Владимир Борисович Соколов

Опять не все спокойно в минобразования. Второе пришествие г–на Шадурскиса ознаменовалось новой волной хаотических заявлений и инициатив. Но это только на первый взгляд. На самом деле они направлены на достижение задуманного результата, а именно — под флагом проведения реформ окончательно уничтожить школу с частичным обучением на русском языке.

Первый раз реформа шла под лозунгом лучшего освоения госязыка. И вначале предусматривала полный переход обучения на государственный язык. Только в результате долгой и изнурительной политической борьбы был выработан временный компромиссный вариант с системой обучения в пропорциях 60 на 40%. Почему временный? В министерстве образования нет программы подготовки учителей–предметников для тех школ, где преподается 40% на родном языке. Нет также и русского отдела в минобразования, который курировал бы эти школы. Но самое главное — нет подзаконных актов и правил КМ, которые описывали бы процедуру открытия школы с частичным обучением на русском языке. На сегодняшний день они вне закона.

Г–н Шадурскис на сей раз проводит реформу под флагом экономической целесообразности. Мы все достаточно экономически грамотные и имеем калькуляторы под рукой и видим любую целесообразность в проведении реформы. Но в настоящее время одни и те же стандарты невозможно применить при закрытии школы с полным и частичным обучением на государственном языке. В первом случае при улучшении экономической и демографической ситуации работа школы может быть возобновлена. В ситуации русской школы она будет утеряна безвозвратно. Таким образом, под соусом экономической целесообразности будет происходить планомерное уничтожение русской школы.

Любопытно, что свой план г–н Шадурскис озвучил еще несколько лет назад, будучи евродепутатом, на печально известной ежегодной конференции омбудсмена Янсонса, когда после его доноса в ЦГЯ были наказаны шесть учителей русских школ. Тогда, основываясь на плане Основных направлений развития Латвии до 2020 года (где предусматривается полный переход школ на государственный язык), г–н Шадурскис озвучил свой план: по экономическим соображениям закрыть часть латышских и русских школ, высвободившиеся учителя латышских школ займут места тех учителей, которые не смогут сдать экзамен по латышскому языку при переатестации школы и переводу всего обучения на государственный язык, и таким образом автоматически произойдет замена почти всего учительского состава. В результате экономии средств оставшиеся учителя получат повышение зарплаты. Как видно, очень технологично и без лишних эмоций, как и положено профессору математики.

Уже будучи министром, г–н Шадурскис в октябре 2016 года на всякий случай подстраховался поправками о лояльности, чтобы уже наверняка освободить школы от учителей, которые не пройдут языковую аттестацию. И вдобавок теперь выдвинут план перевести все школы полностью на государственный язык обучения не к 2020 году, а к 2018–му, аккурат к 100–летию провозглашения Латвийской Республики. Что само по себе странно, ведь Латвия родилась как демократическое государство, и, согласно Закону об образовании 1919 года, существовал русский отдел при Министерстве образования, который долгое время возглавлял профессор Юпатов.

К сожалению, не закрепленный на законодательном уровне статус русской школы переводит любое ее реформирование в политическую плоскость. Действия Шадурскиса полностью игнорируют интересы родителей и школьные коллективы. А ведь большую часть времени ребенок проводит в школе, и, естественно, она оказывает на него большое влияние. Насильственное проведение реформы сродни одному из признаков геноцида — «насильственная передача детей из одной группы в другую», то есть реформу в настоящее время можно квалифицировать как «геноцид light».

В настоящее время г–н Шадурскис просто горит желанием начать реформу и для этого пытается использовать любой повод. Недавно в качестве аргумента для безотлагательного старта было выдвинуто ухудшение результатов централизованных экзаменов. Но, возможно, именно деятельность г–на Шадурскиса и приносит такие плоды?

В октябре, после внесения поправок о лояльности учителей, РОЛ просил г–н Кучинскиса освободить от занимаемой должности г–на Шадурскиса как не соответствующего занимаемой должности. Хуже русофоба на посту министра образования может быть только русофоб с инициативой. Однако он по сей день на своем месте. Русская община Латвии считает, что до принятия закона и подзаконных актов по процедуре открытия школ с частичным обучением на русском языке закрытие русских школ должно быть приостановлено.

Владимир СОКОЛОВ,

президент Русской общины Латвии.