Суббота, 13 апреля, 2024

77-я годовщина Великой Победы над нацистской Германией (1945-2022)

Политолог: «В воздухе нашей страны разлиты страх и ненависть»

Политолог Данута Дембовская дала оценку событиям 9-10 мая. Она считает, что памятник Победы превращается в символ сохранения элементарного самоуважения к себе русскоязычных жителей.

«Вчера у меня не хватило слов. Попытаюсь сформулировать сегодня.

Для кого-то в нашей стране украинский флаг — это всего лишь фиговый листок, прикрывающий низость, утробный национализм и презрение к человеческому достоинству.

Именно поэтому вчера — 10-го, а не 9-го мая — к памятнику пришли с цветами, в том числе, и те, кто в последние годы дистанцировался от мероприятий возле монумента в Пардаугаве. Те, кто, безусловно осуждая российскую агрессию в Украине, посчитал, что, возможно, после 24 февраля в этом году будет правильно иначе отмечать День победы. Те, кто — и это грустная ирония судьбы — пытался на своем примере, доказать, как ущербно этническое голосование, часто делая выбор или хотя бы посматривая в сторону Attīsībai/Par!, взрастившего мэра Стакиса.

…В 1990 году мне было 11 лет, и я никак не могла проголосовать на том самом референдуме за независимость Латвии. Но я знаю, что среди тех 73,68% были голоса русскоязычных латвийцев. Голос моей мамы, голоса родителей моих друзей. То поколение было сломлено не только обнищанием и утратой социального статуса в 90-е, но и тем, что их оттолкнуло независимое государство, которое они тоже хотели возрождать.

Трактор Стакиса прошелся не просто по ковру из цветов, он сделал с уже следующими поколениями русскоязычных латвийцев то же самое. Спустя 32 года золотой мальчик, сын министра Мартиньш Стакис, которому в 90-м тоже было 11, переехал будущее страны. Круг замкнулся.

До 10 мая еще можно было как-то наклеивать бирку «столб оккупации» на монумент в Пардаугаве, но вчерашние события отчетливо показали: памятник превращается в символ сохранения элементарного самоуважения к себе русскоязычных жителей. И отнюдь не только тех, кто является поклонником путинского режима. То, что между поддержкой политики Кремля и желанием русскоязычных сохранить самоуважение, что эмоционально невозможно, невыносимо, если ты отрекся от своих бабушек и дедушек, ставится знак равенства — это самая большая ошибка политического истеблишмента Латвии, которая может стоить слишком дорого всему обществу.

Мы никогда, с начала 90-х, не были так близки к горячей фазе межэтнического конфликта.

Я с ужасом понимаю, что политическое решение о сносе памятника — принято. Пусть не кровью поклялись, но публично, еще до 9 мая, заявили о том, что «карфаген должен быть разрушен» три первых лица государства: председатель Сейма, президент, премьер-министр. Я допускаю, что после вчерашних событий у памятника, помноженных на доклад Бюро по защите Сатверсме о рисках сноса монумента, кто-то из политиков поразумнее хотел бы, как Гермиона Грейнджер, вернуться в март-апрель и изменить ход истории.

Но так не бывает. Мы не волшебники. Менее чем за пять месяцев до выборов никто не рискнет совершить политическое самоубийство во имя благородной цели — мира в обществе — ввести мораторий на обсуждение судьбы монумента.

Русскоязычные жители пока находятся в понятной временной эйфории: удалось мирно повторить цветочный ковер, Рижская дума была вынуждена публично пообещать не убирать цветы до увядания. Но нужно возвращаться в реальность, вероятно, уже принятых политических решений. После этой небольшой, но такой важной цветочной победы.

..Внешние границы Латвии надежно охраняет НАТО, но никто, кроме нас самих, не убережет нас от самих себя, от внутренней катастрофы, пожирающей общество и государство. В воздухе нашей страны разлиты страх и ненависть.

Как нам теперь жить дальше?»