Без рубрики

Александр Гильман: почему завтра надо придти на митинг?

Неоднозначная затея перевести образование в русских школах на латышский язык дошла до сейма. 8 февраля будут рассмотрены поправки к двум действующим законам — «Об образовании» и «О всеобщем образовании». 

Поэтому Штаб защиты русских школ заявил митинг у здания парламента на улице Екаба. Он состоится в 8.30 — в это время депутаты собираются на заседание. Мы просто посмотрим им в глаза…

Кому это выгодно 

Очень часто нас спрашивают — зачем нужны эти митинги, ведь практически все фракции парламента, кроме «Согласия», уже заявили о своей поддержке закона. То есть его принятие неизбежно. На самом деле ситуация куда сложнее.

Надо различать три вещи: личное мнение политика, его стремление показаться хорошим в глазах электората и политическую целесообразность. В случае перевода русских школ на латышский первые два фактора играют против нас. 

Большинство латышского электората нам не союзники, как ни печально это признавать. Недавно социологи провели опрос: 59% латвийцев за перевод школ на госязык. Как раз примерно таков процент латышей во взрослом населении страны, ведь социологи опрашивают и неграждан тоже. А политики — часть своего народа, они разделяют его заблуждения.

Зато с политической целесообразностью ситуация обстоит иначе. Через 8 месяцев состоятся выборы сейма, все мысли депутатов сосредоточены на своем будущем. И здесь можно выделить только двух выгодополучателей.

Первый, конечно, Карлис Шадурскис. Его партия «Единство» на грани непопадания в сейм. А в ней много популярных политиков. Так что если «Единство» в сейм и попадет, то внутри списка будет жесткая конкуренция. И Шадурскис набирает с помощью этого закона много вистов, чтобы оттеснить товарищей по списку. 

Возможен и другой исход: если в ближайшие месяцы социологи скажут, что у «Единства» шансов совсем мало, то Шадурскис может перейти в любую другую латышскую партию, и везде будут рады такому несгибаемому патриоту.

А второй бенефициар — это национальное объединение (НО). Перевести русские школы на латышский — это их давнее программное требование и несомненный плюс на выборах. «Вот видите, какие мы молодцы! — скажут они избирателю. — Враги тормозили жизненно важную для народа реформу, а мы ее пробили».

Тихо, приближаются выборы! 

Для прочих же латышских партий ситуация неоднозначна. Дело в том, что идет игра с нулевой суммой: чем больше голосов получит НО, тем меньше их достанется другим латышским партиям. Поэтому каждый депутат, кроме националов, голосующий за одиозный закон, с одной стороны, выполняет то, что считает правильным, а с другой — уменьшает свои планы на попадание в сейм.

И вот тут выходим на арену мы. Чем больше в обществе разногласий по национальному вопросу, тем больше латышских голосов уходит националистам. Избиратели, в обычное время голосующие за прагматиков, например, из Союза зеленых и крестьян (СЗК), при конфликте стремительно озабочиваются этническими проблемами. 

Характерный пример — предыдущая школьная реформа 2004 года. С нею совпали выборы в Европарламент. И на них 4 места из 9, почти половину, получили тогда националисты. В то время как очень влиятельные тогда СЗК и Первая партия, равно как и правившие в Риге социал–демократы, просто не прошли пятипроцентный барьер.

Поэтому для всех латышских партий, кроме НО, наши протесты — удар по шансам на выборах. А кто хочет терять интересную высокооплачиваемую работу? Поэтому для них важно, чтобы общество жило до выборов тихо, без митингов и скандалов. То есть лучше бы не было этого неприятного закона именно сейчас. Потом когда–нибудь…

Или шах умрет, или ишак сдохнет 

Но прямо так сказать невозможно — народ не поймет, НО сожрет с потрохами. Можно другое — волокитить принятие закона. И это уже происходит со всей очевидностью.

Напомню, что Шадурскис выступил со своей инициативой 6 октября и обещал представить поправки до конца месяца. Тогда премьер Кучинскис ответил — дескать, хорошо, но надо все закончить до февраля, потому что потом начнется предвыборная кампания и серьезная дискуссия станет невозможна.

Прошло между тем не три недели, а четыре месяца — и только сейчас поправки дошли до сейма. Совершенно очевидно, что такое могло случиться только при саботаже в кабинетах, куда нам доступа нет. А на дворе — тот самый февраль. А идет только нулевое чтение — потом будут еще три, еще и подписание закона у президента. Хорошо, если управятся до Лиго. И если все это время страну будут сотрясать митинги, то все более будет очевидно, что НО приобретает голоса, а другие партии их теряют. И все более вероятно, что поступит предложение — давайте прекратим этот базар и оставим все новому сейму.

А в том новом сейме, с высокой долей вероятности, Шадурскис уже не получит пост министра. Потому что для поредевшего «Единства», если оно туда попадет, важнее сохранить МИД и МВД. В общем, будет новый день и новая пища.

Поэтому не стоит считать неудачей, если, несмотря на наш митинг, сейм передаст законопроекты в комиссии. Мы на это повлиять не можем. Наше влияние проявится в другом: депутаты испугаются и продолжат саботаж уже в парламенте. Способов куча, то и дело законопроекты где–то застревают по вполне уважительным причинам.

Так что до встречи утром 8 февраля у сейма. Проведем полчаса в хорошей компании — и, глядишь, доброе дело сделаем.