Суббота, 31 июля, 2021

Россия - Латвия

Шенхофс: «Отношение латвийских властей к русскоязычным меня не просто задевают — они меня бесят!» 

Книга, которая стала сенсацией: история страны в отдельно взятой биографии. На прилавках магазинов Polaris и Jāņa Rozes grāmatnīca появилась книга Элины Чуяновой и Гунтиса Шенхофса «Исповедь латыша. Жизнь как карты». Книга-бомба, книга-откровение…
 
На примере отдельно взятой биографии в ней как в зеркале отразилась вся история страны. Не лживая и лицемерная, которую навязывают нам современные Янисы, не помнящие родства, а правдивая и настоящая.

«Исповедь латыша» — это очень смелая книга. Далеко не каждый человек решится на такие откровения, на которые отважился Гунтис Шенхофс — создатель и бессменный директор баскетбольной школы «Рига», руководитель Европейской юношеской баскетбольной лиги. Для того чтобы так резать правду-матку, идущую вразрез националистической государственной политике, нужно как минимум иметь сердце Дон Кихота.

Книга читается взахлеб, увлекая с первой страницы. Перед читателем разворачивается захватывающая история, написанная потрясающим языком и щедро приправленная воспоминаниями о жизни в некогда единой стране, размышлениями о сегодняшнем дне, юмором с легкой грустинкой… А один из ее главных мессиджей — искренняя симпатия к русским, которая ощущается буквально в каждой строчке.

«Суббота» встретилась с Гунтисом Шенхофсом, чтобы поговорить о создании книги.

В тандеме с Элиной Чуяновой

— Гунтис, как вам пришла в голову эта мысль — написать книгу о себе?

— Эта идея одновременно родилась у нас с Элиной Чуяновой — фантастическим журналистом и замечательной женщиной. Она регулярно интервьюировала меня на протяжении нескольких лет, и мы вместе подошли к тому, что через мою личную жизнь можно рассказать правду о разных периодах нашей страны, в том числе и о том, что творится в Латвии сегодня.

Мне кажется, что моя биография — пестрая, насыщенная и противоречивая — может увлечь читателя. Но прежде всего я посвящаю эту книгу своему сыну, внукам и молодому поколению в надежде, что они почерпнут из нее что-то действительно полезное для себя.

— Рассказывая о своей жизни, невозможно не рассказать о людях, которые вас окружали. Многие известные в Латвии лица упоминаются в книге в нелицеприятном или спорном контексте. Вы не боитесь мести, негативных отзывов?

— А чего мне бояться? Все, о чем я написал в своей книге, правда. В первую очередь я в ней «раздеваю» себя, показывая свою жизнь не только с положительной, но и с нелицеприятной стороны, — а значит, имею полное моральное право «раздеть» кого-то еще. В книге нет ни одной выдуманной истории или фамилии, все подлинные. Мнения несогласных меня особо не интересуют, а вот подискутировать с ними было бы интересно. Месть? Конечно, со стороны власть имущих, возможно, будут предприняты какие-то шаги в отношении меня. Поживем — увидим.

Я уже слышал разные отзывы на свою книгу, в том числе и такой: «Как ты мог?! Ты же латыш, елки-палки!» В ответ я задаю встречный вопрос: «А разве я в чем-то соврал? Тебя устраивает эта жизнь? Тогда живи. А если нет, то надо что-то менять!» Может быть, моя книга даст толчок к этим переменам и поможет кому-то задуматься над тем, как мы живем.

— Латышский вариант вашей книги вышел на месяц позже, чем русский. Вы что-то смягчали, чтобы быть понятым не только русской аудиторией?

— Нет, я ничего не смягчал. Причина задержки издания была в том, что латышский язык не настолько богат, как русский. У Элины Чуяновой каждая фраза в тексте отточена до блеска. А вот перевод был не очень удачным. Поэтому в латышской редакции пришлось многое переделывать, улучшать.

Протест и провокация

— Ваша семья прошла через страшные испытания, в том числе через сибирскую ссылку. Но, в отличие от современных историков, вы вините в этом не только русских, а пишете о латышах, которые охотно участвовали в репрессиях. А ведь это очень острый вопрос…

— В нашем случае, вне сомнения, виноваты мои соотечественники. Подобные вопросы важно рассматривать с разных точек зрения: начиная с чисто человеческой — о том, как относятся наши власти к русскоязычным жителям страны, — и заканчивая экономической — о том, куда движется Латвия.

