Пятница, 12 августа, 2022

НАША ПРЕССА

«Небываемое бывает!»

 
В последние годы, давая анонс нового номера журнала BALTFORT, главный редактор Юрий Мелконов начинал его петровскими словами: «Небываемое бывает!»
 
И этот анонс можно начать теми же словами: «Небываемое бывает!»
 
Вышел в свет новый 39 номер BALTFORTа.
 
Впервые Балтийский военно-исторический журнал вышел без своего главного редактора, задумавшего и создавшего его в 2007 году.
 
Спасибо всем, кто оказал поддержку, спасибо нашим авторам.
 
Содержание
Слово о Юрии Мелконове
А. Ю. Носкова. Опасный рейс (Баку – Астрахань) (Из воспоминаний Юрия Николаевича Мелконова)
Ю. Н. Копляков. Он больше не «без вести пропавший»!
С. А. Данилина. Фрегат «Штандарт» в Риге
Историческая часть
С. А. Данилина. 300 лет заключения Ништадтского мирного договора
Прибалтийская стратегическая наступательная операция. Освобождение Риги
Генерал-майор Николай Петрович Якунин
В. А. Богов. Девять огненных дней
С. С. Смеян. Бессмертная подводная лодка «Лембит»
С. А. Макеева. Крепость Петра Великого
Новые книги
 
Журнал открывают слова о Юрии Юрьевиче Мелконове. Несколько страниц отведены фотографиям из его личного архива. BALTFORT осиротел, оставшись без главного редактора. Юрий Юрьевич начал работать над этим номером. А мы продолжили его дело. Статья Альбины Юрьевны Носковой рассказывает о рейсе теплохода «Москва» по маршруту Баку – Астрахань в 1941 году. Это воспоминания отца Юрия Юрьевича Мелконова и Альбины Юрьевны Носковой – Юрия Николаевича Мелконова.
 
«В 1942 году практически все рейсы были опасными, т. к. немец уже рвался на Кавказ. Теплоход «Москва», на котором мой отец служил судовым врачом, должен был выйти в рейс на Астрахань. (До революции пароход назывался «Императрица Мария Фёдоровна».* – Прим. Ю. Ю. Мелконова.) Надо было эвакуировать госпиталь из-под Сталинграда.
Я в это время окончил 7 классов и, не оставшись на выпускной вечер, спешил отправиться с отцом в этот опасный рейс в море. Если окончание школы и экзамены были в мае, то, наверное, это было в середине или в конце июня. Мы с отцом пошли в кадры пароходства, где отец просил взять меня в рейс в качестве санитара, т. к. учеником кочегара не разрешили, потому что мне было только 15 лет.
 
Я видел погрузку военной техники и боеприпасов на теплоход… началась погрузка госпиталя – весь штатный состав госпиталя плюс раненые. Вот тут-то и началось самое страшное. Налетели фашистские бомбардировщики. Наш ДШК и 45-мм пушка, как могли, вели огонь по самолётам. Ну, конечно, и весь порт грохотал. Зенитных батарей было достаточно, задача была выполнена. Прицельные бомбометания самолёты вести не могли. Бомбы рвались кругом, но Бог миловал, обошлось без попаданий.
 
Но в этой обстановке, в этом аду… Раненые падали в воду между причалом и теплоходом. Тех, кто упал в воду, старались зацепить багром с крюком, чтобы поднять на борт…»
Статья Юрия Николаевича Коплякова рассказывает о том, как удалось узнать о судьбе деда автора Ивана Андреевича Коплякова, долгие годы считавшегося без вести пропавшим. Благодаря работе поисковиков удалось найти братскую могилу, в которой он похоронен, узнать о его судьбе.
 
Родственники посетили мемориал в микрорайоне Боровуха белорусского города Новополоцка. Поисковики установили имена похороненных в братской могиле военнопленных Шталага-354. Городские власти изготовили и установили там мемориальные плиты с именами узников лагеря. Статью Юрий Копляков посвятил своему другу Юрию Мелконову.
 
Статья Светланы Данилиной «Фрегат „Штандарт” в Риге» рассказывает об истории легендарного петровского фрегата, о строительстве точной копии одного из первых петровских парусников.
 
Идея о восстановлении петровского «Штандарта» принадлежит выпускнику Ленинградского кораблестроительного института Владимиру Вячеславовичу Мартусю, который 4 ноября 1992 года вместе с группой единомышленников взялся за строительство исторической реплики фрегата. Корабелы начинали работу втроём, каждый год количество строителей удваивалось, и к окончанию реставрации в команде было уже около 60 человек.
 
