Ушел из жизни основатель и бессменный руководитель Общества жителей блокадного Ленинграда, член Президиума Международной ассоциации блокадников Ленинграда Леонид Владимирович Тэсс. Похороны состоятся 9 января в 11.30 на Покровском кладбище г. Риги. 

Тэсс Леонид Владимирович, 1929 года рождения

Во время блокады потерял отца и мать, брат был на Ленинградском фронте. 7 апреля детский дом № 23 отправил Леонида Владимировича в Краснодарский край. Там он попал в оккупацию. В 1943 году его нашла родная тетя и забрала в Ригу. Написал книгу. Его псевдоним там «СИЕКС».

«У нас война все еще продолжается!»

Председатель Рижского общества блокадников Леонид Тэсс возмущен тем, что в Латвии в очередной раз прошел марш в честь легионеров «Ваффен СС»

Прибалты опять надругались над памятью советских воинов, отдавших свои жизни в борьбе с фашизмом. На прошлой неделе произошло несколько событий, которые в очередной раз продемонстрировали, насколько сильны в этом регионе неонацистские и антисоветские настроения. В Таллине совершен очередной акт вандализма в отношении Бронзового солдата — неизвестные облили монумент белой краской. А в Риге состоялись торжественные мероприятия в день памяти латышского легиона «Ваффен СС». Тот факт, что эсэсовцев чествуют как героев, оскорбителен и унизителен и для наших ветеранов, и для многих жителей Латвии, чьи родные погибли от рук фашистов.

 

Неудобная правда

Увы, подобное происходит с одобрения местных властей. Причем это отнюдь не молчаливое одобрение. Так, в марше в честь легионеров «Ваффен СС» приняли участие депутаты латвийского парламента из партии «Все для Латвии!», которая входит в состав правительственной коалиции. Между прочим, представители именно этой партии возглавляют министерства культуры и юстиции. А ранее президент Латвии Андрис Берзиньш вообще заявил, что не считает латышских легионеров преступниками, так как, по его мнению, в первую очередь они сражались за независимость страны от «советской оккупации», и даже предложил «склонить перед ними голову»!
Одновременно с этим латвийские власти объявили персонами нон грата и запретили въезд в страну российским историкам Александру Дюкову и Владимиру Симидею, которые организовали выставку «Угнанное детство». Экспозиция рассказывает о тысячах советских детей, которых нацисты в 1943 — 1944 годах угнали на принудительные работы в Латвию, поместили в концлагеря и заставили в рабских условиях трудиться на латышских фермеров. Видимо, такая историческая правда (а на выставке представлены и архивные документы, и воспоминания очевидцев) пришлась официальной Риге не по вкусу. Конечно! Ведь это портит «имидж» латышских эсэсовцев, которых пытаются представить не как пособников фашистов, участвовавших в карательных операциях, а как участников национально-освободительного движения против советских «оккупантов»!
Не хотят вспоминать и о том, что по улицам, где 16 марта 2012 года политики и националисты прошли маршем в честь эсэсовцев, в 1941-м вели 25 тысяч латышских евреев на расстрел в Румбулу. И часть тех, кто участвовал в этом геноциде, позже вступили в латышский легион СС.

Герои стали чужими

А тем временем наши ветераны, проживающие в Риге, с огромной болью в сердце и с горечью наблюдали за этим издевательским маршем. Корреспондент «Смены» встретилась с блокадником Леонидом Владимировичем Тэссом, который давно живет  в Риге. Он считает действия нынешних латвийских властей преступными.
— Власти выделяют приличные суммы каждый год бывшим легионерам «Ваффен СС», и 16 марта у них традиционно проходят памятные мероприятия, — рассказывает он. — А мы в Латвии даже не считаемся ветеранами — хотя мы ветераны Великой Отечественной войны! Советские солдаты, которые освободили Латвию, отстраивали ее потом, вдруг стали оккупантами. Даже тех, кто родился в Латвии после 1941 года, наших детей, — и тех считают оккупантами! После распада СССР латвийские власти создали новую категорию населения — неграждан, «чужих». У многих так и написано на паспорте — «alien», то есть «чужой». Русское население, русские школы, ветераны подвергаются гонениям. Для нас война, которая, казалось бы, давно закончилась, все еще продолжается. Это борьба за историческую правду, за доброе имя, за память о наших советских героях. И поверьте, это очень горько, когда тебя считают чужим там, где ты прожил больше 65 лет.

«Я до сих пор не могу себе простить!»

У Леонида Владимировича, который пережил ужасы Ленинградской блокады, оккупацию Кубани, видел зверства, которые творили фашисты, в голове не укладывается, как теперь можно восхвалять бывших гитлеровцев.
— Я отчетливо помню страшную ледяную блокадную зиму 1941/42 года, — говорит Леонид Тэсс. — Мне тогда было 13 лет. В феврале возникли перебои с поставкой муки в Ленинград, это был самый пик смертей. Но мы с родителями это как-то пережили, хотя в марте у меня отец уже лежал, не вставал, да и мама ходила с трудом. Но вот выдали карточки на новый месяц, и я, радостный, пошел в магазин за хлебом. А там у меня украли карточки! До сих пор не могу себе этого простить… Когда вернулся домой, отец сказал: «Ну вот мы и закончили!» Девятого марта умер он, а четырнадцатого — мама. Я помню, закрыл дверь на замок, никого не впускал — не хотел, чтобы забрали тело матери. Открыл только старшему брату, который еще ничего не знал, он возвращался из госпиталя в расположение своей части. Брат зашел со словами: «Мне тут паек выдали, я оставлю вам хлеб и консервы. Но ты не трогай, пока мама не придет, она разберется. А где мама-то?..»

Чтобы помнили…

Блокадник замолкает и долго смотрит в окно. В его глазах стоят слезы. Он по профессии криминалист, много повидал на своем веку, но те воспоминания 70-летней давности для него — до сих пор незажившая, кровоточащая рана.
— Брат устроил меня в детдом, — продолжает он, — и 7 апреля мы по льду, по Дороге жизни, выехали из Ленинграда. В мае нас привезли на Кубань, там подкормили немного, мы хотя бы стали уже сами ходить в столовую. А в сентябре немцы сбросили десант и ударили в тыл нашим войскам под Армавиром. Так наш детдом оказался в оккупации. У нас было четверо детей-евреев, воспитатель сдал их фашистам. Потом всех евреев со станицы собрали у сельсовета, чем-то черным под носом помазали, сказали: кто сотрет, тот будет расстрелян. И погнали обоз от Попутной до Отрадного. Там шесть километров — никто из пленных живым не доехал. Их всех по дороге расстреляли и сбросили тела в колодцы. В степи были цементные круги, только вода в тех колодцах была не питьевая, а соленая. Туда всех и покидали…
Спасла Леонида Тэсса от голодной смерти его тетушка по материнской линии, которая нашла племянника, привезла мальчика в Москву, а потом, когда освободили Латвию, — в Ригу. Сейчас Леонид Владимирович возглавляет Рижское общество блокадников и постоянно организует встречи с детьми и молодежью в школах.
— Потому что дети должны знать от очевидцев, как все было на самом деле. Память, как выясняется, у людей короткая, особенно если удобно что-то забыть ради политической сиюминутной выгоды, ради разжигания ненависти к соседнему государству — к России. Но я считаю, историческая справедливость должна восторжествовать. А наши потомки должны знать, кого восхваляют на этих фашистских маршах. 

Юлия Ли
Фото Святослава Акимова

http://smena.ru/news/2012/03/19/20066