Ставя во главу угла только личные и партийные интересы, наши политики никак не хотят понять, что без восточного соседа нельзя поднять ни экономику, ни благосостояние народа. Отношение латвийских властей к русскоязычным и вечные поиски врага меня не просто задевают — они меня бесят! Это путь в никуда! Без сплоченного общества результата в развитии Латвии достичь невозможно.

Сегодня в истории слишком многое замалчивается. А я решил не молчать. Ну сколько можно винить во всех своих бедах русских? Иногда нужно набраться храбрости и посмотреться в зеркало. Поэтому, рассказывая о репрессиях, я сознательно акцентирую внимание на латышских фамилиях и документально все подтверждаю. Можете считать это провокацией.

— Ваша книга — это протест против действий нынешних политиков?

— Можно трактовать и так. Вы посмотрите, что творится сегодня в Латвии: экономика в полном ступоре, и не столько из-за ковида, сколько из-за глупости министров. Меня оскорбляет то, что нами руководят люди, которые находятся явно не на своем месте. Это тупые, самодовольные, серые людишки, у которых превалируют прежде всего интересы своих партий и личные. Они ничего не стесняются и не видят себя со стороны. Неужели им не стыдно за себя?

— Может быть, они считают, что народ еще тупее?

— Мне очень жаль наш народ, который ведется на примитивные популистские обещания и позволяет держать себя за идиота. Но, как говорится, народ имеет ту власть, которой заслуживает.

Баскетбол как миссия

— Для читателей, которые родились в СССР, ваши воспоминания о юности — бальзам на душу. Чего только стоит глава «Лунная соната», в которой так вкусно и хулигански описана ресторанная Рига 70-80-х: «Луна», «Аллегро», «Астория», «Щецин», «Русе»… Хоть кино снимай! Ностальгируете по Советскому Союзу?

— Не то чтобы ностальгирую — сравниваю. У меня лично все в жизни в порядке. И я сейчас рискну озвучить очень непопулярную мысль: для простого народа жизнь тогда однозначно была легче. Люди были гораздо более социально защищены. Да и дети независимо от благосостояния родителей могли бесплатно заниматься спортом, ходить в различные кружки и секции. Если отодвинуть идеологию, то надо признать, что не все коммунистические лозунги были плохи.

Сейчас народ в основной своей массе бедствует, по официальной статистике, 40 процентов живут за чертой бедности. Зато для ловких и изворотливых настали золотые времена.

— В книге немало страниц посвящено баскетболу. Можете ли вы назвать его смыслом вашей жизни?

— Однозначно! Когда я отматываю жизнь назад, то удивляюсь: как, балансируя на грани и ходя буквально по лезвию бритвы, мне удавалось уцелеть? Наверное, у меня был сильный ангел-хранитель, который берег меня для чего-то важного. Не хочу вдаваться в мистику, но, возможно, моя миссия на земле — заниматься баскетболом с детьми, воспитывать через спорт молодое поколение.

— Вы пользуетесь у своих воспитанников непререкаемым авторитетом. Как удалось его завоевать?

— Я не просто люблю и понимаю этих мальчишек — ради них я готов идти в огонь и воду! Знаю, как важен для них личный пример или слово, сказанное вовремя. Может быть, потому, что сам рос без отца и страшно завидовал друзьям, у которых отцы были…

Лет пять назад одна моя группа на соревнованиях сильно начудила. Устроили в гостинице дебош: напились, поломали мебель. Я стал выяснять, кто виноват. И вдруг приходит парень из этой компании и начинает… доносить на своих. Я даже не дослушал, выгнал его из кабинета. Не поддерживаю и органически не выношу стукачества, в отличие от политики нашего государства в этом вопросе.

Или другой пример. Был у меня один мальчик, очень трудный. Сколько я с ним ни беседовал — ничего не доходило. Однажды я вынул пачку своих фотографий и швырнул на стол. А на фото — я в его возрасте: вокруг девочки, бутылки… «Смотри, — говорю. — Я такой же живой человек, как и ты. Я тебя не по книжке учу, а предостерегаю: не повторяй моих ошибок». До парня моментально все дошло! Вот такие у меня методы воспитания.

«Вызываю огонь на себя!»

— В вашей жизни, если судить по книге, было немало авантюр. Не хотите ввязаться еще в одну? Например, пойти в политику?

— Мне поступали предложения почти от всех партий, но вряд ли я решусь на такой шаг. Не люблю эту кухню. Хотя… Никогда не говори «никогда». Иногда я веду диалоги с политиками и задаю им вопрос, на который пока никто не ответил: «Почему финнам удалось построить прагматичные отношения с Россией?