Городские власти Санкт-Петербурга оказывали поддержку. Все работы энтузиасты вели сами – рубили лес, лиственницы, необходимые для корабля, ковали гвозди и т. д.
Чертежи первого фрегата не сохранились. В работе использовали собранные ещё в 1988 году историком Эрмитажа Виктором Крайнюковым разрозненные архивные документы петровской эпохи, в том числе и документы Олонецкой верфи. Благодаря этому был восстановлен облик корабля. Судомоделист Григорий Атавин по восстановленным чертежам построил модель фрегата.
 
Двое ближайших помощников Владимира Мартуся отправились в Америку учиться кораблестроению.
 
Работы по строительству фрегата продолжались 6 лет. 4 сентября 1999 года на верфи «Петровское Адмиралтейство» в Санкт-Петербурге на воду была спущена историческая копия фрегата «Штандарт». Тогда же корабль был введён в эксплуатацию.
 
В петровском «Штандарте» воплотились традиции голландской и английской кораблестроительных школ. В статье приводятся интереснейшие материалы с сайта «Штандартъ».
«Характерным для голландских кораблей была способность плавать по мелкой воде – в связи с тем, что в Голландии многие корабли строились в районах с неглубокими каналами. Отсюда широкая, почти прямоугольная форма шпангоутов, плоское днище, большая относительная ширина. По сравнению с английскими кораблями с тем же вооружением осадка у „голландцев” была значительно меньше. В открытом море, при больших глубинах, где якорь не достанет до дна, необычайно важна способность парусного корабля выходить „на ветер”, лавировать. Эта способность всегда отличала английские корабли. Чтобы достичь хороших лавировочных качеств, англичане делали шпангоуты более заостренными, с увеличенной килеватостью, и оснащали корабли развитым парусным вооружением.
 
Петр проектировал „Штандарт”, совмещая лучшие стороны двух кораблестроительных школ: необходимую для плаваний в Финском заливе уменьшенную осадку и высокий стройный такелаж английского образца».
 
«Технические характеристики фрегата „Штандарт”:
– водоизмещение – 220 т;
– длина – 34,3 м;
– длина по верхней палубе – 25 м;
– ширина по мидель-шпангоуту – 6,9 м;
– осадка – 3,3 м;
– двигатели – паруса, 2 х Volvo Penta TAMD 122P,
560 л. с.;
– площадь парусности – 620 м².
 
Фрегат «Штандарт» имеет полновесную государственную регистрацию как спортивное учебное судно с экипажем 36 человек и районом плавания 2 (это означает 200 миль от порта-укрытия, и силу ветра до 28 м/с и волну до 7 метров)».
 
Также в статье рассказывается о парусном фестивале в Риге, собравшем в июле этого года три парусника – фрегат «Штандарт», херрен-яхту «Либава» и галиот «Хьёртен».
Фотография «Штандарта» – на первой обложке журнала.
 
Историческую часть журнала открывает статья Светланы Данилиной «300 лет заключения Ништадтского мирного договора». В статье рассказывается об основных фактах и итогах Северной войны, о предшествовавшем перемирию Аландском конгрессе, о том, в какой исторической обстановке проходили русско-шведские переговоры в Ништадте, об условиях Ништадтского мирного договора, о празднованиях в честь заключения мира.
 
«Дипломатическая тактика России была подкреплена и действиями на практике – одновременно с переговорами применялось военное давление. Во время переговоров, когда шведская сторона проявляла неуступчивость, на её берега высаживался десант, „дабы (по меткому выражению Петра I)
выя гнулась лучше”».
 
Основными положениями договора были заключение вечного и неразрывного мира между царём русским и королём шведским и их преемниками; прекращение всех военных действий в 14-дневный срок; передача Швецией России в вечное владение Лифляндии, Эстляндии, Ингерманландии, части Карелии; возвращение Финляндии Россией Швеции; свободное вероисповедание на данных территориях.
 
Ништадтский мирный договор устанавливал вечный мир между Россией и Швецией и запрещал им вступать в союзы, направленные друг против друга.
Россия возвращала Швеции большую часть Финляндии, занятой русскими войсками, а также обязалась уплатить в качестве компенсации Швеции 2 миллиона ефимков.
 
