Явно не успеваю за два последних дня уходящего лета изложить всю накопившуюся на душе аргументацию против грядущей «реформы».
Предыдущая публикация и ссылки на более ранние здесь:
https://www.facebook.com/vbuzaevs/posts/2351118941835522

А сейчас поговорим о востребованности русской школы.
Для оценки востребованности системы школьного образования на русском языке, следуя практике ЕСПЧ, используем статистические данные. 
Данные последней переписи населения (2011) свидетельствуют, что для 62,1% жителей разговорным языком семьи является латышский, а для остальных 37,9% — языки нацменьшинств (преимущественно русский – 37,2%). В свою очередь из 2 070 371 жителей 1 285 136 (62,1%) – этнические латыши, 557 119 (26,9%) – русские, а у 8 198 человек национальность не выбрана или неизвестна. Соответственно, нацменьшинства составляют (с учетом имеющейся неопределенности) от 37,5 до 37,9% населения. Видно, что оценка численности нацменьшинств по критериям языка и национальности практически совпадает. 
Кроме того, очевидно, что у значительной части нелатышей, которые не являются русскими по национальности, русский язык является языком семьи. Следует иметь ввиду, что это результат не столько советской политики русификации, сколько языковой политики последнего времени: в соответствии с результатами переписей 1979, 1989 и 2000 года доля нерусских нацменьшинств, использовавших преимущественно свой родной язык, была соответственно 44, 41 un 25%. 
Доля нацменьшинств среди населения в возрасте от 7 до 18 лет на год переписи составляла от 26,5 до 27,2%. Очевидное различие со «взрослой» пропорцией связано с резким ограничением рождаемости в русской среде по сравнению с комфортно чувствующими себя латышами.
Доля лиц, обучающихся на языках меньшинств, в период с 2011 по 2018 гг. колебалась в пределах 27,6- 28,7%, т.е. в точности соответствует доле нацменьшинств среди населения школьного возраста по данным переписи. При этом 96-97% этих школьников обучается на русском языке (хотя и с латышскими вкраплениями).
Несмотря на то, что выбор латышской или русской школы для ребенка ничем не ограничен, подавляющее большинство русского и остальных меньшинств выбирает школу с русским языком обучения, соответствующим, как показано выше, языку семьи. 
Качество обучения, хотя и ухудшается по мере замены родного языка обучения латышским , все же остается достаточно высоким: в 2019 году в пятерке лучших крупных школ оказались три русских — Даугавпилсская Русская школа-лицей, Рижская Классическая гимназия и Рижская 10-я средняя школа.

Вот это не только русское, но и общенациональное богатство власти и собираются пустить под нож.