Ведь между ними была война, пролилось много крови, они гораздо больше нас пострадали — у них отняли территорию. Но сегодня Финляндия не имеет ничего общего с санкциями, потому что это вредно для ее народа. Отчего же в Латвии не следуют их примеру, что было бы полезно для народа нашей страны?»

Сейчас я помогаю Гобземсу — просто так, без личной заинтересованности. Меня поражают его смелость и энергия. Я верю: все, что он делает, — это не ради личной выгоды. Дай бог, чтобы у него получилось.

— Последняя глава «Исповеди» очень впечатляет — она написана с такой болью за все, что происходит сейчас в Латвии…

— Боль и в самом деле такая, что хочется кричать. На мой взгляд, Латвия сегодня не просто подошла к пропасти — она туда падает. Теоретически я вижу, как остановить это падение: надо срочно, пока мы еще не ударились о землю, менять политическую форму управления государством.

Нужна президентская республика с сильным президентом. Тем более что в стране фактически главенствует завуалированная диктатура коалиционных партий. Пока еще не поздно, надо ввести реальную ответственность за свои слова и дела. Но в то, что такие перемены произойдут в ближайшем будущем, мне верится с трудом.

— Вы обеспеченный человек и могли бы спокойно жить в свое удовольствие — или уехать в более благополучную страну. Разве вы никогда об этом не задумывались?

— Да, я вполне самодостаточный человек, но никуда не уеду. Я Латвию реально люблю. Иначе я тихо сидел бы дома на кухне, ел черную икру, запивая водкой, и не писал бы эту книгу. А я вызываю огонь на себя. Ведь не в деньгах счастье — я чувствую личный дискомфорт и тревогу за то, как будут жить мои дети и внуки. Полагаю, что 80 процентов простых латышей думают так же, как я. А значит, еще не все потеряно!

Элина Чуянова: «О жизни, о времени, о судьбе…»

Имя журналиста Элины Чуяновой — это, безусловно, бренд. Журналист от бога, лауреат премии международного конкурса журналистов «Золотой глагол», которую ей вручал в Москве знаменитый взглядовец Александр Любимов, она всегда писала о самых острых проблемах в стране, ничего не боясь и не сглаживая углов.

Не удивительно, что два человека с обостренным чувством справедливости нашли друг друга и создали прекрасный тандем.

О своей встрече с Гунтисом Шенхофсом и рождении книги «Исповедь латыша. Жизнь как карты» Элина Чуянова рассказывает так:

— Этот человек появился в моей журналистской практике 16 лет назад. Обаятельный, статный, породистый то ли латыш, то ли немец — из типажей, так любимых российскими кинематографистами, — пришел в редакцию ежедневной русской газеты, чтобы высказаться.

Когда в 2004 году нынешняя власть современной Латвии, придумывая все новые и новые способы насолить своим русским жителям, замахнулась на святое — на их детей, Шенхофс не выдержал и стал одним из немногих порядочных латышских интеллигентов, открыто и резко осудивших реформу образования — перевод русских школ на государственный язык обучения.

После этого интервью у нас было много других. Шенхофс всегда живо откликается на болевые точки современности. «Страной управляют, мягко говоря, не самые умные люди, — считает он. — А чтобы отвлечь от более серьезных проблем, сталкивают народы лбами, разыгрывают националистическую карту, без конца вспоминают оккупацию и депортацию.

Хотя если бы хватило разума развернуться в сторону большого восточного соседа, мы сразу начали бы выбираться из ямы. Вместо этого латышские националисты пытаются говорить с Россией языком ультиматумов, предъявляют счет за оккупацию, русификацию и тяжелое советское наследие. Это тупиковый путь».

Уточню: это говорит человек, чья семья жестоко пострадала от Совдепии, человек, в младенческом возрасте вместе с родными высланный в Сибирь и изрядно помыкавшийся по российским медвежьим углам. Но! Советскую власть Шенхофс никогда не отождествлял с Россией и русскими. «Латыши и сами активно участвовали в тех событиях, — утверждает он. — Сами с упоением сдавали своих, из зависти или комплексов стучали на соседей, даже на родственников. Отсюда и наша судьба ссыльных. В нашей истории уж точно не русские изначально повинны. Даже больше скажу: сибиряки приняли нас как родных, помогали выжить…»

Мы с Гунтисом много говорили. О жизни, о времени, о близких ему людях. Так мало-помалу родилась эта книга. Предельно честная и откровенная.

Если говорить о моей роли в этом проекте, то она скромна. Я всего лишь внимательно выслушала Гунтиса Шенхофса и помогла перенести его мысли на бумагу. Нет, все же не совсем так. Я вместе с ним прожила его жизнь…

Елена СМЕХОВА.

 Февраль 25, 2021