Статья иллюстрирована картинами и гравюрами, рассказывающими о сражениях Северной войны и об исторических моментах, связанных с заключением мира.
На одной из гравюр 1722 года художника Джона Смита – фейерверк и иллюминация в Амстердаме 9 декабря 1721 года по случаю заключения Ништадтского мира.
На исторической обложке журнала – фотография скульптурной группы «Аллегория Ништадтского мира» («Мир и Победа»). Скульптор П. Баратта. 1722 год. Скульптура находится в Летнем саду Санкт-Петербурга.
 
Статья «Прибалтийская стратегическая наступательная операция. Освобождение Риги». Это материалы с сайта «Календарь Победы» https://pobeda.elar.ru/.
В статье об освобождении Прибалтики приведены только факты. Многие из них до настоящего времени не публиковались – много материалов в недавнее время было рассекречено и обнародовано.
 
Например, приводятся имена бойцов разведгруппы, первыми высадившихся на захваченный немцами берег Киш-озера, имена восемнадцатилетних солдат-водителей амфибий, переправивших в ночь на 13 октября 1944 года через 3 километра по озеру группировку войск Красной армии и совершавших под обстрелом по 15-20 рейсов со скоростью 12 км/ч.
«Первыми через Киш-озеро переправились бойцы 285-го батальона, назначенные командиром в разведку: сапёры – рядовые Павел Фёдорович Давыдов, Пётр Филиппович Голосов, Николай Иванович Веткин и автоматчики сержант Михаил Егорович Волков, ефрейтор Виктор Алексеевич Дикаркин и рядовые Донат Дмитриевич Доценко и Леонид Григорьевич Дюшков. В их задачу входила разведка пути прохода для подразделений батальона. Переправиться на вражеский берег разведчикам удалось незаметно. Ступив на твёрдую землю, они сразу же обнаружили минное поле. Сапёры принялись за привычное дело и за короткий срок обезвредили 360 мин. Когда враг обнаружил группу, по смельчакам был открыт миномётно-пулемётный огонь. Ефрейтор Дикаркин резким броском вперёд преодолел полосу миномётного огня, ползком подобрался к огневой позиции вражеского пулемётного расчёта и в упор расстрелял его из автомата. Другой пулемётный расчёт уничтожил рядовой Доценко, зайдя к нему с тыла и забросав гранатами. Разведка передовой группы прошла успешно: было обследовано железнодорожное полотно, территория ближайшей фабрики, Рижское шоссе, обнаружен склад боеприпасов. Выполнив поставленную перед ними задачу, разведчики обеспечили успешную высадку десанта на своём участке. Все участники этой разведгруппы были награждены медалями „За отвагу”».
 
В Прибалтийской стратегической наступательной операции с 14 сентября по 22 октября 1944 года принимали участие 900 тысяч солдат и офицеров, было задействовано 17 500 орудий и миномётов.
 
На первой странице журнала – фотографии к этой статье. На старых снимках – машины-амфибии и бойцы после десантной операции; командующий 1-м Прибалтийским фронтом генерал армии И. Х. Баграмян; командующий 2-м Прибалтийским фронтом генерал армии А. И. Ерёменко, обходящий строй воинов при награждении их боевыми орденами. Генерал, получивший тяжёлое ранение ещё в 1941 году, обходит строй, опираясь на трость.
 
В статье «Генерал-майор Николай Петрович Якунин» приводится послужной список погибшего 30 сентября 1944 года на 2-м Прибалтийском фронте при освобождении Латвии генерала, захороненного в Мадоне.
 
Статья историка постоянного автора журнала Влада Богова рассказывает о первых днях Великой Отечественной войны в Риге, о том, как немецкие войска захватывали город, о боях и разрушениях, об эвакуации мирных жителей, о действиях пятой колонны. В тексте приведены воспоминания очевидцев и участников событий. Статью сопровождают фотографии тех времён – разбитые орудия на улицах города, разрушенные здания, разгромленная церковь святого Петра и лежащая в руинах Ратушная площадь.
«22-е июня. Воскресенье…
 
Началась эвакуация жителей и происходит в восточном направлении Резекне и Даугавпилса, на Полоцк, Опочку, Остров. Из Риги направляются по Псковскому шоссе и на Валку. Эвакуация на восток продолжалась 4 дня. Вечером 22-го июня началась эвакуация рижского порта. За одну смену погрузили около 200 вагонов, непрерывно работали 14 кранов. Эвакуация порта продолжалась 5 дней, однако было вывезено только самое ценное».
 
