Время немецко-фашистской оккупации Елгавы давно уже стало историей. Со дня окончания войны минуло семьдесят пять лет, в течение которых в очередной раз поменялась форма общественного строя в Латвии, и многие оценки минувшего тоже в очередной раз изменились на прямо противоположные. В очередной раз изменились и настроения масс, и многие елгавчане к событиям минувшей войны относятся сегодня уже совсем не так, как в мае 1945 года, когда пришла долгожданная Победа.

Сегодня среди названий улиц Елгавы уже нет имен Леонида Бердичевского и Бориса Федорова, командиров Красной Армии, погибших в период боев за город летом 1944 года. Нет больше и улицы имени командующего 3-м механизированным корпусом Красной Армии, участвовавшего в боях за освобождение Елгавы от немецко-фашистских захватчиков, генерала Виктора Тимофеевича Обухова.

26 апреля 1990 года депутаты городского Совета народных депутатов ХХ созыва на своей сессии постановили вернуть этим улицам их прежние названия – Гарозас, Зиргу и Лока магистрале.

Как отмечалось в опубликованном в прессе сообщении по итогам работы сессии,  “смену названий улиц ни в коей мере не стоит рассматривать как дискриминацию памяти павших во Второй Мировой войне, освободителей Елгавы и т.д. Их память в дальнейшем будет увековечена иным образом”. Каким? На этот вопрос депутаты горсовета ответа в то время не дали.

Однако последующие действия городских властей ответили на этот вопрос ясно и четко: никакое “иное увековечивание” памяти бойцов и командиров Красной Армии, погибших во время боев за Елгаву, больше не планировалось.

Вскоре после 1991 года с фасада дома по улице Светес, 27, где в 1941 году проходило формирование Елгавского батальона рабочей гвардии, была снята открытая в июле 1978 года мемориальная доска. Памятный камень, установленный в 1973 году в Дворцовом парке в честь батальона рабочей гвардии, так же был увезен в неизвестном направлении. С улиц города исчезли и другие “неправильные” памятники, а с фасадов домов — мемориальные доски.

Наконец, 21 августа 1997 года был демонтирован памятник Освободителям Елгавы, открытый в Привокзальном парке 28 июля 1984 года. Правда, политической подоплёки у этого демонтажа не было. Внутренний каркас памятник сгнил, в результате чего памятник резко накренился на одну сторону. Однако вместо того, чтобы восстановить памятник в прежнем виде, самоуправление приняло решение его демонтировать.

В городском историческом музее еще до начала третьей Атмоды (1988-1991) была демонтирована экспозиция, посвященная периоду немецкой оккупации и истории боев за Елгаву.

Будучи школьником, я неоднократно бывал в музее и осматривал эту экспозицию – именно так во мне и зарождался интерес к изучению истории Елгавы.

А в первой половине девяностых были ликвидированы существовавшие при школах с русским языком обучения Музеи боевой славы. То, что на протяжении многих лет собиралось учениками этих школ и что, по сути, являлось серьезным вкладом в изучение истории города, в новых политических условиях, когда история была отдана на откуп политикам национал-радикального толка и бывшим нацистским коллаборационистам, оказалось не просто как бы ненужным, а даже опасным для карьеры руководителей этих учебных заведений. В результате ценнейшие материалы по истории города в редчайшем случае были переданы в архив, а в большинстве случаев оказались на помойке, в результате чего школьники лишились возможности на основе документов познать одну из страниц истории родного города.

Конец ХХ-го и начало ХXI века принесли с собой еще одну проблему не только идеологического, но и нравственного порядка: в условиях, когда с подачи национал-радикалов и бывших нацистских коллаборационистов Победа 1945-го года стала восприниматься едва ли не как синоним вселенского зла, а участие многих жителей Латвии в акциях по уничтожению мирного населения в 1941-1944 годах стало едва ли не “борьбой за восстановление независимой Латвии”, вновь активизировались силы ультраправого, перконкрустовского (т.е нацистского) толка, представители которых неоднократно оскверняли память погибших красноармейцев и евреев, которые покоятся сегодня на Братских кладбищах на улице Миера и по Добельскому шоссе.

Уже в марте 1989 года неизвестные лица надругались над памятным местом за кладбищем Межа, где были расстреляны заключенные Сиерумуйжского концентрационного лагеря. Вандалы железными ломами перевернули памятник, вытоптали зеленые насаждения, подожгли скамейку.

В 1993 году в день рождения А.Гитлера, 20 апреля, в “Лесу смерти”, где трагически оборвалась жизнь тысяч евреев, выстрелами в упор была расстреляна звезда Давида на памятнике мемориала жертвам фашизма. Рядом с расстрелянным памятником, прямо на месте захоронений, были вырыты две глубокие ямы в форме прямоугольника – явный зловещий намек на новые захоронения. И после 1993 года мемориал неоднократно осквернялся — на камне появлялась то свастика, то нацистское “Sieg Heil”.

Много раз осквернялись и Братские захоронения погибших в боях за город в июле – октябре 1944 года солдат и командиров Красной Армии. Последнее по времени надругательство произошло на кладбище Зандеру, где в июне 2001 года, в шестидесятую годовщину начала немецко-фашистской оккупации Елгавы, неизвестные лица серьезно повредили установленный здесь памятник военной медсестре. 

