На протяжении десятилетий между российскими и прибалтийскими историками и политиками ведется спор о реальных мотивах коллаборационистов в период Второй мировой войны. Балтийские соседи искренне верят, что таким образом их соотечественники отстаивали свою независимость. Могли ли гитлеровцы восстановить государственность Прибалтики при кардинально ином исходе войны? Нет, прибалтам было уготовано либо уничтожение, либо онемечивание, либо депортация на Восток.

Прибалтика сквозь призму расовой теории нацистов

Согласно нацистской расовой теории, прибалты относились к «восточноприбалтийскому типу», стоящему примерно на третьем месте после «арийской расы» и европейских народов, наиболее сохранивших германские корни (норвежцев, шведов, датчан). Самих прибалтов также делили на группы.

Руководитель Министерства по делам восточных оккупированных территорий Альфред Розенберг считал, что эстонцы стояли ближе всех к арийцам, так как представляли финно-угорский народ и были сильно германизированы за счет датской, немецкой и шведской кровей. На второе место по степени «ариенизированности» (ариенизированный народ — народ, который подходит для онемечивания — прим. RuBaltic.Ru) он ставил латвийцев, исключая латгальцев, чья кровь смешана со славянской.

Самым неперспективным для нацистов балтийским народом были литовцы из-за близости к полякам-славянам.

Служение и преданность немцам давали возможность для оккупированных народов продвинуться по расовой шкале Гитлера и стать более «ариенизированными». Таким образом, нацисты планировали привлечь на свою сторону большее число коллаборационистов и способствовать дроблению целых народов на множество этнических групп. Впоследствии это должно было привести к уничтожению их национального самосознания и стремления к независимости.

Однако чем хуже шли дела на фронте, тем меньше вспоминалась приверженность к «арийскому расизму». Так, для рекрутирования эстонцев и латышей в 1943 году их объявили «германскими народами», в 1944 году — «народом, родственным немцам», а к началу 1945 года в последнем пароксизме мобилизации латышей и эстонцев и вовсе объявили «фольксдойче».

Рейхскомиссариат Остланд — оплот немецкой «демократии»

Выйти из заблуждения прибалтийским коллегам также поможет знаменитый генеральный план «Ост». Из него можно узнать, что никакой отдельной Эстонии, Латвии и Литвы не было, автономия в Третьем рейхе у них также отсутствовала, но создавалось единое административно-территориальное образование (рейхскомиссариат) Остланд, которое находилось в управлении Имперского министерства по делам восточных оккупированных территорий (неофициальное название — «восточное министерство») во главе с Альфредом Розенбергом.

Составные части Остланда — Эстония, Латвия, Литва и Беларусь — не имели никакой возможности стать независимыми.

Официально это положение было закреплено в инструкции Розенберга к Генриху Лозе — рейхскомиссару Остланда — об обращении с населением оккупированных территорий: «Рейхскомиссариат Остланд должен препятствовать любым поползновениям на создание эстонского, латышского и литовского государств, независимых от Германии».

На эти территории планировалось переселить немцев, а большинство прибалтов перевезти «на русский Восток» или вовсе уничтожить. Тех, кто из местных жителей подходил для онемечивания, надлежало «культурно ассимилировать» посредством ограничения и последующего искоренения национальной культуры и насаждения немецкой, а также выделения из общей массы населения этнических немцев («фольксдойче») и их «продвижения» на все социально и культурно значимые посты. Однако вскоре гитлеровцам пришлось отказаться от идеи немедленной германизации оккупированных территорий из-за возможного роста народного противостояния.

Как немцы обвели прибалтов вокруг пальца

В реальность вышеперечисленные планы воплощались следующим образом.

Во-первых, с установлением немецкой оккупации в Прибалтике началась борьба с национальными символами. Празднование «Дня независимости», использование национальных гимнов и флагов были запрещены. В периодических изданиях слово «освобождение» употреблялось лишь в сочетании с «большевизмом»; такое понятие как «государственная независимость» в принципе ликвидировалось.

Из всех сфер общественной жизни вытеснялись национальные языки; государственным языком Остланда стал немецкий.

Во-вторых, были запрещены все объединения и политические партии, но распустить получилось не всех, и некоторые органы самоуправления сохранились. Высокопоставленный чиновник «восточного министерства» Клейст писал: «Однако при этом (при сохранении национальных «муниципалитетов») следовало избегать давать ей наименование, напоминающее о суверенитете, а лучше называть ее «местным самоуправлением»». Эти администрации стали связующим звеном между нацистами и местным населением.

