История

Император Павел I в истории Елгавы

Вышла в свет новая книга историка Виктора Гущина, посвященная истории Елгавы в период Российской империи (1795-1917). Представление о содержании новой книги дают такие главы, как:

Император Павел I в Митаве 
Из писем Павла I курляндскому губернатору Ламздорфу 
Иностранцы в Митаве в 1798 году 
Губернатор Василий Карлович Дризен 
Памятник императору Павлу I 
Синяя мещанская гвардия 
Гражданская гвардия 
Граф Пален – организатор заговора против Павла I 
Несостоявшийся университет 
Губернатор Николай Иванович Арсеньев 
Чиновники Курляндской губернии 
Митавский магистрат 
Перемены в полиции 
Император Александр I в Митаве 
В ожидании королевы Пруссии Луизы 
Российская армия в Митаве в 1804-1807 гг. 
Городская милиция 
Губернатор Василий Данилович Гоггер 
Императрица Елизавета Алексеевна в Митаве 
Посол Франции в России граф де Лористон в Митаве 
На службе России 
Накануне войны 1812 года 
Отставка губернатора Гоггера 
Губернатор Фёдор Фёдорович Сиверс 
Источники и литература 
Приложение. Табель о рангах 

Конец XVIII в. – начало XIX в. – это время революционных перемен в Европе и мире. Образование Северо-Американских Соединенных Штатов (4 июля 1776 г.) и Великая Французская революция (14 июля 1789 г. – 9 ноября 1799 г.) с последовавшими за нею бесчисленными войнами на европейском континенте знаменовали собой не только начало формирования нового политического центра влияния вне Европы, но и очередной этап активной борьбы за передел политического влияния в Европе.

Ветер перемен не обходит стороной и Прибалтику. В результате третьего раздела Польши к Российской империи присоединяется Курляндское герцогство.

Как отмечалось в предисловии к первой книге очерков истории Елгавы в период Курляндского герцогства, уже герцог Якоб (1642–1682), один из самых выдающихся правителей в истории Курляндского герцогства, неоднократно выступал с дипломатическими инициативами, направленными на то, чтобы Курляндское герцогство перешло «в полное защищение и подданство» России. Планам герцога Якоба суждено было сбыться спустя более чем сто лет, когда в 1795 году Курляндский ландтаг принял решение о присоединении Курляндского герцогства к России. Курляндское герцогство преобразуется в Курляндскую губернию, и в Митаве теперь располагаются губернские правительственные учреждения.

Император Павел I пристально следит за всем происходящим на вновь присоединенной к Российской империи территории. Его переписка с губернатором Матвеем Ламздорфом позволяет увидеть, сколь внимателен был император к любому, даже самому, казалось бы, незначительному вопросу из жизни Курляндской губернии, и, что сегодня кажется удивительным, в этой переписке Павел I предстает отнюдь не в образе самодура или деспотичного монарха, как многие привыкли считать, а в образе очень разумного государя, который решение многих вопросов вполне демократично возлагает на губернатора М. Ламздорфа.

С именем Павла I в истории Елгавы связано многое. Это и «колонна Дризена» – памятник императору, установленный губернатором Дризеном неподалеку от тогдашней Митавы; и пребывание в Митаве в 1799–1801 гг. будущего короля Франции Людовика XVIII со своей свитой; и проживание в Митаве, а также в своих загородных поместьях в Гросс-Экау (Иецава) и Кауцминде графа П.А. фон дер Палена, виднейшего в прошлом сановника Двора императора Павла I и одновременно руководителя дворцового переворота в ночь с 11 на 12 марта 1801 года, когда Павел I был убит самым жестоким образом.

Присоединение к России позволяло Курляндии рассчитывать на военную защиту со стороны Российской империи, но это, тем не менее, не давало стопроцентной гарантии того, что военное лихолетье больше никогда не придет на берега Балтийского моря. Уж слишком важное значение эта территория имела для главного возмутителя европейского спокойствия, каковым в то время являлась Франция Наполеона Бонапарта, мечтавшим о покорении России.

А самый короткий путь к столице Российской империи Санкт-Петербургу шел как раз через Курляндию, Лифляндию, Эстляндию. И в период Отечественной войны 1812 года, с июня по декабрь, Курляндия пережила тяжелую французскую оккупацию.