Статья капитана 1 ранга в отставке Семёна Семёновича Смеяна, полученная из Таллинского клуба ветеранов флота, посвящена 85-летию легендарной подводной лодки «Лембит».
Сошедшая в 1936 году со стапелей британской верфи «Виккерс-Армстронг» подводная лодка «Лембит» получила название по имени народного героя Эстонии и изначально находилась на службе в эстонской армии.
 
Потом над её кормой был поднят флаг Военно-морского флота СССР. В годы Великой Отечественной войны лодка героически сражалась на Балтике.
П/л «Лембит» стала символом мужества моряков-подводников. Они называли лодку «Бессмертная». Статья снабжена интереснейшими фотографиями – на них люди, служившие на «Лембите».
 
Заведующая музеем «Дом Меншикова» Светлана Александровна Макеева в статье «Крепость Петра Великого» рассказывает о малоизвестной петровской крепости, построенной посреди России в 1702 году. Царь, занимавшийся строительством флота в Воронеже, по пути с липецких «железоделательных» заводов останавливался в этих местах для отдыха. Однажды его обоз подвергся нападению разбойников.
 
Государь хотел казнить злоумышленников, но за них вступился сопровождавший его друг и соратник Александр Данилович Меншиков, обещая перевоспитать население этих мест. Пётр внял просьбе, лично начертал план крепости, назвал её Ораниенбургом и подарил во владение Меншикову. Крепость была возведена немногим ранее Шлиссельбургской и Петропавловской и стала своеобразным «полигоном», на котором оттачивались навыки строительства крепостей. Царь присутствовал при завершении работ и установлении ворот.
Изначально крепость использовалась для увеселений. Затем стала местом ссылки не только своего хозяина – наисветлейшего князя Меншикова, впавшего в немилость при смене власти, но и других царственных особ. В частности, сюда из Динабурга в 1741 году было перевезено семейство Брауншвейгских – малолетний Иоанн VI c бывшей правительницей России Анной Леопольдовной и отцом Антоном Ульрихом. Крепость видела и других узников.
 
В настоящий момент крепость не сохранилась. На её месте находится городской парк, в котором можно увидеть места бастионов. В реконструированном Доме Меншикова размещена экспозиция краеведческого музея города Чаплыгина. Именно так в 1948 году был переименован город – в честь своего уроженца, математика, основоположника современной аэродинамики и механики Сергея Алексеевича Чаплыгина. Имя Раненбург (народный вариант Ораниенбурга) сохранилось лишь в названии железнодорожной станции.
 
В рубрике «Новые книги» журнал рассказывает о книге Влада Богова «Саласпилс. Забытая история». «Это сборник фотодокументальных свидетельств о злодеяниях немецких нацистов и их пособников в годы германской оккупации Латвии в 1941–1945 годах. Книга содержит архивные фотоматериалы Чрезвычайной республиканской комиссии,
проводившей расследования преступлений нацистов на территории Латвии, материалы из архива Рижского военного музея, а также фотоматериалы Германского государственного архива. В сборник вошли исследования по документам Латвийского государственного исторического архива, касающиеся истории лагеря в Саласпилсе для гражданских лиц, а также лагеря для советских военнопленных в Риге и Саласпилсе». Книга готовится в публикации.
 
В той же рубрике журнал BALTFORT поздравляет историка, публициста и общественного деятеля Виктора Ивановича Гущина с выходом серии книг.
К 800-летию Елгавы автор планирует издать огромный многотомный труд, призванный рассказать об истории города. Большинство книг должно выйти к 2026 году, когда
Елгаве исполнится 800 лет. На сегодняшний день изданы 7 книг, до конца года свет должна увидеть книга по истории Елгавского дворца в 1795–1917 годах.
 
Основой для всех книг послужили архивные материалы Латвийского государственного исторического архива в Риге и Российского государственного исторического архива в Санкт-Петербурге.
 
На первой обложке журнала – копия петровского фрегата «Штандарт», сделанная командой энтузиаста, корабела и настоящего мастера Владимира Мартуся.
С этой фотографии, которая появилась в серии публикаций Сергея Мелконова, сделанной на ФБ ещё в июне, и начался этот номер.
 
На последней странице обложки – конный памятник Петру I и А. Д. Меншикову. Памятник установлен в городе Чаплыгине (Ораниенбурге (Раненбурге)) в Липецкой области в 2013 году. Фотография Сергея Русина.
Электронный вариант будет размещён на сайте www.melkon.