Вскоре начало расти народное недовольство ими: «В народе советников все чаще называли «предателями и прислужниками немцев», а «самоуправление» называли «самоубийственным управлением»». Местные самоуправления, по словам советского историка Рашкевича, «не имели никакой самостоятельности».

«Это была приманка, чтобы под вывеской «самостоятельности» лучше выкачивать налоги и поставки, а позднее производить незаконную мобилизацию и вывоз населения из Латвии (и всей остальной Прибалтики — прим. RuBaltic.Ru)».

Формальная поддержка немцами институтов самоуправления стала прикрытием истинных планов по полной интеграции земель. После многочисленных просьб местных политических элит о восстановлении национальных правительств было проведено показное совещание фюрера с другими высокопоставленными лицами Третьего рейха. На нем было принято решение, что вопрос автономии откладывается до конца войны и что Гитлер вернется к этой проблеме, оценив поведение латышских и эстонских солдат на восточном фронте.

Надежда прибалтов восстановить свою государственность (или хотя бы получить какую-то самостоятельность) базировалась на безоговорочной преданности фюреру.

«Латыши только через борьбу и работу смогут одержать сегодня победу и завоевать свободу и независимость Латвии», — говорилось в предписании Отдела пропаганды Остланда.

Этим же объясняется противостояние нацистов созданию национальных военных формирований. Максимум, который они смогли предложить, это создать «Литовский территориальный корпус», более известный как легион Плехавичюса. Однако и он фактически находился под контролем немецкой полиции.

«Население негерманских областей должно использоваться как рабочая сила»

Прибалтика рассматривалась немцами лишь как дополнительный сырьевой придаток и источник рабочей силы. Еще 23 мая 1939 года на совещании в рейхсканцелярии фюрер заявил: «Для нас речь идет о расширении жизненного пространства и обеспечении снабжения, а также о решении балтийской проблемы. Продовольственное снабжение можно обеспечить только из районов с невысокой плотностью населения… Население негерманских областей не несет военной службы и поэтому должно использоваться как рабочая сила».

На деле было следующее. В 1941 году был издан приказ о возможности депортации народов оккупированных территорий в места, где требуется рабочая сила. 18 августа 1941 года в распоряжении рейхскомиссара Остланда отмечалось, что вся собственность, ранее принадлежавшая СССР, переходила в руки Третьего рейха. В апреле 1942 года по приказу Гитлера был разработан «четырехлетний план», который заключался в перемещении заводов Германии на Восток (то есть на территорию Остланда), разработке и добыче ресурсов на оккупированных территориях. До 1943 года крестьяне Остланда получали землю лишь на правах аренды.

Только когда немцам потребовалось усиленная поддержка своего режима, крупным домовладельцам начали возвращать право собственности на недвижимость.

К тому же прибалтийские коллаборационисты выполняли всю «грязную работу» за немцев на местах. Так, в «Замечаниях и предложениях по генеральному плану «Ост»» от 27 апреля 1942 года говорилось, что «…неприятные для русского населения мероприятия будет проводить, например, не немец, а используемый для этого немецкой администрацией латыш или литовец… Представителям этой прослойки следует прививать чувство и сознание того, что они представляют собой нечто особенное по сравнению с русскими».

Ни о каком восстановлении прибалтийской государственности с помощью немцев не может идти и речи. Так рьяно отстаиваемая прибалтами идея о защите своей независимости — один из столпов современной идеологии стран Балтии — разбивается об исторические факты.

Если бы война закончилась в пользу гитлеровцев, Прибалтика стала бы той самой территорией Остланд в границах Третьего рейха со всеми обозначенными порядками.

 80 лет «советской оккупации» Прибалтики: в чем ошибся Путин? / Оперштаб

Вам также может быть интересно:

Спецпроект RuBaltic.Ru: Когда в Кремле решили присоединить Прибалтику

Спецпроект RuBaltic.Ru: Тропой пособников Гитлера

https://www.rubaltic.ru/article/kultura-i-istoriya/20200904-vo-chto-natsisty-planirovali-prevratit-pribaltiku/?fbclid=IwAR13CXrI9BmCenzZkHs580dtVPSMOweUVsnk-pFHK72RfxK9e2NvuO_kwZw