образовании» в Латвии, была посвящена конференция и исторические чтения, организованные Старообрядческим обществом и русской общиной Латвии в декабре 2019 года.

Потомственный рижский старовер Иван Юпатов (слева) с женой Натальей и ее братом. 1880-е годы

Опираясь на культурно-историческое наследие довоенной Латвии, участники конференции пришли к выводу, что языковые новации в законодательстве в сфере образования нарушили тот хрупкий баланс, который был достигнут в предыдущие годы. И который позволял русским не только сохранять национальную идентичность, но и осваивать точные науки на родном языке. Именно этим всегда славилась русская школа Латвии…

Иван Юпатов родился в семье рижских староверов, с золотой медалью окончил рижскую Александровскую гимназию, высшее образование получил в Санкт-Петербургском университете. Уже в 23 года за выдающиеся способности ему была присуждена степень кандидата математических наук. Юпатов преподавал, возглавлял Варшавский политехнический институт. В 1922 году вместе с семьей он вернулся в Латвию. Через два года Юпатова выдвинули на должность руководителя русского отдела при Министерстве образования Латвийской Республики. Да-да, сегодня в Латвии такое себе трудно даже представить, но во времена первой республики существовал русский отдел при Министерстве образования, руководить которым должны были представители русской общины. Можно только пожалеть, что нынешние судьи латвийского Конституционного суда, видимо, были не в курсе этих «исторических обстоятельств»…

Иван Ферапонтович Юпатов, депутат 2-го Сейма Латвии

В 1925 году Юпатов был избран депутатом Сейма, принимал активное участие в обсуждении проекта закона «Об образовании», немало сделав для того, чтобы закон отвечал интересам русского населения. Русский отдел он возглавлял вплоть до его ликвидации диктаторским режимом Улманиса в 1934 году. Как рассказала доктор исторических наук редактор сайта «Русские Латвии» Татьяна Фейгмане, это ведомство во главе с профессором Юпатовым успешно отражало попытки со стороны националистических кругов, стремившихся урезать школьную автономию. В те годы в Латвии работало пять русских правительственных гимназий — в Риге, Резекне, Даугавпилсе, Лудзе и Яунлатгале. Были открыты правительственные русские педагогические классы в Риге по подготовке учителей русских школ, в 1927 году основаны Педагогический институт в Резекне, Русский институт университетских знаний… Увы, после переворота в мае 1934 года русский отдел с подведомственными ему учебными заведениями был ликвидирован. Как видим, и в прошлом веке русское образование в Латвии переживало разные времена. И хвала тем людям, которые в те годы не боялись бороться за право русских детей учиться на родном языке.

В этом здании в Риге с 1908 по 1936 год работала русская женская частная гимназия О.Н. Лишиной

После 1934 года в стране началось сокращение школ нацменьшинств и замена русских предметов латышскими уроками истории и географии. Тем не менее речи о полной ликвидации русского образования не шло. И даже в мрачные годы фашистской оккупации в Риге существовало около 20 русских начальных школ, были и русские городские детские сады. К примеру, один из них располагался на ул. Адольфа Гитлера, подтверждение чему можно найти в Русском сельскохозяйственном календаре, изданном в Риге в 1944 году.

Доктор исторических наук Татьяна Фейгмане — собиратель и хранитель русской истории Латвии

На конференции латвийских староверов директор рижской средней школы № 40 доктор педагогических наук Елена Ведищева поблагодарила за редкую в наши времена возможность прочитать на родном языке доклад о русских школах в Латвии в 20–30-е годы ХХ века. Педагог бывшей русской школы (сейчас это школа нацменьшинств) напомнила, что в декабре исполнилось сто лет, как Латвийская Республика приняла два важнейших закона: «О школах нацменьшинств» и «О народном образовании». Молодая Латвийская Республика в 1919 году предоставила право на автономное существование школам нацменьшинств. Закон гарантировал бесплатное образование ребенка с 6 до 16 лет на языке его семьи, на котором он может свободно выражать свои мысли.