Освобождение Курляндии от французской оккупации и восстановление на ее территории действия законов Российской империи, а также принятый в 1817 году императором Александром I указ об отмене крепостного права в Курляндии (на что в период своего господства не решились ни немцы, ни шведы, ни поляки), создали благоприятные условия для развития на территории Лифляндии и Курляндии при поддержке Российской империи латышского языка и латышской культуры.

5 января 1822 года в Елгаве вышел первый номер «Latviešu Avīzes» – первой газеты на латышском языке, которая издавалась до 27 апреля 1915 года.

Ещё одним результатом вступления Курляндии в состав Российской империи стало постепенное распространение здесь традиций и практики городского строительства Российской империи. Это обстоятельство, вне всякого сомнения, способствовало тому, что Митава стала намного быстрее, чем раньше, застраиваться красивыми каменными домами.

Можно назвать и ещё один результат вступления Курляндии в состав Российской империи – начало становления гражданского общества. 23 ноября 1815 года в Митаве было основано Курляндское Общество литературы и искусства (Die Kurländische Gesellschaft für Literatur und Kunst), которое не только оставило заметный след в истории Митавы XIX века, но и положило начало формированию самых разных общественных организаций, в том числе и латышских, как в Митаве, так и в Курляндской губернии в целом.

Можно сделать вывод, что вступление Курляндии в состав Российской империи привело, как минимум, к четырём положительным результатам для Курляндии и Митавы, а также для всей территории будущей Латвии:
1) вся территория современной Латвии оказалась в границах одного государства, Российской империи, что при постепенном изменении социально-экономического положения латышей после отмены крепостного права, а также при поддержке Россией латышской культуры и образования на латышском языке сыграло положительную роль в процессе становления латышской национальной интеллигенции и формирования латышской нации;
2) исключая шестимесячный период Отечественной войны 1812 года, на территории Лифляндии и Курляндии в течение 120 лет не было военных действий;
3) ускорилось экономическое развитие Курляндской губернии и Митавы как её административного центра, что способствовало росту численности населения в городе, в том числе латышей, которых в 1897 году из 35 131 человека было уже 45,7 процента (немцы – 27,7%; русские – 11,3%; евреи – 9,1%);
4) в результате учреждения общественных организаций, в том числе латышских, началось постепенное формирование гражданского общества как активного участника управления процессами в сфере культуры и экономики.

Политика Российской империи в Курляндии в конце XVIII в. – первой четверти XIX в. демонстрирует, с одной стороны, подтверждение многовековых правовых привилегий немецкого национального меньшинства. Несмотря на принятие решений, направленных на усиление позиций русского языка, немецкий язык ещё очень долго остаётся или главным языком, или одним из языков общения руководства Курляндской губернии и Митавы, а также языком делопроизводства и официальных СМИ. Позиции русского языка вплоть до конца XIX века остаются слабыми.

С другой стороны, руководство Российской империи принимает решения, направленные на социально-экономическое развитие латышского населения, неизбежным результатом которого стали постепенный подъём культурной и экономической активности латышей.

Уже к середине – второй половине XIX века проводимая Российской империей в Лифляндии и Курляндии национальная политика привела к образованию единой латышской нации.
Если бы в 1812 году Курляндия осталась под французским господством, формирование единой латышской нации было бы невозможно и (этот вывод очевиден) было бы невозможно и образование в начале XX века независимого Латвийского государства.

Таким образом, именно политика Российской империи, в том числе в национальном вопросе, несмотря на имевшие здесь место временные перегибы, создала объективные предпосылки для создания независимого Латвийского государства в 1918–1920 гг.

К сожалению, положительный опыт национальной политики Российской империи оказывал влияние на национальную политику нового государства очень непродолжительное время, лишь до 15 мая 1934 года, когда власть захватили антидемократически настроенные политики во главе с Карлисом Ульманисом, главная цель деятельности которых сводилась к построению государства в интересах только одной нации – латышской, и с одним государственным языком – латышским. В исторической науке главным стало отрицание достижений Российской империи и создание мифологизированной истории борьбы латышского народа за свою независимость.

Однако если вернуться к концу XVIII – первой четверти XIX века, то Митава продолжает оставаться преимущественно немецким городом. В конце XVIII века здесь проживали около 10 тысяч жителей, из них 5120 немцев, 3456 латышей, 1039 евреев, а также поляки, литовцы. Русских было всего 2,4 процента, или около 240 человек.

Виктор Гущин

Фото — книжный магазин Polaris.