Русские Латвии

Леоинд Ленц идет на поправку

Игорь Пименов: Принялся писать отчёт за неделю, и тут получаю письмо от Любови Кашириной (Любовь Каширина) ) с вопросом, не знаю ли, как себя чувствует Леонид Ленц. Любовь и её отец – давние слушатели «Литературных прогулок».
 
Звоню Свете Видякиной. Та рассказывает: они с Лёней в реабилитационном центре в Сигулде до 5 мая. Лёня уже сидит на кровати, ест правой рукой, иногда встаёт в полный рост, но не ходит, поскольку левая сторона тела ещё парализована.
 
Тут я решаюсь спросить – а он говорит? «Да сейчас», – отвечает Света, – и я слышу голос Леонида. Он говорит. Лёня говорит так, как говорил всегда. Никакого отличия. Обращается ко мне, будто и не случилось ничего. Будто встретил его в Старой Риге по дороге в театр. Говорит ясно, без запинок. Радуется! Бодро (!) говорит.
 
Признаться, у меня перехватило дыхание.
 
Просит передать, что всех благодарит. Ему очень помогли. Я говорю что-то, что ждём его, что хотим видеть на сцене. «А я как этого хочу!» – перебивает.
 
Потом получаю от Светы позволение написать об этой встрече и обо всём, что узнал. Она просит сообщить всем, что Леонид попросил у Отца Сергия Назарова провести молебен во славу тех, кто ему помогал. И молебен служили в храме Андрея Первозванного в Сигулде. Переспрашиваю, чтобы не ошибиться. Кажется, всё точно написал.
 
(UPD: Подумал, а те, что помоложе, знают, кто такой Леонид Ленц? Прилагаю фотографию. С 1988 года актёр Рижского русского театра. Мне запомнились навсегда две его роли — в «Цене» и в «Людях и мышах». Кому-то — другие. Хороший актёр. Когда-то с дочерью несколько месяцев подряд по воскресеньям с утра слушали по «Домской площади» его «Литературные прогулки с Пушкиным».)