Даже в годы гитлеровской оккупации в Риге не закрывали ни русские школы, ни русские детские сады

Со второго года обучения в основной школе ученики школ нацменьшинств должны были осваивать латышский язык как отдельный предмет, с третьего класса на латышском языке детям преподавали историю и географию Латвии. Учителей для русских школ готовили на педагогических отделениях Русских университетских курсов (1921–1929), обучение длилось один год. Еще существовали летние педагогические курсы — четыре-восемь недель в Риге, Резекне и Даугавпилсе. В 1926 году были созданы одногодичные Русские правительственные курсы для подготовки русских педагогов по общеобразовательным предметам, а в 1929-м эти курсы уже были двухгодичными.

Фото: Предоставлено автором
 

В 1934 году подготовку педагогов русских школ практически свернули. При Рижском институте учителей были открыты два курса для нацменьшинств, но они отличались от латышского потока преподаванием четырех-пяти часов в неделю русского языка для русскоязычных студентов. Ничего другого, связанного с национальной идентичностью или русской культурой, здесь не преподавалось…

Директор рижской средней школы № 40 Елена Ведищева

Помимо историков и педагогов в работе конференции в Старообрядческом центре Риги принимали участие политики и правозащитники. Магистр права Елизавета Кривцова, известная в Латвии правозащитница, является депутатом Юрмальской думы от партии «Согласие». Она принимала самое активное участие в подготовке иска и защите русского образования на заседаниях Конституционного суда, но, как мы уже знаем, потерпела поражение вместе со своей партией и русской общиной Латвии. На исторических чтениях юрист поделилась своим видением дальнейших правовых возможностей образования на русском языке в современной Латвии. По ее мнению, они пока весьма призрачны. «После последнего решения Конституционного суда, приравнявшего частные школы к публичным, можно сказать, что советская и русская школа времен периода ранней независимости умерла», — констатировала Елизавета Кривцова.

Открытие мемориальной доски на здании средней школы № 40 в Риге, бывшей рижской городской русской гимназии

Елизавета Кривцова не раз общалась с представителями русских школ, действующих в Европе на основе международных актов, в которых говорится о праве нацменьшинств создавать собственные школы. С точки зрения педагогики и сохранения национальной идентичности мультибилингвальное образование на базе родного языка считается в Европе оптимальным вариантом. Опыт русских школ в Германии, Финляндии, Швеции демонстрирует следующую тенденцию: сначала создавались приходские школы, которые позже были преобразованы в школы особого педагогического подхода. Сейчас в европейских странах появляется все больше школ этнических меньшинств. В Германии, к примеру, это частные и частично муниципальные школы, сумевшие доказать состоятельность своей педагогической концепции. Так, в Берлине основатели русской школы предложили педагогическую концепцию билингвальной модели обучения русских детей на базе родного языка и в итоге получили муниципальное финансирование. И это не единичный пример.

Депутат Сейма Латвии Иван Рыбаков тоже родом из староверов

Правозащитница предложила собравшимся бороться не за русские школы, а за управление процессом образования. «Если смотреть на уроки русской истории Латвии, то принципиальным моментом является образование автономии учебного заведения, — считает Елизавета Кривцова. — Это предполагает свободу педагогов в образовательном процессе и свободу родителей в выборе школы для обучения своих детей. Современная тенденция — больше экспериментирования и свободы в педагогическом процессе. Дело государства — создавать стандарты, которых нужно добиться в итоге учебного процесса, а уж дело учителей — как этого добиться». Но в Латвии пошли по другому пути: бюрократизируется и регулируется весь образовательный процесс. «Нельзя бороться за русское образование, не борясь за управление системой образования», — подчеркнула Елизавета Кривцова, предложив бороться за автономную организацию школьного дела. И при этом не надо полагаться на государство, оно само ничего делать не будет. Но староверы надежды не теряют. По итогам конференции они подготовили на имя президента страны обращение, в котором выражают тревогу по поводу ситуации с образованием русских детей.

Известный юрист и правозащитник Елизавета Кривцова

Что сейчас? Каждый выживает как может. Кто-то перешел на дистанционное образование, кто-то уехал из страны, кто-то обратился за помощью к репетиторам. Сегодня «Русский союз Латвии» продолжает борьбу за права русских детей. Вместе с Латвийским комитетом по правам человека правозащитники подготовили и направили в ЕСПЧ более 20 исков от родителей учащихся латвийских школ, пострадавших от дискриминационной школьной реформы.

Алла Березовская