77-я годовщина освобождения Латвии

27 июля 1944 года бойцы Красной армии освободили город, который традиционно называют сердцем Латгалии — Резекне.

Ирония истории: чтобы подойти к этому латгальскому городу, красноармейцам необходимо было преодолеть немецкий оборонительный рубеж с символическим названием «коричневый». Воинам Красной армии удалось прорвать «коричневую» оборону.
 
Кстати, помог им в этом один из местных жителей. Михаил Ильич Казаков, в 1944 году командовавший 10-й гвардейской армией, в своих мемуарах написал, что один из крестьян деревни Кушнерово провел к Резекне обходными путями 90-й полк 29-й гвардейской стрелковой дивизии. «Появление здесь этого полка оказалось неожиданным для противника», — отметил генерал.
 
О тяжелейших боях и о важности освобождения Резекне свидетельствует такой факт: более десяти советских соединений и частей получили за успешные действия почетные наименования Режицких. В боях за город погибли тысячи красноармейцев. Под Резекне погиб и шофер командующего Вторым Прибалтийским фронтом генерала армии Андрея Ивановича Еременко. Находившийся в тот момент в машине генерал остался жив.
 
Как известно, в 1944 году город Резекне был сильно разрушен: массированные бомбардировки, упорные уличные бои… Тот же Андрей Иванович Еременко позднее вспоминал: «Когда наши воины вошли в город, он был весь охвачен пламенем. Горела железнодорожная станция, горели вагоны, оставленные панически бежавшим врагом, горело здание больницы и военные склады…»
 
Однако разрушения могли бы быть еще большими. В исторической литературе фигурирует такое утверждение: чтобы местные жители не пострадали, советские артиллеристы в ряде случаев стреляли по огневым точкам противника особыми снарядами, которые лишь создавали дымовую завесу. Под ее прикрытием красноармейцы шли в атаку, чтобы выбить неприятеля с занимаемой позиции.
 
А в самом Резекне, по воспоминаниям Еременко, произошел необычный случай: красноармейцев на одной из улиц «встретил седой как лунь житель города Звадовский. Держа в руках большие символические ключи города, он говорил со слезами: «Сыны мои, как святой Петр, отворяю вам ворота города».