В последние годы на средства Российской Федерации реконструированы все Братские кладбища, которые находятся на территории Елгавы. Уход за этими кладбищами осуществляет Елгавское самоуправление. Посильную помощь оказывают и местные национально-культурные общества и организации российских соотечественников.

В 2004 году вместо снесенного Памятника Освободителям Елгавы от немецко-фашистских захватчиков была открыта Памятная плита борцам с фашизмом. По мнению жителей города, Памятная плита не является памятником и не отражает все величие подвига, проявленного Красной армией при освобождении Елгавы от немецко-фашистских оккупантов. Дважды жители города обращались к руководству Елгавского самоуправления с просьбой рассмотреть вопрос о разработке проекта нового памятника, но никакого ответа на свои письма не получили.

Без ответа остались и просьбы елгавчан посадить цветы рядом с Памятной плитой, а также изменить надпись на установленном рядом с Памятной плитой указателе, где сегодня значится, что Памятная плита установлена не в честь Освободителей Елгавы от немецко-фашистских захватчиков, а посвящена жертвам нацизма, к которым, в соответствии с принятой в сегодняшней Латвии официальной интерпретацией истории Второй мировой войны, относятся и солдаты Латышского добровольческого легиона Ваффен СС.

С 2009 по 2014 год включительно Елгавское общество русской культуры «Вече» устраивало 31 июля, в очередную годовщину освобождения Елгавы от немецко-фашистских захватчиков, массовые праздничные мероприятия. Сначала они проходили на Почтовом острове, т.е. в самом в центре города, затем переместились в Парк Победы, на городскую окраину. В этих мероприятиях участвовали солисты и вокальные коллективы как из Елгавы, так и из других городов Латвии, которые исполняли песни военных лет. Мероприятия носили массовый характер и по количеству посетителей вполне могли конкурировать с теми мероприятиями, которые устраивало Елгавское самоуправление.

Естественно, что ситуация, когда общественная организация устраивала мероприятие, которое по смыслу и духу противоречило официально принятой в сегодняшней Латвии трактовке истории роли Красной Армии в освобождении страны от немецко-фашистской оккупации, а в соответствии с этой трактовкой Латвия была не освобождена, а повторно оккупирована, сохраняться долго не могла. В итоге Елгавское самоуправление сделало все от него зависящее, чтобы Елгавское общество русской культуры «Вече» не смогло больше проводить подобные массовые мероприятия для жителей города.   

На моей памяти представитель Елгавского самоуправления один-единственный раз принимал участие в памятном мероприятии 31 июля, посвященном годовщине освобождения Елгавы от немецко-фашистских захватчиков. Было это в 2009 году.

Но при этом представители Елгавского самоуправления каждый год возлагают цветы к Памятному обелиску, установленному в Елгаве на перекрестке улиц Терветес и Рупниецибас в честь солдат Латышского добровольческого легиона Ваффен СС, оборонявших вместе с немцами Елгаву в июле-октябре 1944 года.

В самом факте возложения цветов не было бы абсолютно ничего предосудительного, если бы памятное мероприятие проходило на месте захоронения бывших солдат легиона. Но открытие памятника там, где никакого захоронения никогда не было, и ежегодное возложение цветов к этому памятнику на самом деле есть ни что иное, как политическая демонстрация приверженности местного самоуправления идеологии и практике нацизма. Точно так же, как это ежегодно происходит во время шествия бывших легионеров Ваффен СС и их современных последователей к Памятнику Свободы в Риге 16 марта.    

Незнание или нравственное беспамятство – лучшая основа для всякого рода домыслов и исторических спекуляций, которые, в свою очередь, “теоретически” подпитывают деятельность латышских национал-радикалов.

Именно незнание истории своего города, а зачастую и просто нежелание знать ее такой, какой она была, при активной пропагандистской обработке населения местными и республиканскими латышскими СМИ и стало причиной того, что многие елгавчане сегодня идеализируют время немецкой оккупации, говоря лишь о том, что при немцах в городе якобы был порядок, что немцы якобы были культурные и обходительные люди и часто дарили детям шоколад. При этом вопрос о страшной трагедии, которую пережил город в период немецко-фашистской оккупации, потеряв большую часть своего населения из 34100 человек на начало войны, не просто уходит на второй план, а его как бы и не существует вовсе – все затмевают воспоминания о культуре немцев и подаренном ими детям шоколаде. И, напротив, когда речь заходит о миссии Красной Армии, все рассуждения сводятся лишь к тому, что красноармейцы были плохо одеты, были вечно грязные, вели себя грубо, нахально, не раз заявляли, что мы, мол, вас освободили и поэтому нам, де, все позволено. Особенный акцент при оценке Красной Армии в это время многие елгавчане делают еще и на том, что красноармейцы почти всегда были пьяные.

За 3 года оккупации на территории города погибли тысячи елгавчан и жителей других населенных пунктов, в первую очередь – евреев и латышей, в том числе и от рук местных фашистов. За годы немецкой оккупации на территории города погибли тысячи пленных красноармейцев. И огромное количество елгавчан было вывезено на работу в Германию, и многие из них уже никогда не вернулись в родной город. Наконец, многие елгавчане, призванные в Латышский добровольческий легион СС, отдали свои жизни за идеи фашизма, против которых в 1939 – 1945 гг. сражалась большая часть стран мира. По сути, Елгава в период немецко-фашистской оккупации пережила страшную катастрофу и население города после войны в значительной своей части формировалось заново. Забывать об этом – значит фальсифицировать историю.