Латвийские власти настолько увлеклись борьбой с билингвальным образованием в стране, что позабыли не только о правах человека, но и о собственной Конституции

РИГА, 8 фев — Sputnik, Андрей Солопенко. Сейм передал в парламентскую комиссию по образованию, науке и культуре поправки к закону об образовании, предусматривающие обучение в средних школах только на латышском языке. Однако думается, что депутаты поторопились, ведь, по мнению юриста Алексея Димитрова, эти поправки являются явным юридическим браком.

Латвийский парламент уже не первый раз пытается ограничить преподавание в школах не на государственном языке. Так, в 1995 году были приняты поправки к закону об образовании, согласно которым в общеобразовательных школах нацменьшинств, где латышский не являлся основным языком обучения, с 1-го по 9-й класс не менее двух, а с 10-го по 12-й класс не менее трех гуманитарных или прикладных учебных предметов должны были преподаваться на государственном языке.

В феврале 2004 года Сейм Латвии принял очередные поправки, установившие, что с 1 сентября 2004 года в 10-х классах средних школ нацменьшинств преподавание на латышском языке должно вестись не менее трех — пяти учебных часов.

Однако 20 депутатов Сейма были не согласны с этим решением и подали иск в Конституционный суд Латвии, который хоть и признал данные поправки соответствующими Конституции, но и в то же время законодательно закрепил принятые билингвальные пропорции языков преподавания.

У нацменьшинств отняли право быть

Согласно новому законопроекту, билингвального преподавания как в средних, так и профессиональных учебных заведениях больше не будет. Специалист по европейскому праву, советник фракции «Зеленые/ЕСА» Европарламента, а также один из представителей 20 депутатов Сейма, пытавшихся оспорить принятые в 2004 году нормы, Димитров заявил, что данные поправки к закону об образовании противоречат решению Конституционного суда (КС).

«Суд указал, что нацменьшинства находятся в ситуации, которая отличается от латышского большинства, и им надо гарантировать особое отношение, в частности, в сфере образования. Новые поправки ликвидируют это особое отношение для средних профессиональных учебных заведений и практически полностью для средних общеобразовательных школ, что ведет за собой явное несоблюдение принципа правового равноправия, закрепленного в решении КС, и несоответствие статье 91 Конституции Латвии», – пояснил юрист.

По его мнению, эти поправки противоречат также статье 114 Конституции Латвии, гарантирующей право национальных меньшинств на сохранение и развитие своего языка, этнической и культурной самобытности.

«Латвия присоединилась к Рамочной конвенции о защите нацменьшинств, и ее нормы могут уточнить, что конкретно входит в понимание норм Конституции. А поскольку эти поправки не соответствуют Рамочной конвенции, то они не соответствуют и 114 статье Конституции», – заключил юрист.

Политический заказ или юридический брак

Кроме того, в соответствии с новыми поправками, преподавать не на латышском языке будет запрещено не только в государственных и муниципальных школах, но и в частных учебных заведениях, что, по словам Димитрова, является полным юридическим браком.

«Во всем мире существует всеобщая договоренность о том, что нацменьшинства могут иметь свои частные школы. Еще в 30-е годы XX века суд Лиги наций рассматривал дело о сворачивании образования на языках нацменьшинств в Албании и пришел к выводу, что для частных школ такое регулирование противоречит всем основным принципам Лиги Наций», – подчеркнул Димитров.

Он также отметил, что разговор в отношении языка обучения в публичных школах, согласно интерпретации Рамочной конвенции, еще можно вести, но, что касается частных школ, то здесь действует другая норма, которая четко и ясно говорит, что государство должно гарантировать нацменьшинствам право обучаться на родном языке. Новые поправки этот пункт попросту игнорируют.

Димитров предполагает, что данный законопроект является политическим заказом главы министерства образования, а юридический департамент этого ведомства вообще не выполнил свою работу.

«В аннотации к законопроекту нет ни слова о решении Конституционного суда и о соблюдении международных норм – той же Рамочной конвенции. Из этого я могу сделать вывод, что никакого юридического анализа, необходимого для подобных законопроектов, в министерстве совсем не проводилось», – отмечает Димитров.

Юрист считает, что такой поверхностный подход к законотворчеству является результатом отсутствия механизма контроля, ведь ранее на недостатки нового законопроекта сразу бы указали и в Совете Европы, и в ОБСЕ, и в ЕС. А сейчас, когда прямого надзора больше нет, так как Латвия уже вошла в Евросоюз, а он не имеет такой четко выраженной компетенции защищать права нацменьшинств, то к этому стали относиться спустя рукава.

«Если раньше полное игнорирование решений КС не могло бы пройти, то сейчас это в порядке вещей. Политическое давление определенных правящих партий, после принятия преамбулы к Конституции, которая не является правовой нормой, стало настолько сильным, что несмотря ни на что явно бракованные законопроекты проталкиваются и двигаются вперед», – резюмировал Димитров.

Одна надежда

Тем не менее Димитров не оставляет надежды на то, что переданные в комиссию Сейма по образованию науке и культуре поправки к закону об образовании к третьему чтению могут быть существенно изменены. Ну а если же этого не произойдет, то нужно будет подавать иск в Конституционный суд.

«Конституционный суд не оценивает соответствие Конституции законопроектов, его можно использовать, только когда будет принят закон, и я считаю, что в таком случае депутаты, защищающие интересы нацменьшинств и просто уважающие Конституцию, будут обязаны это сделать», – подчеркнул юрист.

В то же время при подобном развитии событий эксперт видит два возможных сценария: КС может сослаться на предыдущую практику в деле 2005 года и признать принятый закон не соответствующим Конституции, или же суд может решить, что его предыдущий состав пришел к неверному решению в 2005 году и нужно исправить эту ошибку.

По словам Димитрова, подобная практика бывает, и даже Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) иногда пересматривает свои подходы и уже, несмотря на имеющиеся прецеденты, принимает по новым делам другие решения. Правда, эксперт заметил, что ЕСПЧ обычно применят такую практику, действуя в пользу прав человека, а не против них.

«В таких случаях ЕСПЧ не сужал, а, наоборот, расширял применительную практику и гарантировал большую защиту прав человека», — подчеркнул Юрист.

Димитров также отметил, что в том случае, если латвийский Конституционный суд придет к выводу, что настало время изменить ситуацию в отношении нацменьшинств и прекратить их защиту, то это станет очень тревожным сигналом.

«Такое решение КС шло бы прямо вразрез с общеевропейским трендом и не осталось бы незамеченным», – подытожил юрист.

Читать далее: https://ru.sputniknewslv.com/Latvia/20180208/7312768/obrazovanie-shkola-zakon.html